Премия Рунета-2020
Донецк
-4°
Boom metrics
Общество25 сентября 2022 7:00

Донецк голосует за Россию под снарядами и ливнем, вытирая слезы счастья

Тот, второй, референдум, который так ждали дончане в 2014 году, случился через восемь лет
Журналист Юлия Андриенко и член избирательной комиссии Екатерина Дмитренко (слева направо)

Журналист Юлия Андриенко и член избирательной комиссии Екатерина Дмитренко (слева направо)

Разговоры о референдуме велись в республике, начиная с весны, если – не раньше. Даты назывались самые разные, как и формы проведения, и территории, которые примут участие в этом историческом событии. Не сомневались в одном – референдуму быть. Иногда мне кажется, что все те жертвы, которые полегли за эти годы в Донбассе, которые исчислялись в последние месяцы каждый день уже десятками, будто выкупили нас всех из этого 30-летнего плена, украинского морока.

Встреча на Эльбе

Наверное, лучшую аналогию грядущему референдуму дал глава Общественной палаты ДНР Александр Кофман.

- Когда нас признала Россия, я сказал, что это еще не окончательная победа, но уже победа в Сталинградской битве. Так и референдум. Это как встреча союзников на Эльбе. Безусловно события эти радуют, но счастья пока не приносят. Окончательная же победа будет, когда нацистское государство Украина исчезнет с карты, - сказал он. - Вот тогда и сбудется мечта Александра Захарченко: дончане соберутся за одним огромным столом, который будет по всей улице Артема и Киевскому проспекту, и поднимут бокалы за тех, кто не дожил до этого дня. А пока праздновать рано.

Последствия обстрела площади Ленина

Последствия обстрела площади Ленина

Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Дождь - хорошая примета

Это как свадьба, сколько не готовься, а что-то все равно пойдет не так, как планировал, что-то не успеется, забудется, в последний момент стрелка на колготках или сломанный ноготь, ну и прочее по закону подлости. И вот это самое «не так» потом, через время, будет же вспоминаться со смехом, но в тот самый момент покажется - мир рухнул. Сначала этот дождь, холодрыга, затем потерявшиеся аккредитации в мининфо на нас с коллегой и дальше по нарастающей. Но сопли утерли и вперед. Москва слезам не верит. В этом Донбасс давно убедился.

Двойной счетчик, чтобы таксист согласился везти меня в обстреливаемый Киевский район, там уже работает комиссия, обходя улицу за улицей, дом за домом. Встречают меня с радостью. Люди голосуют реально со слезами счастья.

Юлия Андриенко

Юлия Андриенко

Домой возвращаются не ради зарплат и пособий

- Я, дочка, этого 30 лет ждал, с того самого момента, как эти мрази разрушили нашу страну. А Путин ее сейчас собирает, - говорит пожилой мужчина. Идут к нашей машине бабулечки, ковыляя, кто с одной, кто с двумя палочками.

- А как же праздник у нас, сегодня соберемся с соседями и накроем стол, - шутит одна из них.

- Ой, девчата, давайте я вас яблоками угощу, у меня в этом году отменные уродились. Да что вы по одному берете, а ну-ка, открывайте багажник, - женщина высыпает нам в багажник целый ящик дымчато-красных, в росе, яблок.

Народ благодарит нас, что не побоялись к ним приехать, только и слышно «а к нам зайдете? А к нам?». Будто мы посевальщики новогодние. Украинские креативщики снова вопят, что референдум наш проходит под дулом автоматов. А я бы добавила – не только автоматов, но еще украинских гаубиц и минометов, направленных на Донецк. Обстрелы не прекращаются ни на один день. Но дончане выходят и голосуют. Тут даже старичков не запугаешь.

ВСУ не прекращают обстрелов столицы

ВСУ не прекращают обстрелов столицы

Фото: Юлия АНДРИЕНКО

- Тут, в ДНР и ЛНР, могли сэкономить бумагу и нижнюю часть листа не печатать, весь Донбасс единодушно за Россию и давно. И не за коврижки, типа зарплаты, пенсии и ипотеки, а потому что это – наша Родина, - говорит один из голосующих.

А к нам когда придут?

В сторонке женщина горько так плачет – муж не дожил до этого дня, но, говорит, всегда верил и не сомневался в России. А сколько их таких – стоят прозрачной стеной на переднем фланге, защищают собой и смотрят, как мы голосуем: Захарченко, Гиви, Моторола и тысячи тех, чьи имена мы никогда не узнаем.

Донецк голосует за Россию под снарядами

Донецк голосует за Россию под снарядами

Фото: Юлия АНДРИЕНКО

К тем, кто не может выйти, прикован к постели, заходим отдельно. Рады нам так, будто мы гости дорогие, все норовят усадить-угостить. Возвращаемся на наш участок брать еще адреса. По пути врубаем в машине на всю гимн России и подпеваем. Решено завтра украсить машину знаменем Победы, чтобы жители сразу нас видели и подходили.

День второй. Как второй день свадьбы. Торжественность и пафос события отступают на задний план и уже не мешают праздновать его с поистине народным размахом. Гости освоились, подарки получены, невеста и жених – усталые после бессонной ночи, но счастливые. И вот тут могут начать звонить и напоминать о себе те, кто на свадьбу (зачеркнуто) референдум не попал. Те дончане, к которым комиссия не успела дойти вчера, сегодня звонят мне в настоящей панике.

