Премия Рунета-2020
Донецк
+26°
Boom metrics
Политика2 августа 2022 9:00

Красный Лиман: разоренное Украиной локомотивное депо, высохшие озера и километры сгоревшего леса

Когда-то северным воротам Донбасса Украина отводила роль курортной зоны, что не помешало ей их разрушить перед отступлением
Корреспондент «Комсомолки» на фоне подбитой украинской техники, таким металлоломом усеяны все обочины по пути в Лиман

Корреспондент «Комсомолки» на фоне подбитой украинской техники, таким металлоломом усеяны все обочины по пути в Лиман

Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Восемь лет эти края были для меня недоступны. Когда-то, на заре 90-х, я здесь училась, грызла латынь и анатомию в Краснолиманском медучилище, в краю лесов и Голубых озер. Группа фельдшеров у нас была очень дружная, после выпуска с кем-то поддерживалась связь и даже встречались. Последняя встреча – в 2013 году. Тогда мы устроили небольшой пикник в Краснолиманском лесу, к нам присоединился учитель анатомии Владимир Пшеданов и мы смеялись и пили шампанское, запивая его березовым соком, не догадываясь, что скоро война. Сейчас уже нет учителя анатомии, он умер на седьмом году войны, лес, окружающий город, теперь заминирован, а на километры – выгорел.

Рубежное. Она еще верит, что хозяин вернется

Рубежное. Она еще верит, что хозяин вернется

Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Там, где вчера еще шли бои, сегодня строят дороги

Раньше дорога в Красный Лиман на севере ДНР составляла около двух часов, сейчас – шесть, потому, что ехать можно только через ЛНР, пока Славянск и прилегающие территории не освобождены. По пути – разрушенные мосты, заминированные обочины, кое-где из асфальта еще торчат снаряды, обозначенные ветками. Начинаю подсчитывать блокпосты по пути следования и после десятого сбиваюсь.

Едем через разбитые Рубежное и Северодонецк ЛНР. Вокруг черные руины домов, лапша проводов, воронки и ни одного человека на многие километры. Даже в Мариуполе уже в марте, когда еще в городе шли бои, мне встречались прохожие, а тут – вымершие города, только вспугнутое воронье взмывает вверх. По руинам домов бродят тощие кошки и собаки, брошенные своими хозяевами.

Впрочем, есть на этой дороге и приятные впечатления. Впервые за долгие годы идет капитальный ремонт трассы, соединяющей Дебальцево ДНР и Новомихайловку ЛНР. Здесь задействовано немало российской строительной техники, рабочих. Шутка ли, 40 км капитального ремонта! Пыль стоит столбом и можно не сомневаться, трасса будет соответствовать современным российским стандартам.

Щось трапылось

Щось трапылось

Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Лес и озеро подверглись декоммунизации

Но самым тяжелым впечатлением на подъезде к Красному Лиману становится выгоревший лес. Частокол черных обугленных деревьев сопровождает нас многие километры. На обочинах полно ржавой украинской техники. Современная Украина умудрилась в мгновение ока уничтожить то, что было создано несколькими поколениями Советского союза, декоммунизировала.

Немногим известно, что знаменитые сосновые леса были тут не всегда. Еще после Великой Отечественной войны тут стояли топи и болота, многочисленные озера и лиманы - прибежище малярийных комаров. Советское руководство приняло простое и вместе с тем гениальное решение – осушить болота высадкой леса. Тысячи советских людей, от школьников до рабочих, приняли в этом участие.

- Работа длилась несколько лет. Мама рассказывала, что шесть дней в неделю работала, а на седьмой – сажали лес всем городом, - рассказала мне знакомая дончанка.

Самое страшное, что многие освобожденные территории до сих пор остаются под огнем Украины

Самое страшное, что многие освобожденные территории до сих пор остаются под огнем Украины

Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Сосенки прижились, малярийные болота исчезли и стали эти края дивные раем для грибников и охотников. Окруженные тенистыми лесами, Северский Донец, Голубые Озера с белыми амурами, карпами, толстолобиками и огромными раками принимали отдыхающих в любое время года, в отличие от Азовского побережья. Конечно, пожары случались и раньше. В 1972 году выгорело 2 тысячи га, а в 1995 году – 20 тысяч га. В десять раз больше! Тогда с пожаром уже независимая Украина справилась с большим трудом. Сколько леса выгорело сейчас, только предстоит подсчитывать. Но то, что количество его огромно, не подлежит сомнению.

Не пощадила незалежная и огромное озеро Лиман, давшее 355 лет назад название городу. Глубина озера была около 4 м, а общая площадь достигала почти 800 тысяч квадратных метров. Сейчас в это не верится. Диагностика залежей сланцевого газа в 2014 году привела к нарушению водоносных горизонтов и озеро, где даже строили дамбу, чтобы оно не заливало окрестные дома, мелело с каждым годом и в 2020 году превратилось в луг.

