Премия Рунета-2020
Донецк
+16°
Boom metrics
Общество18 октября 2021 11:55

Волонтер благотворительного фонда «Время добрых» Илья Барчан: Помогая онкобольным ребятишкам, я понял - чужих детей не бывает

Координатор доноров крови рассказал «Комсомолке» о работе фонда, ситуации с кровью и чувствах, которые испытывает
Илья с легкостью находит общий язык с детьми. Фото: Личный архив героя публикации

Илья с легкостью находит общий язык с детьми. Фото: Личный архив героя публикации

Донорская кровь играет большую роль в лечении онкобольных детей. При разных обстоятельствах для одного ребенка может понадобиться 20-30 доноров на протяжении лечения. На помощь могут прийти близкие, друзья и знакомые, но зачастую своими силами не удается закрыть даже половину нужного объема крови.

Создали базу доноров крови

В большинстве случаев единственное спасение в поиске доноров - это благотворительные фонды. Координатор доноров крови Благотворительного фонда «Время добрых» Илья Барчан рассказал «Комсомолке» о том, как неравнодушные люди приходят на помощь и становятся спасителями для деток.

- Детей с онкологией у нас лечат в двух отделениях. В детском онкогематологическом отделении Института неотложной восстановительной хирургии имени Гусака обычно около двадцати деток с онкологией. В Республиканской детской клинической больнице примерно десять. Представьте только, сколько доноров нужно?! - говорит Илья. - Для этого наш фонд создал базу доноров, в которой уже около 150 человек. Среди этих людей около 20 человек участвуют в сдаче крови регулярно.

Парень рассказывает, что кровь может понадобиться детям на любом из этапов лечения. Зачастую переливание требуется, когда падают показатели, а также во время прохождения блока химиотерапии.

- В Республиканской детской клинической больнице кровь заказывают на станции переливания. Им ее привозят. В Институте неотложной восстановительной хирургии раньше был свой аппарат забора крови, однако сейчас он вышел из строя. Такой в России стоит семь миллионов рублей! Мы пытаемся найти финансирование для его приобретения. Пока что забор крови проводится на станции переливания, но для того, чтобы доноры могли сдавать кровь для отделения, нужно закупать специальные сеты, стоимость которых 300 тысяч рублей.

Координатор доноров Благотворительного фонда «Время добрых» призывает всех неравнодушных сдавать кровь

Координатор доноров Благотворительного фонда «Время добрых» призывает всех неравнодушных сдавать кровь

Фото: Никита МАКАРЕНКОВ, Павел ХАНАРИН

Вдохновляет коллективная помощь

- У людей складывается в голове такая картина: ребенку понадобилась кровь, ее запросили на станции переливания и тут же получили. Так ли происходит на самом деле?

- На станции переливания есть банк крови. Если оттуда взяли, то туда нужно вернуть. Потому что иной раз другому нуждающемуся может не хватить. Однако у нас складывается такая тенденция, что наблюдается недостача крови. Мы пытаемся донести это людям и призываем их становиться донорами. Каждый может спасти чью-то жизнь.

- Как выстроен процесс по поиску доноров?

- В основном это социальные сети, где мы постоянно распространяем информацию. Люди пишут, звонят. Прежде, чем послать человека на станцию переливания, выявляем, есть ли у него противопоказания. Информируем о диете перед сдачей. И человек уже подготовленным идет на станцию переливания крови. После этого кто-то записывается в нашу базу доноров. Для этого нужно быть здоровым, активным и иметь желание помогать окружающим.

Также я пытаюсь привлекать доноров собственным примером. Регулярно сдаю кровь. В ближайшее время хочу собрать группу и отправиться на станцию переливания. Меня вдохновляет, когда добрые вещи делают целыми группами. Для меня это энергетическая подпитка. Еще важный момент - надо фотографироваться. Сдал кровь - опубликуй это в интернете, чтобы замотивировать других людей.

-Кто обычно приходит на помощь?

-На помощь приходят самые разные люди всевозможных профессий. Есть предприятие, где коллектив из 20-30 человек регулярно сдает кровь. Они это делают так часто, что мы уже друг друга в лицо знаем. Горняки шахты «Челюскинцев» постоянно приезжают. Военные сдают кровь. Бывают ситуации, когда звонит человек и говорит, что хочет сдать кровь, а во время разговора выясняется, что ему 60 лет, что он хочет помочь. Я объясняю людям, что есть ограничения- сдавать кровь можно только до 55-ти лет.

