Политика11 июня 2021 18:00

Саксофонист Сергей Летов: «Люди не могут думать одинаково, тем и прекрасен мир, но за иное мнение нельзя убивать»

Накануне Дня России в ДНР выступили российские музыканты - Сергей Летов и Владимир Голоухов
Слушать Сергея Летова невероятно интересно, у него способность рассказывать о событиях прошлых лет, будто они произошли вчера.

Слушать Сергея Летова невероятно интересно, у него способность рассказывать о событиях прошлых лет, будто они произошли вчера.

Фото: Юлия АНДРИЕНКО

В Донецк пожаловал интересный гость – музыкант Сергей Летов, старший брат Егора Летова - солиста «Гражданской обороны».

Композитор, авангардный саксофонист, мультиинструменталист, при этом получивший фундаментальное образование - окончил физико-математическую школу в Академгородке Новосибирска, затем - Московский институт тонкой химической технологии, аспирантуру во Всесоюзном институте авиационных материалов и даже принимал участие в работе над теплозащитными покрытиями советского шаттла «Буран»! А затем увлекся саксофоном, освоив его самостоятельно, позже окончил эстрадно-духовое отделение Тамбовского культпросвет училища.

Вместе с Сергеем приехал его коллега – известный вибрафонист, перкуссионист и композитор Владимир Голоухов. Они привезли дончанам историческую драму «Оборона Севастополя» 1911 года со своим живым музыкальным сопровождением. Их проект «Немое кино – живая музыка» известен во всем мире и даже получил президентский грант.

Владимир и Сергей привезли в Донецк свой проект-долгожитель - фильм "Оборона Севастополя"

Владимир и Сергей привезли в Донецк свой проект-долгожитель - фильм "Оборона Севастополя"

Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Что привезли в Донецк?

- Нам с Владимиром очень приятно находиться в Донецке. Здесь проходили фантастические джазовые фестивали еще при Советском Союзе, со многими донецкими музыкантами я хорошо знаком, - рассказывает Сергей, напоминающий обликом одновременно и Салтыкова-Щедрина, и Вассермана. – А привезли мы в Донецк один из наших самых долгоиграющих проектов – музыкально-документальный фильм «Оборона Севастополя». Мы с Владимиром, как современные таперы, музыкально сопровождаем этот фильм. Это первый русский полнометражный фильм, выпущенный в 1911 году. Знаково, что снял его ваш земляк– Александр Ханжонков, создатель первой в России киностудии. Ханжонков отказался от офицерской карьеры, получив от государства отступные. Это была огромная по тем временам сумма – 100 тысяч рублей, корову тогда можно было купить за 2 рубля. Вот на эти деньги он и основал киностудию. Большая часть кинопродукции, которая в то время поставлялась в Россию, в основном из Франции, была трехминутными сюжетами, типа внезапного возвращения мужа домой, который застает жену в объятиях любовника, одним выстрелом поражает обоих и в финале заливается слезами. Победить это было невозможно. И вдруг не пять, не десять минут, а часовой фильм!

Идея фильма неожиданно получила поддержку Николая II, ему все это было близко из-за увлечения фотографией, тут как раз на подходе - 300-летие Дома Романовых и такой патриотический фильм был бы очень кстати. А раз монарх повелел, то фильм должен был появиться на свет.

Интересно, что Россия снимает свой первый фильм, и этот фильм о поражении в войне. Мы не боимся сказать об этом. Но поражение в одном бое, не говорит, что вся битва проиграна. Как вы знаете, Севастополь был полностью разбит, не осталось ни одного целого дома. Фильм изначально назывался «Оборона Севастополя или воскресший Севастополь». Город был полностью отстроен заново. Символически это очень важно, что к победе мы приходим через поражение.

Представил гостей художественный руководитель и генеральный директор филармонии Александр Парецкий

Представил гостей художественный руководитель и генеральный директор филармонии Александр Парецкий

Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Немой фильм прошлого века зазвучит электронной музыкой

- Перед поездкой в Донецк долго думал, что я могу сказать этим героическим людям, живущим в Донбассе? На что имею моральное право? Что им подарить, чтобы приподнять дух? И решил, что лучшим выбором будет демонстрация «Обороны Севастополя» и, хотя фильм этот невеселый, но жизнеутверждающий, фильм о поражении, за которым пришла большая победа.