Алексей Петров – мастер в Краснолиманском локомотивном депо

Алексей Петров – мастер в Краснолиманском локомотивном депо

Фото: Юлия АНДРИЕНКО

В библиотеке – день открытых дверей Красный Лиман, узловая железнодорожная станция, пострадал не так страшно, как Рубежное или Мариуполь, а мне есть, с чем сравнивать. Но вряд ли это хорошее утешение для оставшихся там жителей. Все они ютятся либо в подвалах, либо в квартирах, где нет ни окон, ни воды, ни газа, ни света.

Мое Краснолиманское медучилище стоит без единого стекла, но сами стены уцелели и готовы принять первокурсников, причем без всяких испытаний. А я еще помню, как в далеком 1991 году сдавала биологию и писала диктант, тогда еще на русском языке.

Рядом с ним крупнейшее ДК железнодорожников. Здесь нас посвящали в первокурсники, здесь мы ставили «Ревизор» Гоголя, сюда я ходила в библиотеку и на аэробику, слово фитнес или пилатес тогда еще не знали. Сейчас это все осталось только в моей памяти, дворец выдержал немало прямых попаданий, затем здесь несколько часов полыхал пожар, но я все же решаюсь ступить на обугленные ступени. Здание стоит открытое всем ветрам. Останавливаюсь на плитах пола и вспоминаю, как приятно было на них скользить на дискотеках под «Доктор Албэн» и «Кармэн». Неужели это было?

От ударов Украины спасались под «Украиной»

От ударов Украины спасались под «Украиной»

Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Поднимаюсь выше, где вместо крыши надо мной - синее небо, и к своему изумлению вижу несгоревшей городскую библиотеку. Стеллажи перевернуты, книгами усеяно все вокруг и ветер листает страницы Пушкина и Ремарка. Сколько раз я сюда ходила студенткой! А теперь хожу буквально по книгам. Такого болезненного опыта в моей жизни еще не было. Классика, словари, поэзия мира - никому до этого библиотечного фонда нет дела. Книги – не предмет интереса мародеров. Где-то здесь находилась библиотека редких книг, но какова ее судьба – неизвестно.

От украинских обстрелов прятались под Украиной

Локомотивное депо Красного Лимана еще до спецоперации было разграблено Украиной. Весь подвижной состав был угнан в Днепропетровск. Нужно понимать, что железная дорога была для большинства местных жителей единственной работой.

В освобожденных городах из подвалов достают прекрасно сохранившихся Лениных и возвращают их на прежнее место

В освобожденных городах из подвалов достают прекрасно сохранившихся Лениных и возвращают их на прежнее место

Фото: Юлия АНДРИЕНКО

- Депо долго держалось, думали – беда нас минует. Но ВСУ сюда начали класть, когда Украина уже отступила. Снарядами разбиты уникальные цеха, сожжена шикарная столовая, пострадало ремонтное оборудование, а из тысячи сотрудников хорошо, если четвертая часть осталась. Недавно от украинского обстрела прятались в смотровой яме под локомотивом «Украина», это самое безопасное место. Символично, - рассказал мастер депо Алексей Петров, который тут отработал более 20 лет.

У парня разрушено жилье, сгорели все вещи и работа – это все, что у него осталось. Зарплату тут пока не платят, но и выбора особенно нет, все верят в восстановление.

Эта воля к жизни тут повсюду. Полуразрушенная краснолиманская больница, в которой я когда-то проходила практику, зияет пробоинами в стенах. У входа синие «кубышки» - емкости для воды, ветерок доносит запах костра, готовится обед пациентам и врачам. Умудряются тут и оладьи печь!

Рубежное ЛНР. Хроники апокалипсиса

Рубежное ЛНР. Хроники апокалипсиса

Фото: Юлия АНДРИЕНКО

- Условия у нас скаутские – воды и света нет, но работаем, оперируем, спасаем, - смеется Ильнур Вахитович - врач из Уфы, приехавший в составе делегации работать в Донбасс. – Основной контингент среди раненых – дети и старики, они вот самые беззащитные, средний возраст реже встречается. А сейчас еще часто обращаются с обострениями хронических заболеваний, после сырых подвалов и стрессов.

Курорт Щурово Украина стерла начисто

В одной из палат уже идет на поправку дедушка, который сам посеченный осколками, нес на руках истекающую кровью 7-летнюю внучку.

- Незадолго до обстрела я заметил над нашим домом квадрокоптер, он полетал-покружил, а затем сразу начался обстрел. Моей внученьке Людочке перебило руку и ногу, осколки попали в поясницу, я уже был тоже посечен осколками, подхватил ее и в Лиман, - Анатолий Зуев не может сдержать слез.

