2020-01-10T21:29:50+03:00

Между школой и украинскими позициями – ни одного жилого дома! «Комсомолка» с читателями поздравили тысячу детей прифронтовых поселков Донбасса

«Комсомольская правда – Донбасс» продолжает рассказывать об акции, когда мы вместе с читателями собрали деньги на подарки к Новому году
Новогоднюю благотворительную акцию мы с читателями мы проводим третий год подрядНовогоднюю благотворительную акцию мы с читателями мы проводим третий год подрядФото: Никита МАКАРЕНКОВ, Павел ХАНАРИН
Изменить размер текста:

Эту акцию мы проводим третий год и поздравляем школьников младших классов, которые живут в прифронтовых районах. Можно сказать, на передовой. Сейчас огромную помощь нам выделил центр медиапроектов «Звезда». Его руководитель Дарья Федько активно занимается благотворительностью. Делает это Дарья без пафоса.

Грузить не хватало рук

26 декабря мы приехали в поселок Гольмовский, потом в Зайцево. Поздравляли и малышей в яслях и детском саду. Масштаб акции был гораздо больше, чем в предыдущие годы – тонна конфет и тонна мандарин плюс бананы и канцелярия. Грузить и разгружать это все просто не хватало рук, а в Докучаевск нужно было отвезти более 500 подарков.

Станислав был с нами до самого конца Фото: Никита МАКАРЕНКОВ, Павел ХАНАРИН

Станислав был с нами до самого концаФото: Никита МАКАРЕНКОВ, Павел ХАНАРИН

В этом году к участию в новогодней акции присоединился наш постоянный читатель - пенсионер по имени Станислав. Думали, что после поездки в горловские поселки он не выдержит, но ошиблись. 27 декабря бывший шахтер стоял под редакцией, как штык!

- У Донбасса крепкий характер, нас не сломить! – сказал Павел Ханарин, открывая дверь нашему помощнику.

Станислав не сдавался Фото: Никита МАКАРЕНКОВ, Павел ХАНАРИН

Станислав не сдавалсяФото: Никита МАКАРЕНКОВ, Павел ХАНАРИН

Водитель Сергей тоже не подвел. Слушая наши рассказы о мытарствах в процессе вызова водителей, только хмурился. Коллег вслух не осуждал: мол, у каждого своя правда.

В Докучаевске поздравили больше 500 детей Фото: Никита МАКАРЕНКОВ, Павел ХАНАРИН

В Докучаевске поздравили больше 500 детейФото: Никита МАКАРЕНКОВ, Павел ХАНАРИН

Мы выехали в город пораньше, детей хотели отпустить часов в 11. А в нашем маршруте значилось пять школ и школа-интернат для детей с отставанием в умственном развитии. Таможенный пункт для въезда на «ту сторону» был совсем близко от Докучаевска. Посмотрели на огромную очередь выезжающих на Украину и невольно подумали – какая же маленькая у нас территория. Но мы продержались почти шесть лет! И не только продержались – постепенно идет развитие.

- А вон там мой дом, километра два отсюда, - сказала Ольга Гальская. - Только проехать я туда не могу – «добрые люди» внесли мое имя на «Миротворец».

Детки были рады подаркам Фото: Никита МАКАРЕНКОВ, Павел ХАНАРИН

Детки были рады подаркамФото: Никита МАКАРЕНКОВ, Павел ХАНАРИН

Не видел друга лет десять

Возле одной из школ Станислава ждал мужчина. Оказалось, это его друг, Игорь. Не виделись они лет десять, а до этого работали вместе на стройке монтажниками-высотниками.

Игорь безработный. Жители Докучаевска в основном трудились на флюсо-доломитном комбинате, но его остановили. Только сейчас производство начинает возрождаться.