- Сделай что-нибудь! К нам не пришли! Хотя я там за водой выходила, вдруг были и уже не придут? – кричат в панике по телефону мои знакомые.

Успокаиваю, что придут. Что никто не знает, когда, а такая конспирация соблюдается специально для безопасности всех участников. И только 27 сентября участки будут работать полноценно, хотя и это весьма опасно.

Глава Общественной палаты ДНР Александр Кофман

Глава Общественной палаты ДНР Александр Кофман

Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Донбасс голосует кровью

Неопасно у нас нет и уже давно. Только за неделю до референдума Украина собрала страшную жатву – обстрел центра Донецка возле площади Ленина, площади Бакинских комиссар, рынка на Текстильщике, Крытого рынка…Десятки погибших, сотни раненых. Я буду помнить их всех. Девушку с сияющей золотой цепочкой на шее, которой она, наверное, очень любовалась, кто ей ее подарил – любимый? Родители? Осколок ей вспорол живот, мухи и осы кружили над ней.

Машина возле донецкой драмы (и тут этот чертов символизм!) с обугленными скелетами внутри. Я даже не сразу поняла, что это вот люди, догадалась по глазницам, так их съело пламя. Вечером после первого дня референдума, когда я пребывала в настоящей эйфории и каком-то опьянении, мне написала жена одного из погибших в той машине. Она и представилась женой, не осознавая еще, что теперь вдова.

- Не могли бы вы мне выслать все фото с той машиной? Пожалуйста, я - жена водителя. Да, я готова это увидеть. Просто их увезли в морг, до того, как я добралась туда. Пожалуйста, - повторила она. И я поняла, что человек все еще не верит в случившееся и хочет увидеть своими глазами.

Избирательная комиссия в фронтовом Киевском районе, где нет ни сна из-за обстрелов, ни мобильного интернета

Избирательная комиссия в фронтовом Киевском районе, где нет ни сна из-за обстрелов, ни мобильного интернета

Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Крытый рынок, где только вчера я покупала орешки и любовалась осенними хризантемами, весь перепахан осколками, воронки такие, что взрослому человеку по пояс. Украина ударила по этому району 155-мм калибром. Людей просто разрывало на части. Знаете, какое самое страшное зрелище на обстреле? Нет, не куски человеческой плоти, висящие на деревьях и проводах и даже не погибшие люди. А то, как усталый врач «Скорой помощи» аккуратно возвращает телефон в карман погибшего 14-летнего парня, ехавшего в маршрутке. Парень накрыт коробкой, которая тут на Крытом рынке сразу нашлась под рукой.

- Я сообщил его родителям, что он погиб. Сейчас они приедут сюда, - отвечает он на мой немой вопрос и уходит.

Тем, кто лежит вокруг под такими же коробками, его профессиональная помощь уже не нужна. Она вообще мало кому бывает нужна после ударов 155 калибра.

Мальчик 14 лет. Восьмой или девятый класс. Наверное, ехал домой делать дистанционку, впереди предвкушал выходные.

Перезагрузка России началась с Донбасса

Поэтому понятно, как тяжело мне реагировать на высказывания о мобилизации, объявленной в России. Это как комментировать что-то очень очевидное и понятное, когда ты вдруг прозреваешь, что понятно-то это только тебе, а остальному миру и дела мало до того, как выглядит 14-летний подросток под картонной коробкой. Известная истина – чужое горе не болит. И вот тут Россия сейчас переживает тот разлом, который очистил когда-то Донбасс в 2014 году, вымыв из него тех, с кем не по пути. Именно поэтому многих приезжих так потрясает сплоченность его жителей.

Донецк голосует за Россию под снарядами

Донецк голосует за Россию под снарядами

Фото: Юлия АНДРИЕНКО

У меня давно нет какого-то горького разочарования от непонятных обменов, нелицеприятных высказываний иных россиян в адрес Донбасса или митингов против мобилизации. Я давно не удивляюсь, как оторваны от действительности многие россияне, с которыми я беседую, бывая в России. Дончане все давно закалены страшными потерями на фоне безальтернативных «минсков» и череды бесконечных перемирий, отличающихся только названиями. Это хорошая вакцина от разочарований, знаете ли. Все это время большая Россия была за спиной Донбасса, который принимал на себя удар не отсутствием пармезана и поездок по заграницам, а собственной грудью. Пришла пора выходить из его тени.

И это нужно в первую очередь самой России, где общество пока разобщено, как показали первые же испытания. Есть понимание – мы все равно вернемся в Россию, и сама Россия станет другой, произойдет ее перезагрузка. Обязана произойти и сплотить все общество. Сколько времени на это уйдет, пока сказать сложно. Но сомнений в том, что так будет, у меня нет.

Присоединяйтесь к нам в Telegram!

Подписывайтесь на Telegram-канал донецкой «Комсомолки» по ссылке. Узнавайте самые главные и последние новости Донбасса.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Мечта нами движет: Что говорят жители Донецка во время голосования на референдуме

Корреспондент «КП» вместе с членами избирательной комиссии прошелся по квартирам избирателей (подробнее)

Интересное