2020-01-21T13:48:23+03:00

Дневник Любавы: «Отключили электричество, газ и воду... а в аптеке вместо лекарств говорили «держитесь!»

«Комсомолка» публикует дневники луганской поэтессы Любавы, которые она писала в осажденном городе. Порой под пролетающими мимо снарядами [Часть 2]
В начале войны жители Донбасса готовили пищу на костреВ начале войны жители Донбасса готовили пищу на костреФото: Нигина БЕРОЕВА
Изменить размер текста:

…Продолжение.

В этом году мне исполняется 70 лет. И я понимаю, что большая часть жизни уже позади. Я буду стараться использовать оставшиеся годы, как следует.

Началось все из того, что журналисты «Комсомольской правды» попросили меня прислать мой дневник из осадного города. И тогда стала обсуждаться мысль – собрать в единое эти рваные осколки войны – дневники людей той, по прежнему страшной реальности.

Эти дневники – открытая рана. Это то, что мы уже начали прятать, заставляя себя забывать, чтобы жить дальше.

В этом году луганской поэтессе исполняется 70 лет Фото: Никита МАКАРЕНКОВ, Павел ХАНАРИН

В этом году луганской поэтессе исполняется 70 летФото: Никита МАКАРЕНКОВ, Павел ХАНАРИН

14.07.14

Выключили электричество. Думалось на время. Долго ждала. Газа у нас нет.

Пытаюсь на улице разжечь костер. Подставляю найденные половинки кирпичей. У меня не получается. Мне надо хотя бы для начала сварить суп из концентратов. Но ветки не загораются. Я подсовываю бумагу, она вспыхивает и, полыхнув, обжигают мне пальцы. Раньше это делал муж, когда мы ездили на пикник, потом сын.

Какой–то мужчина, видя мои мучения, подходит и молча уплотняет ветки. Становится так, чтобы быть с подветренной стороны и разжигает костер. Потом молча и глубоко заглядывает в глаза и уходит. С трудом суп сварен, и я пропахшая дымом и счастливая, несу это горячее, душистое чудо домой, на десятый этаж. Я уже не прислушиваюсь к взрывам снарядов, вою мин и грохотанью градов. У меня есть суп и есть цель донести больному мужу. А у него цель, дождаться меня живой.

Он наблюдал с лоджии, как я мучилась с костром, и может быть думал, что в такое сложное время, он свалился больной, на мою полную беззащитность в таких делах.

Война в Донбассе идет уже шестой год Фото: Александр КОЦ

Война в Донбассе идет уже шестой годФото: Александр КОЦ

15-16.07.14

Сегодня был особенно сильный обстрел. По воду не нужно было идти. Сегодняшние планы – найти хлеб и приготовить кушать на два дня. В магазине очередь за хлебом. Спокойная, строгая и очень тихая... такая тишина! Освещения в магазине нет. Продавцы освещают фонариками деревянные допотопные счеты (где только нашли) и выдают хлеб и даже булочки. Хлеб пахнет жизнью. Выхожу на улицу. Город по–прежнему обстреливается. Но людей и машин много. Город живет под покрывалом смерти. Но почему–то не страшно. То ли это вера в Судьбу, справедливость или Бога... то ли отупение.

Война в Донбассе идет уже шестой год Фото: Александр КОЦ

Война в Донбассе идет уже шестой годФото: Александр КОЦ

И прямо посредине дороги встречаю знакомую, точнее коллегу по перу, Светлану. Узнав друг у друга, что мы на одной стороне, счастливо друг другу улыбаемся, обнимаемся... под снарядами.

И я ей говорю, что именно сейчас, нужно писать книгу, типа репортаж... она просится в эту книгу. Я не знаю, почему я так сказала. Может быть что–то из меня прорвалось. Надо!

Вот оно! Я должна не только писать сама! Я должна собрать всех, кто пишет под снарядами.