Медучилище выглядит довольно сносно, с сентября здесь готовы начать учебный год

Медучилище выглядит довольно сносно, с сентября здесь готовы начать учебный год

Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Все это произошло недалеко от Лимана, в курортном поселке Щурово. Я слушаю этот рассказ и у меня не вяжется картинка с далекими студенческими воспоминаниями, мы часто отдыхали там. Весной – затопленные берега Северского Донца, гладь которого то и дело нарушает всплеснувшая рыба, поляны синих пролесков, а осенью – тишина такая, что слышно каждый падающий лист и грибной дух, который зримо стоит в воздухе.

- Сейчас Щурово уничтожено, нет ни одного дома, который бы не пострадал, до фундамента снесены всесоюзные курортные здравницы и дома отдыха. Казалось, что судьба должна быть благосклонна к нашему тупиковому поселку, в котором никогда не было военных, но увы. Украиной уничтожено все, лес на многие километры заминирован, - рассказал народный глава Щурово Валерий Ткаченко.

Валерий Ткаченко – народный глава Щурово, спасший десятки своих земляков под обстрелами ВСУ

Валерий Ткаченко – народный глава Щурово, спасший десятки своих земляков под обстрелами ВСУ

Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Озеро Лиман, превратившееся в 2020 году в луг

Озеро Лиман, превратившееся в 2020 году в луг

Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Краснолиманская больница работает, несмотря на разрушения, отсутствие воды и света

Краснолиманская больница работает, несмотря на разрушения, отсутствие воды и света

Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Валерий – нормальный донецкий мужик, в прошлом работал в ГАИ – оказался единственным, кто взял на себя спасение жителей Щурово. Родня у него в Донецке и он мог спокойно уехать к ним, но тогда некому было бы вывозить жителей из-под обстрелов и привозить оставшимся продукты.

- ВСУ уже приметили мою машину и бьют по ней прицельно, еду знакомыми тропами, объезжая поваленные снарядами деревья, скорость – не меньше 140 км/час. Пригодились навыки работы в ГАИ, когда нужно оставаться спокойным и собранным, чтобы спасти людей. Не раз вывозил раненых и, слава Богу, у нас при 100% разрушений никто не погиб. Я бы себя не уважал, если бы уехал, меня тут люди ждут, верят, что не брошу. Оставшиеся сидят в укрытиях и не могут даже костер развести, Украина сразу начинает бить туда, - Валерий устало вытирает пот со лба.

Воду добывают даже дети

Воду добывают даже дети

Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Надели мешок на голову и избивали

Часто рядом с ним на переднем сидении его ангел-хранитель - жительница Щурово, 81- летняя Диана Никифорова. Она читает молитвы, пока Валерий несется под осколками снарядов и везет очередных эвакуирующихся. Глядя на нее, худенькую как подросток, которая даже о тяготах судьбы рассказывает с улыбкой, никогда не подумаешь, что она была в плену СБУ почти 1,5 года.

Диане Прокофьевне довелось провести в плену почти полтора года

Диане Прокофьевне довелось провести в плену почти полтора года

Фото: Юлия АНДРИЕНКО

- Взяли меня в 2015 году, мне тогда было 75 лет. Сына подозревали в сотрудничестве с ДНР, поддержке ополчения и вот так хотели оказать на него давление. Надели мне мешок на голову и избивали, когда я ответила на допросе, что ничего не знаю. В какой-то момент потеряла сознание, очнулась на земляном полу, кругом бетонные стены. Через время – снова допрос. Довелось пройти Мариупольское СБУ, СИЗО Киева, а затем нас освободили в 2016 году по обмену пленных, - вспоминает она. - «Красный крест» привез меня в мой домик в Щурово, тут я и жила, но никогда не теряла веры, что Россия вспомнит про нас, что не может Донбасс быть разорванным и не может оставаться под Украиной. Как мы ликовали 22 февраля, когда услышали о признании республик, плакали от счастья! Да, страшные испытания нам пришлось пройти на этом пути к России, но взглядам своим мы не изменили.

Так Украина пыталась остановить наступление союзных сил.

Так Украина пыталась остановить наступление союзных сил.

Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Все восемь лет такие люди, как Диана Прокофьевна, как Валерий и сотни тысяч других, ждали нас, верили в Россию, несмотря на оголтелую украинскую пропаганду, искоренение всего русского и вытравливание памяти. Разве могли мы их подвести?

Присоединяйтесь к нам в Telegram!

Подписывайтесь на Telegram-канал донецкой «Комсомолки» по ссылке. Узнавайте самые главные и последние новости Донбасса.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

В Донецке в парке Ленинского комсомола появилось «Дерево Героев»

Все желающие могут повязать на него ленты со своими посланиями участникам спецоперации (подробнее)