2019-06-17T14:21:14+03:00

Продолжение истории связиста Жукова: забытый ветеран выживает вместе с сыном-инвалидом

«Комсомолка» проведала ветерана, накормила, купила медикаменты и замазала свастику у его двери. Предлагаем власти последовать нашему примеру
Юлия АНДРИЕНКО@Suok76Suokкорреспондент
Поделиться:
Комментарии: comments1
Николая Дмитриевича сегодня не узнать - сын уговорил его на стрижку.Николая Дмитриевича сегодня не узнать - сын уговорил его на стрижку.Фото: Юлия АНДРИЕНКО
Изменить размер текста:

«Комсомолка» держит свое слово, мы снова приехали к ветерану Великой Отечественной войны – Николаю Дубинину, живущему в Пролетарском районе Донецка. В предыдущем материале я рассказывала о печальном положении дел ветерана, бывшего в войну одним из связистов Жукова. 86-летний больной старик оставлен на попечении сына-инвалида с психическим заболеванием, которому и самому помощь нужна. Квартира напоминает мусорную свалку, так как сын тащит в дом все, что может только найти. Зато у ветерана нет ни холодильника, ни телевизора! Вы представляете, как в такую жару питается пожилой человек? Я – нет.

Холодильник у ветерана давно не работает. Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Холодильник у ветерана давно не работает.Фото: Юлия АНДРИЕНКО

На табличке у двери, где написано о благодарности потомков тем, кто отстоял Победу в 1945, кем-то намалеван фашистский крест, а сама дверь ветерана в потеках побелки от недавнего ремонта в подъезде. Все соседи проходят мимо. Всех все устраивает, да и своих проблем у каждого хватает.

Можно быть против фашизма, но спокойно проходить мимо свастики у двери ветерана. Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Можно быть против фашизма, но спокойно проходить мимо свастики у двери ветерана.Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Статья вышла. Наученная предыдущим опытом, когда на жуткие условия жизни бывшей узницы концлагеря, о которых не побоялась рассказать «Комсомолка», власти отреагировали прессингом и давлением, я ожидала чего-то подобного и в этом случае. Там власть вместе с требованием опровержения материала, все же создала старушке человеческие условия: в холодильнике появилась еда, стали приходить тимуровцы и даже нашлись средства на новый забор. Пусть нападают и клевещут, но хоть что-то сдвинется с места в существовании стариков. Увы.

Через неделю после публикации на табличке красовалась та же свастика, а дверь покрывал все тот же толстый слой побелки. Заготовленной тряпкой оттерла и то, и другое. Стучусь в дверь. Сегодня мне открывает сын ветерана – Дмитрий. Проводит через завалы хлама в комнату.

Дверь ветерана в следах побелки, вытереть некому. Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Дверь ветерана в следах побелки, вытереть некому.Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Самого Николая Дмитриевича не узнать! Сидит на постели и сияет свежевыбритой головой. От роскошной гривы седых волос и густой белой бороды, так впечатливших меня в прошлый раз, не осталось и следа.

Волонтеры принесли ветерану новое постельное и еду. Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Волонтеры принесли ветерану новое постельное и еду.Фото: Юлия АНДРИЕНКО

- Да вы помолодели лет на десять, - восхищенно восклицаю я. – Значит, все-таки к вам кто-то приходил проведать? И даже стрижку вам организовали?

И горько ошибаюсь. Никто не приходил. Это сын Дмитрий уговорил его побриться, ссылаясь на жару.

Да, действительно. Обстановка в доме у ветерана ничуть не изменилась – то же запустение, грязная постель и кушать тоже нечего. Волонтер Елена Потапова принесла старику рыбный паштет, супчик, в котором все перемешано на блендере. Ничего другого старик есть не может, поражен тройничный нерв и даже просто открыть рот уже проблема, а жевать твердую пищу он просто не в состоянии. Сейчас, когда он без бороды, я замечаю значительную асимметрию его лица, на больной стороне щека будто опала.

- Покушайте, пока теплое, я сегодня варила, все свежее, - буквально умоляет Лена.

Кроме того, волонтеры принесли дедушке новое постельное, а неравнодушная дончанка передала дедушке деньги на лекарства. Сын Дима показывает, какие препараты принимает отец. Идем в аптеку и покупаем медикаментов с запасом.

- Дима, тут у наших читателей вопрос возник, как дедушка в столь юном возрасте воевал? – спрашиваю я, отдавая лекарства. – У него есть удостоверения, военный билет?

- Отец был сыном полка, выявлял огневые точки противника, - Дмитрий мне протягивает удостоверения о льготах отца, предоставленных ему, как ветерану. Сам военный билет в царящем в квартире хаосе найти не может. Да и много ли можно ожидать от человека, который сам болен? Но ведь льготы предоставлялись Николаю Дмитриевичу не просто так, а на основании каких-то документов.

Нашлось несколько старых удостоверений о льготах ветерану. Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Нашлось несколько старых удостоверений о льготах ветерану.Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Хотя даже без военного билета и документальных подтверждений мне понятно, что ни один человек не должен жить в таких скотских условиях, забытый абсолютно всеми. Хотя нет, не всеми! Грамоту-то ему на юбилей от совета ветеранов приносили. Вон она лежит в жалком файлике, как подтверждение, что где-то в списках у чиновников он все же есть.

Можно сколько угодно сражаться с фашизмом, ходить на Парады Победы и рыдать над военными фильмами, но, если хоть один ветеран живет в таких условиях, когда никому в голову не приходит замазать позорную свастику над его дверью и спросить, что он ел сегодня, все это будет напрасно.

Со своей стороны обещаем, что «Комсомолка» будет продолжать рассказывать о том, как живут те, благодаря кому живем мы.

ИСТОЧНИК KP.RU

Еще больше материалов по теме: «Добрые дела: Новости»

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также