Интересно, что музыкально озвучиваем мы этот фильм с Владимиром, спустя 100 лет с момента его выхода и исключительно с помощью электронных инструментов. Озвучивание идет импровизационно, мы смотрим на экран и играем. Кроме того, записаны крики чаек, выстрелы орудий, народные русские песни. Все это будет звучать во время трансляции фильма. По сути, это наш музыкальный комментарий к прошлому. Кстати, не такому далекому. Ведь история имеет свойство повторяться и для дончан это будет близко и понятно. «Оборону Севастополя» мы показывали во многих европейских городах. Но самый незабываемый показ был в Севастополе. Нас встречали нахимовцы в форме XIX века со штандартами, а когда шли кадры с ветеранами обороны Севастополя, зал встал и дружно аплодировал.

А вообще это не единственный фильм, который мы озвучиваем. Для России это новый жанр, а за рубежом есть целые коллективы, которые занимаются озвучиванием немого кино и даже отдельные кинотеатры, которые показывают старое кино с современным озвучиванием. Иногда на экране идет черно-белое кино, а камера снимает играющих музыкантов и это цветное изображение выводится отдельным экранчиком где-то сбоку. Кстати, на Западе очень любят тему нашего Октября, озвучивают фильмы Эйзенштейна, с которыми русская публика плохо знакома.

Автограф на пластинке "Три О"

Автограф на пластинке "Три О"

Фото: Юлия АНДРИЕНКО

О Крыме и Донбассе

- Есть немало моих коллег, которые не поддержали возвращение Крыма. Что тут сказать? Нужно смотреть, где живет человек и где он кормится. Если он кормится за рубежом, то ясно, что кусать кормящую руку он не станет. Есть и другой нюанс – это может перекрыть выход на какие-то сцены. Порой, для музыканта все, что связано с его инструментом и творческой реализацией важнее любой политики. Передо мной такой дилеммы не было, в Севастополе живут моя дочь и три внучки, и я искренне приветствовал возвращение Крыма на Родину. Девочки учились до этого в украинской школе только потому, что это открывало двери к высшему образованию. Так вот, в день Референдума все ученицы этой школы вплели в косички ленточки цвета российского флага. Им была предложена возможность продолжить обучение на украинском языке, желающих не нашлось. Я не против украинского языка, я против, когда его вдалбливают принудительно, тогда и возникает эффект пружины.

Что касается Донбасса, я лично, как и большинство россиян, всей душой поддерживаю Республики. Но мир – это шахматная доска и баталия на ней началась еще в XIX веке. Идет большая игра. Какие ходы в этой внешнеполитической игре будут предприняты, сложно сказать. Порой допускаются неправильные решения, как нами, так и противником, упускается инициатива, но понимание этого приходит ведь не сразу.

Конечно, могут быть какие-то детские революционные, такие нацбольские решения. Мол, мы вот сейчас это сделаем, а затем пострадаем по-пацански за это. Но это подростковая позиция. Взрослый человек взвешивает все «за» и «против». Может с Донбассом будет, как когда-то с Севастополем и за проигрышем последует победа. Ведь большие государства мыслят крупными величинами, не на пять или десять лет, а гораздо дальше.

Творческая встреча продолжалась больше двух часов

Творческая встреча продолжалась больше двух часов

Фото: Юлия АНДРИЕНКО

В Донбассе живут люди с чувством собственного достоинства

- А о том, что с Донбассом нельзя говорить с позиции силы, подтверждает одна история. У меня в подъезде есть консьерж Людмила, она родом из Донбасса. И вот как-то пришли судебные приставы к одному из жильцов и грубо потребовали от нее открыть им двери, обозвав ее. Она отказалась, те стали угрожать ей пистолетом. Люда нажала «тревожную» кнопку, тут же примчалась группа захвата, которая положила хамов лицами в асфальт и только найденные при них удостоверения спасли их. Женщина спокойно объяснила: «Они на меня наставляли оружие, хамили. Я действовала по инструкции. И вообще я из Донбасса, с нами так нельзя».

