Общество5 мая 2021 8:00

86-летняя учитель из прифронтового Луганского: «Я пережила ту войну и троих своих детей и вот одна встречаю старость под обстрелами»

«Комсомолка» продолжает рассказывать о судьбах земляков в проекте «Неизвестные дончане»
Это ее иконостас. Сюда она подходит и разговаривает с близкими, не понимая, почему пережила всех

Это ее иконостас. Сюда она подходит и разговаривает с близкими, не понимая, почему пережила всех

Фото: Юлия АНДРИЕНКО

86-летняя Фоменко Нина Михайловна живет совсем одна в разваливающейся избушке на краю села Луганское. Да, есть у нас в ДНР свое село Луганское, как и в ЛНР есть поселок Донецкий, как бы намекающие, что давно бы уж пора республикам объединиться.

Село это регулярно обстреливается украинской армией. И кажется, что вот-вот крыша ветхой избушки упадет и погребет под собой свою хозяйку.

Домику Нины Михайловны 82 года, он чуть младше своей хозяйки. Эта война его изрядно потрепала

Фото: Юлия АНДРИЕНКО

10-летним ребенком застала ту войну

В том, что она осталась на старости лет совсем одна, есть какая-то дикая несправедливость. Ведь Нина Михайловна посвятила весь свой век педагогике, воспитала тысячи чужих детей и троих своих. А теперь, почти в 90 лет, и дрова сама рубит, и гвозди забивает, и воду носит. Воды в селе нет, только привозная. И я с трудом понимаю, как управляется бабушка одна.

Мы привозим ей несколько пакетов гостинцев с продуктами и бытовой химией от волонтеров международной группы «Москва-Донбасс» и неравнодушной дончанки Оксаны Грубальской, которые узнали об одинокой старушке. Нина Михайловна только руками всплеснула – сколько всего! – и приглашает нас в комнату, пообщаться.

Сейчас в селе немного стало тише, но никаких гарантий, что завтра не начнется настоящая война

Фото: Юлия АНДРИЕНКО

- У мамы была подруга, школьный учитель. Я подросла и ей помогала тетради проверять. Так и решила, что вырасту – тоже стану учителем, - вспоминает Нина Михайловна. - А потом пришла война. Помню первых фашистов, которые пришли в село и позанимали наши хаты. Запомнилось, что на них были валенки, которые совсем размокли в нашей осенней грязи. И один предатель из числа местных указал на нашу избу, мол, там можно разжиться добротной обувкой. А у меня папа шил обувь, хранились готовые ботинки и сапоги на чердаке. Залезли эти гады на горище и все забрали. Несколько фрицев потом жили у нас. А мы выкопали за хатой подвал и там мыкались. А отец мой воевал под Сталинградом, ушел добровольцем на фронт, хотя был очень болен и имел бронь.

Отец был в списках без вести пропавших

В 1945 году семья получила извещение, что глава семьи пропал без вести. Мама Нины сцепила зубы, жалеть себя было некогда – троих детей нужно было поднимать.

- И вдруг зимой 47-го кто-то ночью стучится в окно. Мы уже с младшим братом спали, как мама будит нас: «Вставайте, папа пришел!» Сидит незнакомый мне человек, папа - не папа. И тут он поманил меня знакомым жестом. Я сразу к нему на колени взлетела! Соседи тут сбежались, несмотря на ночь, кто картошку несет, кто – соленья, кто – сало. Настоящий пир! - смеется она. - Оказывается, папа был тяжело ранен под Сталинградом. Его засыпало землей и только чудом бригада, которая собирала раненых и хоронила погибших, нашла его. Молоденький офицер увидел торчащую из земли руку: «Да она еще теплая!» Так и раскопали моего папу – без сознания, тяжело раненого в голову. Доставили его в госпиталь, а там он еще и малярией заболел. Долго приходил в себя.

Село Луганское серьезно пострадало за годы войны

Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Так и пошла мирная жизнь. Нина окончила педучилище в Марьинке и стала преподавателем начальных классов.

