Политика27 июня 2021 12:00

Жительница Питера Александра Лыгина: «В Донбассе я была на следующий день после совершеннолетия, купив за свои личные деньги канцелярию для детей»

Кто-то уезжает из военного Донецка, ищет более сытые и безопасные места, а кто-то сознательно оставляет благоустроенную жизнь в России и едет в Донбасс
У этой девушки с тихим голосом и кукольными чертами лица, характер настоящего бойца

У этой девушки с тихим голосом и кукольными чертами лица, характер настоящего бойца

Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Мы, дончане, очень ревностно относимся, когда к нам приезжают гости из России, которые пробыв тут некоторое время, ничем особо не рискуя и оттоптавшись вволю на горе Донбасса, делают потом карьеру себе в России. У нас даже есть выражение «московские тропы», это разрушенные районы Донецка, по которым возят таких гостей и где они делают глубокомысленные сэлфи. Поэтому, когда мне рассказали о девушке из России, которая приехала учиться в Донецк, участвует в политических процессах со школьной скамьи, то отношение мое к ней было несколько предвзятым, подумалось - очередное дитя, которое пиарят в своих интересах важные дяди. И как же приятно мне было изменить мнение, познакомившись с ней.

«Вместо сказок я просила бабушку рассказать еще раз о Донецке»

Александре 19 лет. Она родилась и выросла в Краснодаре, сейчас живет в Питере, а образование получает в Донецком национальном университете, обучаясь заочно на кафедре международных отношений истфака. Донбасс не просто стал для нее местом учебы, а определил ее взгляды, а затем и судьбу.

Донецк стал ее вторым домом. Фото: архив Александры Лыгиной

Донецк стал ее вторым домом. Фото: архив Александры Лыгиной

- Мама у меня учитель, отец – военный, сейчас работает юристом. Но так получилось, что в основном меня воспитывала бабушка, которая не раз до войны бывала в Донецке, - признается Саша. - Перед сном я часто просила ее рассказать о вашем городе, могла слушать эти рассказы бесконечно. Именно бабушка мне привила любовь к своей истории и интерес к политике. Вместо колыбельных она пела мне советские песни, а моими первыми книгами были повести Гайдара и Катаева. Бабушка – идейный настоящий коммунист, который не изменил своим взглядам и воспитывала меня на советских ценностях, а еще много рассказывала про Великую Отечественную войну. Может поэтому я не могу без слез слушать песни о войне. Уже в 11 лет я следила за новостями и задавала вопросы, которые редко интересуют детей в этом возрасте.

- А как так получилось, что тебя занесло в Донбасс? – интересуюсь у своей собеседницы.

- В Донбасс я приехала на следующий день после того, как мне исполнилось 18 лет. Ведь до совершеннолетия для этого требовалось разрешение родителей, а они не слишком поддерживали меня в этом. Я взяла все деньги, которые заработала до этого репетиторством русского языка и те, которые удалось собрать вместе с моими единомышленниками в Краснодаре, и на всю эту сумму купила канцелярию для нескольких школьников в Алчевске – тетради, рюкзаки, пеналы и прочее, - рассказывает девушка. – Если в 2019 году это было всего 10 нуждающихся школьников, то через год мы смогли полностью собрать в школу 25 детей из бедных семей, а еще помочь школе самым необходимым. После Алчевска направилась в Донецк. Помню, поверить не могла своему счастью – я нахожусь в городе-герое, посещаю те знаковые места, о которых до этого слышала только по телевизору.

Моим сверстникам из России неизвестно, что такое война. Фото: архив Александры Лыгиной

Моим сверстникам из России неизвестно, что такое война. Фото: архив Александры Лыгиной

В разрушенный аэропорт пришла по навигатору

- Страшно не было? Или тебя сопровождал кто-то в той первой поездке? – спрашиваю Сашу.

- Нет, я тогда вообще никого не знала, приехала совершенно одна, препятствий никаких не было, - не устает удивлять меня отчаянная девушка. – Первым делом я поехала на кладбище, где похоронены многие герои Республики, а затем сама добралась в Донецкий аэропорт. Я тогда не знала толком, куда можно ходить, куда - нет, не понимала, насколько это может быть опасно, но в этих краях погиб мой любимый парень, я должна была там побывать. Проложила себе путь по навигатору, который показывал целым давно взорванный Путиловский мост, доехала до конечной, а дальше общественный транспорт уже не ходил, пришлось идти пешком. Так я смогла побывать в разрушенном терминале аэропорта и в знаменитой «девятке». Находясь там, я будто чувствовала, что тут происходило в 2014 и 2015 годах. Это совсем не та атмосфера, что на бульваре Пушкина. А потом меня встретила военная комендатура, проверили документы и, конечно, мне пришлось уйти оттуда.

Этот эпизод многое скажет о характере моей героини. Но история с Донбассом для Саши не окончилась тем, скорее детским, любопытством.

Любовь к Донбассу - это еще из детства, с рассказов бабушки. Фото: архив Александры Лыгиной

Любовь к Донбассу - это еще из детства, с рассказов бабушки. Фото: архив Александры Лыгиной

Мечтала стать снайпером

Вскоре Александра поехала в Питер, где приняла самое активное участие в организации работы «Музея боевого братства России».

