Общество

«Наши дети делали первые шаги в подвале»: На новогоднем утреннике в Донбассе родители не сдерживали эмоций

Праздник прошел на фоне уничтоженной ВСУ украинской школы на Трудовских
На праздник пришло более 150 ребят - все они могли бы учиться в этой школе.

На праздник пришло более 150 ребят - все они могли бы учиться в этой школе.

Фото: Юлия АНДРИЕНКО

В последнее воскресенье года едем на Трудовские. Там возле разрушенной украинскими снарядами школы № 106 задумали провести новогодний утренник для местной детворы. Ирония состоит в том, что эта, уничтоженная воинами света школа, как раз и была самой что ни на есть украинской.

Баба Яга и компания

Утренник мы задумали не просто так, а со сценарием и кучей сказочных персонажей – Дедом Морозом – волонтером Андреем Лысенко, Снегурочкой – девочкой с Трудовских Лилией Кравец, которая, кстати, мечтает стать журналистом, Серым Волчком – 16-летним Максимом тоже с Трудовских, Кикиморой – Ириной Петровской, автором сценария и наших костюмов, тоже живущей на Трудовских и, наконец, Бабой Ягой - в роли вашей покорной слуги. Так уж повелось, что играю ее который год. Еще бы! Ведь у меня есть чудесная гуттаперчевая маска и реакция на нее что детворы, что взрослых меня всегда веселит. Ну в общем, как там у Гете? Я - часть той силы, что вечно хочет зла и вечно совершает благо.

Круглогодичный Дед Мороз - Андрей Лысенко.

Круглогодичный Дед Мороз - Андрей Лысенко.

Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Кикимора, она же Ирина, накануне утренника обзванивает всех окрестных детей и приглашает их во двор школы № 106. Школы, где все они могли бы учиться, а кто-то и учился, да только украинские снаряды вынудили искать другое место.

Готовы шалить и радовать детвору.

Готовы шалить и радовать детвору.

Фото: Юлия АНДРИЕНКО

- В этой школе училась моя мама, потом - я, затем - все мои дети, а вот внуки должны были тоже здесь учиться, но школу разбили, - говорит Ира и ее грим Кикиморы с веселыми веснушками так контрастирует со словами, которые она произносит.

ВСУ превзошли фашистов

Только в само здание школы было до десяти прямых попаданий, бесчисленное количество мин легло в школьном дворе и на стадионе, все стены посечены осколками, будто их рвал когтями обезумевший зверь. Полно танковых попаданий, через которые видно небо. А весь двор в ямах от взрывов.

Школа была построена в 1936 году, пережила Великую Отечественную, а вот современную Украину не пережила.

Школа была построена в 1936 году, пережила Великую Отечественную, а вот современную Украину не пережила.

Фото: Юлия АНДРИЕНКО

- Школа эта была построена в 1936 году, в войну разрушена фашистами, затем восстановлена 1946 году советскими людьми, а сейчас напрочь разрушена украинскими нациками, - рассказывает Ирина. – Там уничтожены все перекрытия, находиться внутри небезопасно. Школа признана не подлежащей восстановлению. А на ее крыше уже растут деревья. Вот так укропы сделали то, что даже их идолам немецким не удалось.

Бомбоубежище было построено уже после Великой Отечественной войны.

Бомбоубежище было построено уже после Великой Отечественной войны.

Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Тем временем Андрей Лысенко грузит подарки, и мы трогаемся в путь. Возле школы уже собралась порядочная толпа народа – почти 150 ребятишек! Наши помощники установили елку, и мы начинаем представление. Очень боялась реакции детей на мою маску, да только наших донецких детей таким не возьмешь. Видали они нечисть и пострашнее этой, самую настоящую, которая с терриконов лупит седьмой год по их домам и школам.

Я боялась, как бы моя маска не испугала детей, но донецких - этим не проймешь.

Я боялась, как бы моя маска не испугала детей, но донецких - этим не проймешь.

Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Дети, наоборот, выстроились ко мне в очередь, чтобы сфотографироваться.

Дети, наоборот, выстроились ко мне в очередь, чтобы сфотографироваться.

Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Устраиваем состязания, оседлав кто – метлу, кто - посох Деда Мороза, слушаем стихи детворы, водим хоровод и танцуем. В какой-то момент чувствую, что уже задыхаюсь под маской, но вида не показываю. Удивительно, но к нечистой силе выстроилась прямо очередь из желающих сфотографироваться вместе. Андрей - Дед Мороз раздает детям сладкие подарки, а к ним еще и мягкие игрушки. Все довольны и счастливы. Много ли надо этой неизбалованной детворе? Парадоксально, но они даже счастливее своих упакованных сверстников, неискушенные умеют радоваться всему. Когда, наконец, все они уходят, я могу снять маску и вдохнуть полной грудью.

Вот кто был мишенью ВСУ.

Вот кто был мишенью ВСУ.

Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Подарков хватило всем.

Подарков хватило всем.

Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Только снега не хватает, ощущение Масленницы.

Только снега не хватает, ощущение Масленницы.

Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Подвал стал спасением

Мне предлагают осмотреть подвал школы, где целых 9 месяцев жили люди. Более сотни человек размещалось в трех небольших комнатах. Сейчас это даже представить сложно, вместе с тем это было и было относительно недавно - в 2014-15 годах. В подвал ведут крутые ступеньки. Как по ним спускались 80-летние старухи, которых армия родной страны на старости лет загнала в подвал?

Владимир показывает, где жили 9 месяцев более сотни дончан.

Владимир показывает, где жили 9 месяцев более сотни дончан.

Фото: Юлия АНДРИЕНКО

- И спускались, и поднимались. Подвала этого изначально не было, построили его уже после Отечественной войны, будто знали, что пригодится. Тут и запасной выход, и система вентиляции налажена, - показывает мне сторож школы Владимир. – В домах оставаться было небезопасно, меня вот с семьей завалило в домашнем погребе. Как мы выбирались с детьми из-под рухнувших стен, как бежали сюда, в школьный подвал под непрекращающимся обстрелом – сколько жив буду – не смогу забыть!

Украинскую школу украинцы разбили первой

Символично, что на центральном фасаде школы изображен украинский жовто-блакытный флаг, над ним надпись: «Витаемо! Донецьк!» («Приветствуем! Донецк!») Школа-то украинская! Получается хлопчики прямо в ридный флаг стреляли – на стене живого места нет.

- А самое главное – они прекрасно видели, куда летят их мины и что тут ни одного военного нет – старики да дети малые. Первый раз наши Трудовские обстреляли в день рождения Порошенко, так стремилась украинская армия угодить своему гаранту. Только в тот день у нас на поселке погибло девять мирных жителей! А потом мы и счет потеряли. Постоянно работали снайпера, стоило мужикам сигарету закурить в темноте, сразу летела пуля, - рассказывает Наталья Николаевна, дом которой практически разрушен ВСУ. – Сюда в подвал сбежалось в первый день 134 человека! Словно рукавичка в сказке подвал вместил всех – от недавно рожденных младенцев на колясках до древних стариков, плохо понимающих, что происходит. Здесь даже парализованные лежали! Вот в таких условиях – на виду друг у друга, в буквальном смысле, плечом к плечу, мы без света и воды жили тут долгих девять месяцев. Младенцы в подземелье начинали делать свои первые шаги. Грелись мы возле буржуйки, порой не выходя на поверхность по восемь часов, когда шли обстрелы. Когда-никогда волонтеры привозили продукты, разгружались и тут же уезжали. Питались все мивиной да консервами.

Наталья Николаевна.

Наталья Николаевна.

Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Рассказывает, что пар от людского дыхания оседал и струился по стенам водой.

- Запомнилось, как глава одной семьи собирался сделать вылазку за водой и хлебом. А у него в подвале оставались старуха-мать, жена с младенцем на руках и 4-х летняя дочка. Так он ей говорит: «Ты, ласточка, не бойся, это гром гремит, я скоро вернусь, кушать вам принесу». А дите это смотрит на папу и вдруг так серьезно отвечает: «Папа, это не гром. Это нас дядьки плохие убивают», - по лицу Натальи Николаевны текут слезы.

В школу было 8 прямых попаданий.

В школу было 8 прямых попаданий.

Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Так кого ненавидеть?

В подвале и сейчас стоят импровизированные лежанки – из школьных досок и парт. На них – свернутые матрацы и одеяла. На полу - заготовленные баклажки с водой. На одной из парт нахожу книжку и надо же – на украинском языке! «Сказка про йижачка податкивця». Эту книжонку написал когда-то глава налоговой Донецкой области Вадим Бондаренко и одарил ею детей дончан, приурочив сей щедрый дар ко дню защиты детей – 1 июня 2012 года. Будто в другой реальности все это. Но вот кто-то захватил ее сюда, в подвал, может читал или картинки смотрел. И звучит это настоящим сюром. В одной украинской школе детки в подвале читали украинскую книжку, пока их обстреливала… упс! освобождала… украинская армия. Но я уже привыкла, что в таких местах обычно символизм зашкаливает до абсурда.

Йижачок тоже был под обстрелами.

Йижачок тоже был под обстрелами.

Фото: Юлия АНДРИЕНКО

- Куда я должна была уехать, скажите мне? Мой дед приехал сюда в 1912 году строить шахты из Орла, а мой отец - из Полтавы. Кого мне ненавидеть? Мать – русскую или отца – украинца? – спрашивает Наталья Николаевна. – Я равно владею и русским, и украинским языками. Как можно вычеркнуть свою историю, своих предков. Как можно героизировать ОУН УПА (запрещенная в РФ организация), если их люди боялись больше, чем немцев? Они резали своих же, насиловали от 8 до 80 лет, занимались грабежом и поборами. Теперь они на Украине герои, а мы – сепаратисты и быдло. Как грамотно разожгли вражду между нами. А ведь есть на Украине нормальные люди, которые сейчас просто боятся рот открыть и все понимают.

Здесь 9 месяцев жили люди.

Здесь 9 месяцев жили люди.

Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Почему-то об этих людях не вспомнил Зеленский в своем недавнем новогоднем спиче и патетических воззваниях «Кто мы?» Вот бы и ответил прежде всего, кто вы, уничтожившие жизни стольких людей, сравнявших с землей их дома, а после этого, что нужно иметь в сердце, чтобы взывать к единству?