Люди здесь с характером, очень гордые и им плевать, что ты обличен властью и вооружен, будь добр, относись с уважением. Приставам пришлось извиняться.

При этом я стараюсь сохранять человеческие отношения даже с теми, с кем мы расходимся во взглядах, если этот человек не совершал подлостей. Эти люди могут искренне заблуждаться. Я – музыкант-инструменталист и играю на саксофоне не только для своих единомышленников, я хотел бы играть для всех. Слишком у нас мал круг любителей инструментальной музыки, чтобы выкидывать из него тех, с кем мы расходимся во взглядах. Среди моих знакомых немало последовательных монархистов, есть леваки, есть либералы, с которыми мы не сходимся ни по каким позициям. Считаю, что общество не должно быть излишне поляризовано, главная наша беда, когда излишняя политическая поляризация приводит к расчеловечиванию, когда в оппоненте перестают видеть человека, а только врага, которого нужно убить, уничтожить и обрадоваться этому. А нам нужно стремиться сохранить человеческое в человеке. Не убивать, а постараться переубедить своего противника. Все люди ведь не могут думать одинаково. Это невозможно. Различаются наши взгляды на культуру, религию и другие вещи. Но это же не значит, что нужно перегрызть глотку друг другу. А на политические темы я вообще стараюсь не высказываться, потому что пироги должен печь пирожник, а сапоги тачать сапожник.

Два мэтра

Два мэтра

Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Что должен успеть сделать творческий человек?

На этот вопрос ответил более молчаливый коллега Сергея – Владимир Голоухов, который еще в самом начале встречи заметил, что свои чувства привык выражать с помощью музыки, а не слов.

- У Хемингуэя есть фраза, что ты должен писать только тогда, когда не может не писать. И такие же состояния переживают художники, музыканты, - говорит Владимир. - Ощущение, что ты обязательно должен что-то воплотить. А потом жизнь уводит в сторону своими заботами от решения этого главного замысла – нужно сыграть где-то на свадьбе, а еще вот там попросили выступить и на какое-то важное мероприятие нужно успеть. Поэтому многие чувствуют себя нереализованными. Отсюда появляется озлобленность, от ощущения этой нереализации себя. Я часто вижу такие лица в метро с печатью нерешенного внутреннего вопроса бытия. И чем больше человек задумывается, что нужно для счастья, тем дальше от этого самого счастья уходит. Важно успеть реализовать свой талант, просто верно следуя за этим внутренним светом. Тогда рядом и люди возникнут, которые с тобой идут в одном направлении, и ты понимаешь, что не одинок. Но нельзя реализоваться, если ты находишься в сладком сиропе самообожания. Ты постоянно думаешь: «так уже было», «а это можно улучшить», «а это пошло». Своего рода проклятие. Я фильмы нормально смотреть не могу, думаю, ну как можно было допустить подобную музыку? Но вот мы поездили сегодня по Донецку, и я понимаю: нужно видеть не только взорванный мост и разрушенные дома, но и розы рядом с этими домами. Этому нужно учиться.

Розы сильнее

Розы сильнее

Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Его мысль продолжил Сергей.

- Когда-то я только мечтал играть на саксофоне и часто слушал польскую пластинку «По следам джазового фестиваля», где звучало звучало японское трио – Акира Саката на саксофоне, а еще пианист и барабанщик. Это были 70-е годы, и я думал, что вот бы мне когда-нибудь купить саксофон и научиться так играть. Прошли годы, и я приехал в Японию, участвуя в международном музыкальном проекте. И мне довелось встретиться с Акирой Сакатой. Я ему сказал: «А знаете, Акира сан, что 33 года назад я мечтал научиться играть на саксофоне, слушая вас. И вот сейчас мы будем с вами играть на одной сцене». Акира попросил меня рассказать эту историю зрителям перед выступлением. Нужно верить в мечту, какой бы невероятной она не казалась. Сбудется и мечта дончан, я в это верю.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

В Седово установили новое колесо обозрения

Высота колеса составляет 15.5 метра, оно состоит из восьми кабинок (подробнее)