Корреспонденты «Комсомолки» также участвуют в сдаче крови

Корреспонденты «Комсомолки» также участвуют в сдаче крови

Фото: Никита МАКАРЕНКОВ, Павел ХАНАРИН

Находят общий язык

-Были ситуации, когда кровь нужна была срочно, здесь и сейчас?

-Был случай, когда вечером первого января нам позвонила заведующая отделением и сказала, что поступил ребенок из Иловайска - состояние очень тяжелое. До утра нужно было найти доноров крови. Если бы их не было - ребенок бы умер. Все праздновали Новый год. Человека, который бы подходил по группе крови и к тому же не пил, найти было очень трудно. Но мы это сделали. Такое счастье было, когда узнали, что с мальчиком все хорошо! Не может не радовать то, что родители в онкологическом отделении знают группы крови друг друга и при экстренных ситуациях приходят на помощь тем, кто в этом нуждается здесь и сейчас.

- Вы часто бываете в онкологических отделениях, общаетесь с детьми. Тяжело выстраивать отношения?

-Я из многодетной семьи, третий из девяти, и для меня в общении с детьми ничего тяжелого нет. Первый мой визит в онкологическое отделение- не исключение. Когда я зашел в палату, то увидел подростков, с которыми все нянчатся. Я же решил относиться к ним, как к равным, как к друзьям, ничем не выделять. Просто спросил: «Привет, пацаны, а кто у вас здесь старший? Что будем делать? Хотите в теннис поиграть?»Это не вызвало никаких комплексов ни у меня, ни у них. И тут пошло обычное общение. Стало понятно, как нужно заходить в отделение. Детям часто бывает скучно, и мы немножко нарушаем правила - садимся на тележечку и катаемся по отделению.

Илья с легкостью находит общий язык с детьми. Фото: Личный архив героя публикации

Илья с легкостью находит общий язык с детьми. Фото: Личный архив героя публикации

- При этом бывают дети в тяжелом физическом состоянии, которые не могут пойти на контакт или не нуждаются в нем?

- Такие дети есть, и это большая боль. С ними никакой коммуникации не наладишь, потому что само физическое состояние не позволяет даже заходить к ним в палату. Максимум, что можно -приоткрыть дверь и помахать им рукой. Этим детям не до нас, не до веселья, не до общения. Нам жалко на них смотреть, трудно находиться там. Они лежат измученные от уколов и кричат от боли.

Для меня есть болезненный случай, который я запомню на всю жизнь. Мне запомнился мальчик - Серега Варченко из Красноармейска. Он был общительным, мы проводили вместе много времени, часто шутили и размышляли о жизни. У него все руки от химиотерапии были в ожогах, но при этом он, как настоящий мужчина, крепко пожимал руку. До выписки оставалось всего две недели, он очень радовался этому и мечтал о будущем. Мы договорились с ним погулять, сходить в боулинг. В одно утро мне позвонила его мама и сказала: «Сережа умер…» Я даже не знал, как на это реагировать. Перед глазами промчались картины того, как мы весело проводили время с этим мальчиком и как он мечтал о выздоровлении. Тяжело, когда дети умирают.

-Ваш фонд занимается не только привлечением доноров. Есть и другие направления, среди которых - сбор денег на лечение. Много сборов удается успешно закрыть?

-Иногда для лечения необходимо несколько сотен тысяч, а иногда и миллионы рублей. Сборы денег на лечение закрываются, но бывает, что это происходит очень медленно. А лечение онкологических заболеваний требует своевременного вмешательства, отлагательства здесь недопустимы. Людям необходимо понимать, что рак - это не приговор. Восемьдесят процентов детей выздоравливают. И добиться этого можно, в том числе, и при нашем с вами участии.

Наш фонд устраивает праздники для детей. Для нас большая радость, когда приходят дети, которые перебороли болезнь. Для нас это самая большая награда. В такие моменты сразу понимаешь, для чего занимаешься всем этим. Помогая онкобольным ребятишкам, я понял - чужих детей не бывает.

Читайте также

«Онкология – не приговор!» Как донецкие волонтеры помогают смертельно-больным детям

«Комсомолка» пообщалась с командой благотворительной организации «Время добрых» (подробнее)