Станислав спустя 10 лет встретился в Докучаевске с другом Игорем Фото: Никита МАКАРЕНКОВ, Павел ХАНАРИН

Станислав спустя 10 лет встретился в Докучаевске с другом ИгоремФото: Никита МАКАРЕНКОВ, Павел ХАНАРИН

Собственно, город строился после Октябрьской революции вокруг комбината. 4 карьера, 3 дробильно-обогатительные фабрики. Это самый крупный комбинат в Европе. Найти здесь работу было достаточно просто, да и зарплаты хорошие. Экспорта в год - на два десятка миллионов долларов! И сам городок был чистым, уютным. В храм, где служит отец Никита (Панасюк), приезжали и дончане. Еще любили ходить в местный зоопарк.

Сейчас с работой проблемы. А Игорь успел послужить, ушел после тяжелого ранения в голову.

- Но у него прямо во дворе растет капитал, - сказал Станислав. – Три огромные голубые ели, за которые некоторые ловкачи хорошие деньги предлагают. Но Игорек не продает.

Детки были рады подаркам Фото: Никита МАКАРЕНКОВ, Павел ХАНАРИН

Детки были рады подаркамФото: Никита МАКАРЕНКОВ, Павел ХАНАРИН

Не помнят жизни без мира

Подарки мы раздаем быстро, чтобы успеть все объехать. Никита Макаренков очень переживал, что вдруг кому-то не хватит. Обошлось, хватило.

В каждой школе нам рассказывают, как обстреливали здание, как вылетали из окон стекла, как их снова ставили, как крыши превращались в «сито». Детей уберегли. Но сколько понадобилось для этого сил – представить страшно. И учителя, и директор ходили на работу, что называется, под пулями. Просили особенно это не афишировать: мол, они не герои. Но кто бы справился с тем, что произошло, лучше, чем вот эти скромные люди? Возле одной из школ стоит изувеченное дерево. Оно спасло здание от десятков осколков, которые буквально изрешетили ствол.

Дед Мороз помогал в разгрузке Фото: Никита МАКАРЕНКОВ, Павел ХАНАРИН

Дед Мороз помогал в разгрузкеФото: Никита МАКАРЕНКОВ, Павел ХАНАРИН

- До линии разграничения – полтора-два километра, - говорит директор школы № 1 Вадим Шулак. – Каждый день слышим звуки войны. Это абсурд, что дети к ним привыкли! Наши первоклашки не помнят жизни без мира.

директор школы № 1 Вадим Шулак сказал, что абсурдно слушать каждый день звуки войны Фото: Никита МАКАРЕНКОВ, Павел ХАНАРИН

директор школы № 1 Вадим Шулак сказал, что абсурдно слушать каждый день звуки войныФото: Никита МАКАРЕНКОВ, Павел ХАНАРИН

Во все пять школ приходят спасатели и саперы и рассказывают детям, что трогать взрывоопасные предметы категорически запрещается. И если спросить у любого первоклассника о «ВОПе» – тот отчеканит ответ, как «Отче наш», - что это такое и как себя вести.

Детки были рады подаркам Фото: Никита МАКАРЕНКОВ, Павел ХАНАРИН

Детки были рады подаркамФото: Никита МАКАРЕНКОВ, Павел ХАНАРИН

Город – как на ладони

В интернате ребят мы не застали – родители прямо перед нашим приездом забрали всех на каникулы. Но подарки педагоги обещали передать. Здесь учатся необычные дети – с легкой и умеренной умственной отсталостью, детским церебральным параличом, аутизмом. Такие дети и в мирной жизни - как свечи на ветру, а тут еще и стреляют постоянно.

Есть ребята из временно подконтрольной Киеву территории. Устроить их сюда непросто – врачи незалежной очень неохотно предоставляют медицинские документы: боятся обвинений в пособничестве «сепаратистам». Но упорству родителей трудно противодействовать. В интернате с ребятами занимается и психолог, и дефектолог. Дети привыкли к школе, воспитателям. Учиться в другом месте для этих особенных ребят – большой стресс. И они выбирают родной докучаевский интернат, хоть город по-прежнему регулярно «утюжат».

