Премия Рунета-2020
Донецк
+27°
Boom metrics
Общество22 мая 2022 18:00

Врач из Мариуполя Светлана Бунакова – о спасенной под обстрелами роженице: Не для того мы ее вытащили с того света, чтобы она умерла

Корреспондент «Комсомольской правды» побывал в мариупольском роддоме, расположенном недалеко от печально известной «Азовстали»
Светлана Бунакова (справа) и Ольга Долгошапко

Светлана Бунакова (справа) и Ольга Долгошапко

Фото: Роман ПОБЕРЕЖНЮК

В Мариуполь я приехал с советником Главы ДНР по здравоохранению Ольгой Долгошапко. Привезли гуманитарную помощь (лекарства, перевязочный материал, предметы медицинского ухода) и свежие газеты «Комсомольская правда» во второй роддом на левом берегу – единственно уцелевший в освобожденном городе.

Мариуполю предстоит большая стройка. Ожесточенные бои шли прямо на улицах города

Мариуполю предстоит большая стройка. Ожесточенные бои шли прямо на улицах города

Фото: Роман ПОБЕРЕЖНЮК

На улицах Мариуполя появились люди. Вдоль обочин дорог стоят выгоревшие автомобили - здесь совсем недавно шли боевые действия. Подъезжаем к роддому. В четырехэтажном здании пострадало остекление. Часть окон закрыта ДСП, некоторые - полиэтиленовой пленкой. Сказывается близость горячей точки. До печально известной «Азовстали» - около километра.

В одном из немногих уцелевших в Мариуполе учреждений здравоохранения взрывными волнами выбило все стекла

В одном из немногих уцелевших в Мариуполе учреждений здравоохранения взрывными волнами выбило все стекла

Фото: Роман ПОБЕРЕЖНЮК

Во двор выходит заместитель главврача по медицинской части (начмед) Светлана Бунакова. Светлана Николаевна до войны проходила курсы повышения квалификации на кафедре акушерства, гинекологии и перинатологии Донецкого национального медицинского университета имени М. Горького у профессора Ольги Долгошапко.

Светлана Николаевна обнимает Ольгу Николаевну на крыльце, и мы заходим в роддом. Внутри здание практически не пострадало. Только кое-где отметины от осколков и незначительно повреждена одна из стен.

- Все, кто из нашего дружного коллектива остался, вышли на работу 28 апреля, - рассказывает начмед Мариупольского городского родильного дома №2 Светлана Бунакова. – Каждый день убираем, моем…

Посмотрев ординаторскую, отправляемся в родильный блок.

Светлана Бунакова (слева) рассказала Ольге Долгошапко, через что ей и ее коллективу пришлось пройти за время украинской оккупации

Светлана Бунакова (слева) рассказала Ольге Долгошапко, через что ей и ее коллективу пришлось пройти за время украинской оккупации

Фото: Роман ПОБЕРЕЖНЮК

- Это наш семейный родзал, - показывает Светлана Николаевна. - Когда запущу его, у нас родильницы будут оставаться здесь до выписки вместе с малышами.

В ПОДВАЛЕ ПРИНЯЛИ 27 РОДОВ

- Светлана Николаевна, как спасались во время боев в Мариуполе? – спрашиваю я.

- Полтора месяца здесь находились под обстрелами. В конце февраля, когда на лестничном марше вылетели стекла, мы все спустились в подвал роддома. Там были до 15 апреля.

И в родильном зале, и в операционной для рожениц и новорожденных сохранено все оборудование

И в родильном зале, и в операционной для рожениц и новорожденных сохранено все оборудование

Фото: Роман ПОБЕРЕЖНЮК

- Кто с вами был в подвале?

- Медики, члены их семей и просто люди из ближайших домов. Из врачей здесь были – я, анестезиолог, заведующая, три акушерки и два неонатолога.

- А роды принимали?