17.07.14

День с утра не задался... а может наоборот. Попутчица, с которой я шла по воду, жаловалась на боль в ногах и попросила пойти самым коротким путем. Я как–то, не понятно для себя, заерепенилась. И сказала, что пусть она идет как хочет, а я пойду так, как считаю я...

Возле машинститута полно ополченцев. Обычно у них спрашивают люди о делах на фронте, берут боевые листки (газета была такая). Мы там остановились тоже, чтобы передохнуть. Тут вдруг вылетают несколько скорых и уезжают. Уже позже мы узнали, что там, где мы могли проходить, если бы я не отказалась, в то же время – погибли люди.

Война в Донбассе идет уже шестой год Фото: Александр КОЦ

Война в Донбассе идет уже шестой годФото: Александр КОЦ

Но день еще не закончился. Придя на квартал Жукова, уже попутчица, Ирина уговаривала меня еще постоять. Потом расстались. Не знаю, как, но я споткнулась о бордюр и, упав, разбила коленку. Но самое страшное, то, что перевернулась одна баклажка и вылилась почти треть воды – с пару литров. Я готова была ее собирать с асфальта. Два литра воды! Это полтора литра супа и пол литра чая.

Я села на бордюр и горько расплакалась. Болела коленка, высыхала вода на асфальте, безвозвратно утекая в трещины. Что–то кричало от отчаяния в груди. Возможно, это было первый раз, что я заплакала за все время, когда мой город безжалостно обстреливали. Я сидела и слезы закончились.

И разные мысли крутились в голове. И надо было вставать. Тут я услышала вой, а потом взрыв мины... Как потом оказалось, что мина взорвалась там, где я могла бы быть, если бы не упала и не заплатила разбитой коленкой и двумя литрами воды, за свою жизнь...

Придя домой, мужу я ничего не рассказала. Мы по–прежнему, налили в хрустальные стаканы воду и выпили это волшебное чудо, достающиеся с таким трудом.

20.07.14

Чаще стало сжимать сердце. Надо держаться. Стою в очереди в аптеку. Очередь, еще более молчаливая, чем всегда. Подхожу к окошку. Прошу настойку пустырника и корвалол. Аптекарь, уже привычно отвечает «нету». Я растерянно смотрю на нее – «а как же?» У аптекарши грустнеют глаза. Отвечает: «Просто держаться надо». Люди в очереди вздыхают. Это война. И слова аптекаря, воспринимаются по–другому. Ничего, у меня есть дома перечная мята. Она успокаивает. И я ухожу, а в голове «надо держаться!»

Война в Донбассе идет уже шестой год Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Война в Донбассе идет уже шестой годФото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

21.07.14

Как жарко! Как медленно движется очередь! Сегодня насосная, где качают для нас воду, работает медленно. Вода бежит тоненькой струйкой... Но можно подойти без очереди и набрать воды в бутылочку для питья. Мне так плохо, что я тут же набираю в пригоршни воду и просто лью на голову. Кто–то повторяет это за мной.

22.07.14

Скотч на окнах, окна для пущей страховки от стеклянных осколков закрываем матрасами и подушками с мебели. На горизонте кроваво черные столбы домов. Неверующий муж молился Богу и матерился почти одновременно. Боженька пронёс снаряды и мины мимо.

Продолжение следует…

[Часть 1]

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

«Коварный вирус убивает ребёнка!» В Донецке спасают 8–месячного малыша

Благотворительный фонд «Время добрых» продолжает помогать больным детям, чьи жизни висят на волоске (Подробнее...)

ТЕМ ВРЕМЕНЕМ

В ДНР пройдет верификация всех пенсионеров: что для этого нужно

Верификация пенсионеров в ДНР начнется с февраля и продлится четыре месяца [видео] (Подробнее...)

КСТАТИ

Главная симфония донецкого аэропорта: В столице ДНР презентовали фильм Семена Пегова «Позывной «Донецк»

Пять лет назад ополчение Республики заставило силы ВСУ покинуть воздушную гавань столицы ДНР (Подробнее...)

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также