- Пугаются не только малыши, но и старшеклассники, - говорит директор Елена Дубрянская. - У нас же город как на ладони у украинских военных. На кроватях возле окон дети не спят. Когда спальный корпус обстреливали, именно это и спасло – все находились посередине комнаты. Как-то я решила с детворой выйти подышать воздухом, день был чудесным! Вдруг начался обстрел, девочка из Снежного так кричала… не дай бог такое услышать! Очень страшно.

Яна Хоменко, директор, показывает нам вид из окна третьего этажа Фото: Никита МАКАРЕНКОВ, Павел ХАНАРИН

Яна Хоменко, директор, показывает нам вид из окна третьего этажаФото: Никита МАКАРЕНКОВ, Павел ХАНАРИН

Но в интернате делают все, чтобы детство у ребят не украли. Вышивки ребят потрясли Станислава – он думал, что это рисунки.

Нам нужно было мчаться в следующую школу. Но мы узнали, что одной девочке нужны памперсы, а для ее мамы – это ощутимая трата. Потому решили заехать в аптеку. В это время директора других школ звонили друг другу, было видно, насколько они дружны.

- Где «Комсомолка»? - только и слышалось в трубке.

Между школой и украинскими позициями – ни одного жилого дома! Фото: Никита МАКАРЕНКОВ, Павел ХАНАРИН

Между школой и украинскими позициями – ни одного жилого дома!Фото: Никита МАКАРЕНКОВ, Павел ХАНАРИН

Ремонт делали в войну

Третья школа находится прямо напротив карьера, за которым сидят украинские вояки. Они регулярно обстреливают город и время от времени направляют диверсионные группы. Окна школы украшены снежинками, но от вида на этот карьер становится не по себе. Смелая Яна Хоменко, директор, показывает нам вид из окна третьего этажа. Признаться, по лестнице мы уже еле поднялись – сказывалась усталость от двухдневного путешествия с погрузками и разгрузками.

- Нас обстреливают в основном из БМП, мы в зоне досягаемости, - рассказывает Яна Владимировна. - В школу ребята ходят с удовольствием, с одноклассниками легче перенести этот жуткий звук от вздрагивающей земли. Конечно, за эти пять с лишним лет молодежь изменилась – стала более вспыльчивой. Вместе с тем и более взрослой. А сейчас мои старшеклассники переживают по поводу государственной итоговой аттестации, боятся сдавать. Почти половина ребят хотят стать врачами. Еще в приоритете IТ-технологии и история.

Между школой и украинскими позициями – ни одного жилого дома! Фото: Никита МАКАРЕНКОВ, Павел ХАНАРИН

Между школой и украинскими позициями – ни одного жилого дома!Фото: Никита МАКАРЕНКОВ, Павел ХАНАРИН

Не было бы счастья, говорит Яна Владимировна, да несчастье помогло. При Украине все не удавалось заменить окна, батареи, отремонтировать спортзал. А теперь это – ее гордость. Мы попрощались и помчались домой, услышав от директора, что выглядим «какими-то изможденными». Но эта акция того стоила!

P.S. Уже когда подъезжали к Донецку, наш пожилой добровольный помощник как бы между прочим сознался, что не так давно перенес серьезную полостную операцию. Мы переглянулись, но вслух сочувствовать не стали – еще обидится! Потому просто поговорили о крепатуре. (экспертом выступил любитель спорта Ханарин). Шутили, рассказывая, у кого какие мышцы болят после трех дней конфетно-мандаринового марафона.

В редакции поблагодарили Станислава, подарили ему несколько газет, чему он очень обрадовался. А еще сказали, что он - необыкновенный!

- Я самый обычный подписчик «Комсомолки-толстушки»! Во всех ваших акциях хочу участвовать! – бодро ответил пенсионер.