- Да, с 24 февраля по 15 апреля мы здесь приняли 27 родов! Крайние роды были 14 апреля. Сидим день, два, три - никого нет. Потом раз - в два часа ночи стучат - воды отошли… Спрашиваю: «Ты откуда взялась?..» Отвечает: «Да мы тут недалеко, в подвале сидим».

«БЛАГО, СПАС КОВИД»

- Даже беременных не эвакуировали?

- Нам всем до последнего говорили: «Не поддавайтесь панике». Здесь остался весь город. Врачи с правого берега пытались выехать из города 25 февраля, блокпосты были закрыты. Никого не выпускали.

…Кроме беременных и рожениц, у меня в роддоме были и пациентки из Перинатального центра, что в Ильичевском районе Мариуполя. 25 февраля оттуда позвонили и сказали, у них нет света. На генераторе долго не протянут. Попросили забрать всех. Женщин после гинекологических операций привезла скорая.

- Сколько на тот момент было беременных, рожениц и пациенток? – спрашивает Ольга Долгошапко.

- Запомнилось, что 8 марта здесь было 170 человек. Сам роддом рассчитан на 80 коек.

- На 80? – удивилась Ольга Николаевна.

- При Украине нас сокращали-сокращали… Давили и додавили до 80-ти мест. А 17 лет назад, когда только пришла сюда работать, было 140.

- Как вышли из ситуации?

Мариуполю предстоит большая стройка. Ожесточенные бои шли прямо на улицах города

Мариуполю предстоит большая стройка. Ожесточенные бои шли прямо на улицах города

Фото: Роман ПОБЕРЕЖНЮК

- Стелили стеллажи, матрасы. Благо, ковид спас. Мы для лечения пациентов с коронавирусом (роддом одно время был перепрофилирован под ковидную базу) получали матрасы, постельное.

СПАСАЛИ РАНЕНЫХ СО СТРАШНЫМИ ТРАВМАМИ

- А оказывали медицинскую помощь раненым? – задаю вопрос я.

- С начала марта к нам шли раненые мирные жители. Четвертая больница, что в семистах метрах от нас, сильно обстреливалась. Ее занимал нацбатальон «Азов» (запрещенная в России организация). У раненых были страшные травмы.

Мы делали все, что могли, кого-то вывозили в Новоазовск. Очень помогали волонтеры. Они продолжают у нас работать и сейчас. Кто водителем, кто завхозом… Эти люди живут здесь напротив в доме. Волонтеры вместе с нами прятались в подвале. Они нам воду доставали с 9 по 28 марта.

- Почему именно в этот период?

- Девятнадцать дней у нас на пороге никто не появлялся. Плотность обстрелов была такой, что выйти куда-либо мы не могли. А питьевая вода заканчивалась. У нас здесь на территории, слава Богу, гидрант пожарный на три тонны. Мы его открыли и черпали оттуда воду. Кипяченной, в принципе, ее можно было пить. Проблема была в том, что некоторые груднички, прежде всего недоношенные, были на смесях. А на этой воде смеси сворачивались, не завариваясь. Это был мой кошмар. Бутилированная вода заканчивалась. Не знала, чем дальше кормить искусственников.

С коллегами без особого успеха пытались фильтровать воду из гидранта через активированный уголь. Заканчивались и продукты. А в роддоме было аж 170 человек. Но мы нашли выход из положения. В итоге все без исключения питались три раза в день. Никто не оставался голодным.

ПРООПЕРИРОВАЛА РАНЕНУЮ БЕРЕМЕННУЮ

- Были ли особо тяжелые раненые, кто запомнился больше всех?

- 9 марта к нам привезли четырех тяжелораненых беременных с родильного отделения третьей больницы, что в центре города. В «тройке» был большой взрыв, уничтожена половина корпусов…

Спасли всех женщин, привезенных оттуда. А одну даже удалось вытащить с того света. У 37-летней Виктории было проникающее ранение в брюшную полость, которое в «тройке» не распознали. Развороченные бедро и голень ушили, а осколок, оставивший маленькую точку на животе, не удалили.