- В 1955 году детей было мало, школу в Еленовке, где я работала пять лет, закрыли и меня позвали работать в школу-интернат в Петровском районе Донецка, - рассказывает Нина Михайловна. - Там учениками моими были, так называемые, переростки. В третьем классе учились подростки, которые ни читать, ни писать не умели, зато с навыками воровства. После войны ведь много было сирот и безотцовщины. Они и школу поначалу крушили, и хамили нам, учиться не хотели, а один даже женихался к нашей молоденькой воспитательнице. А позже там же открыли вспомогательный интернат для больных детей. А я поступила на дефектологический факультет Славянского пединститута, который только-только открылся.

«Бери паспорт, идем расписываться!»

Проработала в этом интернате Нина Михайловна 55 лет. А за это время замуж вышла и троих детей родила.

- Замуж я вышла в 21 год. Муж Петр у меня был военный, летчик. Вскоре родилась доченька Ульяна. Муж построил нам хатку, я работала в библиотеке и школе, и мы были счастливы. И вот как-то муж заболел, сказалось ранение легкого. Сделали операцию, прожил он после этого полгода и умер, - рассказывает женщина. - А второй раз меня замуж дочка отдала.

Крыша пострадала от обстрелов и ремонтирует ее Нина Михайловна с похоронных денег

Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Крыша в доме Почетного жителя Петровки того и гляди рухнет

Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Дядя одной из учениц в классе Нины Михайловны заприметил молодую учительницу. Его тоже звали Петр.

- Как-то сижу дома, пишу планы работ, проверяю домашние задания, а дочка зовет: «Мама, там дядя пришел! Я его у тебя в школе видела!» А на улице дождь льет, пустила я его, а сама сижу тетради проверяю. А дочка бегает, в прятки играется с ним и вдруг бух к нему на колени: «Папа Петя!» Мне аж дурно стало: скажут, что научила дочку, – восклицает она. - А после этого он исчез, я и думать забыла. И вдруг появляется как-то рано утром: «Нина, у тебя паспорт есть?» Говорю, есть. А он тогда берет меня за руку и говорит: «Пошли в поссовет, я договорился, нас распишут». Я в шоке, мне ж на работу нужно. А он говорит: «Я уже и на работе у тебя побывал и со всеми договорился, директор в курсе, что у нас с тобой свадьба сегодня. Я и стол праздничный организовал». А на все мои сомнения, что я не знаю его толком, отвечает твердо: «Не бойся, я тебя никогда не обижу. Улечка как назвала меня отцом, так я этого забыть не могу, пришел домой и плакал».

Крыша скоро рухнет на голову

А потом родились средняя - Леночка и младший – любимец всех - Александр. Саша был первым парнем на деревне, красивый, пел хорошо. Все его на свадьбы звали ведущим. А затем пошел он в армию, служил в Монголии, в ракетных войсках и вернулся оттуда больным.

- Начался у него лимфогранулематоз, долго болел и вскоре умер. Старшая Ульяна не выдержала этого горя, впала в кому и через 10 дней скончалась. А в 2015 году от сахарного диабета умерла и моя последняя дочечка Леночка. Остались мы с Петром одни, - Нина Михайловна вытирает слезы.

А в 2019 году, уже во время войны, муж Нины Михайловны погиб в ДТП. Совершенно беспомощная, в разрушенной хате она осталась одна.

- Порой думаю, как я это все пережила и не сошла с ума, лучше бы умерла вместо них. Война, а я совсем одна. Крышу повредило осколками снарядов еще в 2014 году, дождь или снег – все в хату. Пришлось свои похоронные деньги достать, чтобы хоть немного подлатать, а на хороший ремонт средств у меня нет, - разводит бабушка руками. – В поселковом совете мне сказали нужно предоставить фото. А кто мне их сделает?

Зимой приходится и дрова самой колоть

Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Мы фотографируем разрушенный потолок, который кое-где подпирается палками-сваями, чтобы окончательно не рухнуть на голову хозяйке. А через несколько дней привозим Нине Михайловне готовые фото, если это было тяжело сделать представителям поселкового совета. Вспомнят ли там об одинокой учительнице, посвятившей жизнь воспитанию больных детей в интернате, имеющей массу наград и звание «Почетного жителя Петровского района»?

Мы обещаем рассказать продолжение этой истории в «Комсомолке».

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Бесхозное жилье: В каких случаях местные администрации ДНР могут забрать в коммунальную собственность квартиру, дом или землю

В Республике утвердили типовые правила выявления и учета бесхозной недвижимости (подробнее)