Детки были рады подаркам Фото: Никита МАКАРЕНКОВ, Павел ХАНАРИН

Детки были рады подаркамФото: Никита МАКАРЕНКОВ, Павел ХАНАРИН

В это время Никита Макаренков задумчиво произнес:

- Я уже понял, как организовать работу, чтобы не так тяжело было. Команда уже есть! Следующая акция пройдет еще лучше.

Хочется верить, что словосочетание «дети прифронтовых поселков» исчезнет из нашего лексикона навсегда. Ну а пока оно есть - «Комсомолка» будет приезжать к тем, кто особенно нуждается в нашей с вами теплоте и дружеской поддержке.

Верю - не верю!

А Дед Мороз настоящий?

Дети в прифронтовых поселках другие. Их взгляд настолько пронзителен, что, глядя им в глаза, хочется пообещать - скоро все закончится. Но не хочется их обманывать. Они взрослее, чем их сверстники из другой, мирной, жизни. И ценности у них другие, не похожие на те, прежние. Не о куклах и спиннерах они мечтают, а о том, как бы пережить страшные дни войны, как бы успокоить маму, чтобы не плакала ночами, и как порадовать учителя, который каждый день ходит на работу под летающими над головой снарядами, – потому что их дом на самой передовой.

Мы были уверены, что в Деда Мороза дети верят минимум до третьего класса. Но оказалось, что мы ошибались. Даже среди первоклашек находились малыши, которые шептали нашему Деду Морозу: «Ты не настоящий».

- Как это не настоящий? А откуда же я все знаю про тебя? Как письмо твое прочитал, которое вы с мамой мне отправили? Зачем бы я тогда подарки деткам приносил? – переубеждал Дед Мороз Макаренков.

- Я уже взрослая и все знаю! – стояла на своем упрямая второклассница.

- Ты что! Это же настоящий Дед Мороз! – с криком вступился один из малышей и схватил «дедушку» за шубу.

- А чего же он в джинсах?

- Потому что модно и жарко, - безапелляционно заявил мальчик.

Оба схватили подарки и счастливые побежали к своим партам.

Были среди учеников 1-4-х классов и те, кто не просто верил в Деда Мороза, но и делал заказы уже на следующий год. Самые популярные – куклы, наборы юного врача, военная база «Лего» и танчики с пультом управления. Практически никто не забыл попросить мира и - чтобы все были живы.

Реакция

Читательница сайта «Комсомольская правда - Донецк» бывшая дончанка Маша, которая живет сейчас в Праге:

- Статья, особенно на расстоянии, заставляет душой обнять всех вас, команду и деток, всех тех, кто делает правильные вещи в таких жестоких и несправедливых условиях! Я, как и ваш Станислав, тоже бы поехала в прифронтовые районы. Меня вдохновляет такое отношение журналистов. Донецкая «Комсомолка» - не просто издание. Это настоящая гражданская позиция, потому вам и помогают всем миром!

Британский фотограф и журналист Дин Брайен:

- Когда я узнал, что вы проводите акцию, сразу же принял решение сделать перевод. Жаль, что в моей стране почти никто не интересуется темой Донбасса и не знают правду о происходящем там. Но я постараюсь обо всем рассказать своим землякам. Для этого я скоро приеду в Республику и обязательно поеду в прифронтовые школы. Спасибо всем, кто сделал доброе дело и порадовал детей.

Ирина Степанова – пенсионерка из Краснодара (Россия):

- Как представила, как там живут дети, не смогла сдержать слезы. Дай Бог им всего самого хорошего, и пусть в их дома придет мир. Весь Донбасс заслуживает этого. А мы и дальше будем помогать чем можем. Главное, чтобы эти малыши чувствовали себя нужными и знали, что рано или поздно все наладится.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Живут там, куда даже «скорые» боятся ехать! «Комсомолка» с читателями поздравили тысячу детей прифронтовых поселков Донбасса

«Комсомолка» вместе с читателями собрали тысячу подарков для детей прифронтовых поселков (Подробнее...)

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также