Раненая женщина с давлением 70 на 20 и слабым пульсом просто теряла сознание. Ее нужно было срочно оперировать, а света не было. Генератор не включишь – стреляли так, что можно было до него не добежать. Воды - тоже не было. Я сказала коллегам, что оперировать нужно по-любому. Или пан, или пропал.

Под пулями с подсобки выкатили кислородный баллон и подключили его к наркозно-дыхательному аппарату. Операционный стол в укрытие было не перетащить - оперировали на каталке. Делала операцию фактически без ассистента: мне помогала девочка с приема женской консультации.

УЗИ показало, что ребенок погиб. Для операции не было ни донорской крови, ни плазмы. Определили, что у Виктории вторая положительная группа крови. У меня – тоже. Думала, если что у меня будем набирать, чтобы перелить ей. Несмотря на большую кровопотерю, Вика выжила. Мне даже удалось сохранить ей матку.

Затем иссекала ей отмороженные из-за длительного нахождения в сыром и холодном подвале ткани на ногах. До этого я никогда не видела таких ран. Чудом удалось спасти Вике ноги. Когда приезжали российские хирурги, я показала им пациентку. Они сказали, что у Виктории прекрасные раны, они скоро заживут!

ПОМОГЛА СЕМЬЕ СОЕДИНИТЬСЯ

- Вы все это время были в подвале роддома?

- 15 апреля нас эвакуировали военные Народной милиции ДНР. Вику и ее супруга вывезли на разных машинах. Она не знала, на каком этаже лежит муж (в роддоме они находились вместе).

Вика через десятых знакомых нашла своего супруга. Он оказался в Донецке, ему ампутировали ногу из-за осколочного ранения. Вика рвалась в столицу ДНР, но местная администрация не уступила: нет документов – значит, нет выезда. «Господа, ну не для того ж я ее вытаскивали с того света, чтобы она под забором умерла», - говорила я.

- Что вы предприняли?

- Свозили ее на фильтрацию (процедура проверки беженцев на причастность к преступлениям киевского режима. – Авт.), а потом в МВД ей выдали необходимую справку. Волонтеры отвезли Вику в Донецк, и она смогла добраться до больницы, в которой лежал ее супруг.

Вика написала мне смс, что с мужем все нормально, они сняли жилье в Донецке, и как только сделают документы, отправятся в Ростов-на-Дону. Туда уехали все ее родственники.

БЕРЕМЕННЫЕ ПРИХОДЯТ ДАЖЕ ДОМОЙ К ВРАЧУ

- Когда снова вернулись сюда?

- 28 апреля. В этот же день в роддом пришли шесть женщин на разных сроках беременности. Сделали им УЗИ плода, проконсультировали. Также горожане знают, где я живу, и домой подходят.

- Светлана Николаевна, вы сами родом из Мариуполя?

- Я - уроженка Тореза. В Мариуполе оказалась в 2005 году, меня в этот город распределили акушером-гинекологом. Интернатуру проходила в Торезе и на базе Донецкого регионального центра охраны матери и ребенка. Как начинала работать во втором роддоме Мариуполя, так и осталась в нем.

- Сейчас в Мариуполе где-нибудь еще принимают роды?

- В гинекологии больницы интенсивного лечения, что в 17-м микрорайоне на правом берегу города. Для этого туда приезжают врачи из Донецка. На левом берегу (а мост, соединяющий оба берега Кальмиуса взорван) одни мы. Уцелевших роддомов больше нет. А единственный в Мариуполе перинатальный центр полностью сгорел.

ПЫШКИ ВМЕСТО ХЛЕБА

- В подвале роддома коронавирусом никто не заболел?