- Тогда еще это был «Музей воинской доблести Донбасса». Познакомилась с его руководителем - Германом Владимировым. Я бралась за любую работу. Надо шпатлевать – шпатлевала, надо – таскала балки, красила стены или мыла полы. Это был дом XIX века и требовался ремонт буквально с ноля. А сама вынашивала планы вернуться в ДНР, но уже на фронт в качестве добровольца, - вспоминает Александра. - Мечтала быть снайпером. Самостоятельно изучала военное дело, записалась на бокс, закалялась, а на соревнованиях показывала лучшие результаты по стрельбе. Но в ДНР мне сразу ответили – «нет», предложив только работу в штабе, конечно, огорчению моему не было предела. А потом у меня состоялся серьезный разговор с Германом Владимировым и певицей – Юлией Чичериной. Они убедили меня, что пользу Донбассу я могу принести не только на передовой с оружием в руках. Пришло понимание, что есть много фронтов этой борьбы, где я могу послужить.

По стрельбе Саша показывала лучшие результаты на соревнованиях. Фото: архив Александры Лыгиной

По стрельбе Саша показывала лучшие результаты на соревнованиях. Фото: архив Александры Лыгиной

К тому времени под нажимом родителей Саша поступила в Кубанский университет на политолога, но большую часть времени, что числилась там, провела в Донбассе, убедившись, что этот край окончательно завладел ее сердцем. Документы она вскоре забрала и поступила в Донецкий национальный университет, выбрав кафедру международных отношений.

- И, удивительно, если в Краснодаре учеба мне казалась пыткой, то в Донецке я с таким удовольствием хожу на лекции и с нетерпением ожидаю сессии. Я в восторге от преподавателей, они так умеют интересно подать материал, я люблю своих одногруппников и ни минуты не жалею, что выбрала Донецк для учебы. Молодежь здесь отличается от моих сверстников в России, а понятия чести, Родины, патриотизма тут не на словах, - улыбается она. – Хотя, скажу, поступить мне, россиянке, в Донецкий университет, в условиях коронавируса и закрытых границ, было очень непросто, немало было бюрократических препон, но сдаваться я не привыкла.

Приехала в Донецк по зову сердца, никого здесь не зная. Фото: архив Александры Лыгиной

Приехала в Донецк по зову сердца, никого здесь не зная. Фото: архив Александры Лыгиной

«Я шла, а мне вслед кричали: «Хайль Гитлер!» или «Слава Украине!»

И это не просто слова. Будучи школьницей ей пришлось выдержать свою личную передовую, отстаивая взгляды по Донбассу.

- Я училась в одной из самых престижных школ России, куда ходили дети, так называемой, элиты. При этом я не скрывала, что думаю о преступлениях Украины. Мои же ровесники были, в лучшем случае, аполитичны, в худшем – поддерживали майданную власть Киева. В 13 лет меня били толпой старшеклассники и это были только парни, - рассказывает Саша, а мне сложно поверить, что то, о чем она рассказывает, происходило не на Украине, а прямо под боком Донбасса – в Краснодаре. - Просто я высказала им, что думаю об их росписях свастикой и воплях «Слава Украины!». Я сказала, что это подло, ведь в Донбассе идет война, гибнут люди, невинные дети и это не повод для шуток. Травля продолжалась на протяжении месяца в самых разных формах. Меня донимали в соцсетях, оскорбляли, выслеживали после уроков и угрожали, с моего рюкзака не раз пытались сорвать Георгиевскую ленту. Каждый день я выдерживала свой бой. А потом случилась та драка, в ней я получила сотрясение мозга и тогда, наконец, решило вмешаться руководство школы. Директор честно мне призналась, что выгнала бы избивавших меня учеников из школы, но опасается мести их высокопоставленных родителей. Она провела в каждом классе собрание на тему патриотизма, желая мне помочь. Но стало только хуже. Теперь меня травили не несколько старшеклассников, а почти вся школа с пятого по 11-ый класс. А когда я шла по школьному коридору, многие вскидывали руку в фашистском приветствии и кричали: «Хайль Гитлер!» или «Слава Украине!» Сейчас у меня есть подруга-дончанка, у которой разрушен дом в Ясиноватой на Зорьке. Порой думаю: привести бы сюда тех, кто меня травил, пусть на недельку, и чтобы посидели они под обстрелами, когда и воды набрать невозможно, может что-то бы поняли?

Свои взгляды по Донбассу ей пришлось отстаивать чуть ли не с детства. Фото: архив Александры Лыгиной

Свои взгляды по Донбассу ей пришлось отстаивать чуть ли не с детства. Фото: архив Александры Лыгиной

Сейчас у Саши много друзей в Донбассе. Ее успехам радуется бабушка, а родители смирились, что единственная дочка отвергла все их выгодные предложения по трудоустройству и строит собственную жизнь.

- Свое будущее я связываю только с Донбассом, - говорит Александра. - Некоторые вопросы помощи дончанам мы решаем из России. Сейчас я являюсь представителем пресс-службы просветительского центра патриотического воспитания «Ленинградский доброволец». Мы проводим встречи, презентации патриотических фильмов, акции помощи детворе из прифронтовых районов. Одним словом, делаем все, чтобы Донбасс не исчез с повестки дня. И я верю, что когда-нибудь мы все станем одной страной.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Автор фильма «Ополченочка» Роман Разум: Кинокартину переведут на шесть языков и покажут в 80 странах мира

Однако за российский прокат еще предстоит побороться (подробнее)