- Действительно, когда была скученность, пошла ковидная волна. Не такая тяжелая, как в разгар пандемии, но она имела место быть. Пытались ковидных селить отдельно – в подвале это было сделать сложно. К счастью, никто из новорожденных и беременных не заболел. Коронавирусная инфекция была в основном у стариков и проявлялась в легкой форме.

- Светлана Николаевна, как обходились без электричества. Печь в роддоме - и та электрическая?

- Генератор еле тянул печь на кухне. Она потребляла много солярки. А солярка заканчивалась. Тут подбили какой-то БМП. Наши пацаны ползком полезли, слили десять литров солярки. А десять литров - это на час работы. Поэтому экономили ее. Генератор запускали на час в день: зарядить фонарики и мобильные телефоны.

- Еду на костре готовили?

- Да. Дрова собирали ночами. Ночью было более-менее тихо.

- В километре от «Азовстали» это было небезопасно.

- В один из дней родной брат нашего анестезиолога жарил хлеб на костре. Мука была, добавляли соду, гасили уксусом и получались пышки. Он сидел и делал эти пышки. Как вдруг в костер прилетела мина. Возле него стояла овчарка. Собаку насмерть, а у нашего друга было проникающее ранение брюшной полости. Мне пришлось его оперировать. Это была жесть! Я боялась, что не справлюсь, но, к счастью, все получилась. Осколок удалила и зашила разрез. А гуманитарную помощь, воду нам в роддом стали привозить 28 апреля.

- Сейчас многие мариупольцы живут в подвалах из-за того, что их жилье разрушено.

- У нашей семьи разрушено все. Мы потеряли машину под роддомом. Снаряд прилетел 3 марта, когда я дежурила. Автомобиль анестезиолога, с которой я прошла эти полтора месяца, из-за обстрела сгорел в апреле.

- Где сейчас живете?

- У своих бывших пациентов. Они выехали и оставили нам на время дом на левом берегу.

РОДДОМ СДЕЛАЛИ МНОГОПРОФИЛЬНОЙ БОЛЬНИЦЕЙ

- Светлана Николаевна, какой дефицит врачей в роддоме сейчас?

Мариуполю предстоит большая стройка. Ожесточенные бои шли прямо на улицах города

Мариуполю предстоит большая стройка. Ожесточенные бои шли прямо на улицах города

Фото: Роман ПОБЕРЕЖНЮК

- С врачами сейчас большая проблема. Остались в основном гинекологи, один анестезиолог, один травматолог, два неонатолога и детский хирург.

- А сколько гинекологов?

- Четверо.

- Каких специалистов не хватает?

- Нам нужны анестезиологи и хирурги. Хирургов нет вообще. Все хирурги с левого берега Мариуполя сейчас в Европе. Лично узнавала, всех по вайберу обзвонила из Новоазовска.

«КП» стало известно, что Минздрав ДНР собирается единственно уцелевший роддом трансформировать в многопрофильное учреждение здравоохранения. Светлана Николаевна Бунакова назначена исполняющей обязанности главного врача будущей больницы. А когда материал верстался, из Штаба территориальной обороны ДНР пришла радостная новость: государственное бюджетное учреждение «Городская больница №2 Мариуполя» начала принимать пациентов.

Сейчас мариупольцы помогают следующие специалисты: педиатр, акушер-гинеколог, травматолог, врач ультразвуковой диагностики, детский хирург, кардиолог, терапевт и дерматовенеролог. Вторая больницы Мариуполя (бывший городской роддом) расположена на улице Пашковского, 36.

Присоединяйтесь к нам в Telegram!

Подписывайтесь на Telegram-канал донецкой «Комсомолки» по ссылке. Узнавайте самые главные и последние новости Донбасса.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

В Донецке в микрорайоне «Магистральный» ранило 71-летнего мужчину

Украинские снаряды разорвались во дворах девятиэтажек, сгорели три припаркованных авто (подробнее)

Интересное