Звезды21 декабря 2019 12:00

Дирижер Донецкой филармонии Владимир Заводиленко: «Музыка – это мягкая сила, ею можно и войны выигрывать»

Баянист, педагог, дирижер Донецкой филармонии оказался, кроме прочего, настоящим философом
В 2014 году Владимир сознательно выбрал жить и работать в Донецке, что не преминула заметить Украина – внесла дирижера в списки сайта «Миротворец». Фото: архив Владимира Заводиленко

В 2014 году Владимир сознательно выбрал жить и работать в Донецке, что не преминула заметить Украина – внесла дирижера в списки сайта «Миротворец». Фото: архив Владимира Заводиленко

Владимир Заводиленко, пожалуй, самый темпераментный дирижер нашей Донецкой филармонии. Иногда мне кажется, что даже, если вдруг выключить все звуки мира и просто наблюдать за его фигурой в неизменном черном фраке и за движением белой палочки, то можно услышать музыку. Особенно мне запомнились концерты под открытым небом с американской пианисткой Валентиной Лисицей, под управлением Владимира Заводиленко.

В неизменном фраке и с бабочкой. Фото: архив Владимира Заводиленко

В неизменном фраке и с бабочкой. Фото: архив Владимира Заводиленко

С Владимиром мы встречаемся в его небольшом кабинете филармонии. Карты – с одной стороны - звездного неба, с другой - мира, полка с книгами, весь подоконник в цветах. Мое внимание привлекают дирижерские палочки в чехле, лежащие у него на столе.

С бриллиантом Донецкой филармонии, солисткой Анной Братусь. Фото: Владимира Заводиленко

С бриллиантом Донецкой филармонии, солисткой Анной Братусь. Фото: Владимира Заводиленко

- Всегда интересовало, зачем дирижеру палочка? – спрашиваю Владимира.

- Она показывает темп, ритм, пульсацию музыки, - рассказывает Владимир. – А еще удлиняет руку дирижера и видна каждому в оркестре.

Любимая дирижерская палочка Владимира ездит вместе с ним повсюду, сама она сделана из дерева, ручка – из пробкового дерева, по весу – просто перышко. Сколько всего она слышала, невольно позавидуешь!

Любимая дирижерская палочка Владимира ездит вместе с ним повсюду. Фото: архив Владимира Заводиленко

Любимая дирижерская палочка Владимира ездит вместе с ним повсюду. Фото: архив Владимира Заводиленко

Рос между Высоцким и классикой

… Маленький Володя появился на свет в городе Мирный на Севере, затем семья переехала в Крым. Никто из родных мальчика не был профессиональным музыкантом, что не мешало им любить музыку и петь. Будущий дирижер Донецкой филармонии вырос среди самого разнообразного репертуара – отец был поклонником Высоцкого, а мама любила классическую музыку, в свое время она мечтала о карьере балерины. Когда ему было восемь лет, отец предложил научиться играть на баяне. Позже было обучение в Симферопольском музыкальном училище имени П. И. Чайковского, а после – Донецкая музыкальная академия имени С. С. Прокофьева.

Музыка над Донбассом. Фото: архив Владимира Заводиленко

Музыка над Донбассом. Фото: архив Владимира Заводиленко

- Впервые я встал за дирижерский пульт в 19 лет и понял – это мое. Я до сих пор помню то свое первое ощущение, - вспоминает Владимир. – Оркестр подобен коню, если дирижер – всадник его нервирует, дергает без повода или боится, то конь сбросит такого ездока. Власть должна быть, но важна атмосфера, чтобы каждый мог раскрыться. Здесь важно быть тонким психологом, и я все время этому учусь.

Симфонический оркестр в нашей филармонии – 85 человек! Чтобы руководить таким коллективом творческих личностей, нужно самому быть личностью.

Фото: архив Владимира Заводиленко

Фото: архив Владимира Заводиленко

Увидеть творение музыки

- Вот вы выходите, становитесь за дирижерский пульт, какие ощущения?

- Зал ощущаешь сразу, даже, когда еще не звучит ни единой ноты, а потом от композиции к композиции, даже стоя спиной к зрителю, чувствуешь, как откликается публика, как меняется ее настрой. Эти вибрации охватывают тебя, идет какой-то внутренний поиск и настрой, стараешься приблизиться к чему-то высокому или это высокое найти в себе, - говорит Владимир. – Можно просто послушать хорошую музыку, но, когда играет оркестр, когда мы смотрим на дирижера, как он двигается, мы видим, буквально, творение этой музыки. Музыка – это тонко материальное «живое существо», которое, как и мы, живет в пространстве и времени, переживая массу жизненных коллизий. Все, как и у человека! Радость, печаль, трагедии, счастье, любовь.

С генеральным директором и художественным руководителем филармонии Донецка Александром Парецким. Фото: архив Владимира Заводиленко

С генеральным директором и художественным руководителем филармонии Донецка Александром Парецким. Фото: архив Владимира Заводиленко

За классикой скучают

- Я вижу, как сметают билеты в филармонию на рок-хиты и саундтрек-шоу. А что касается классического репертуара? На эти концерты приходит столько же зрителей?

- Вы знаете, тоже аншлаги! И это другая публика, которая хочет слушать классику и в состоянии её оценить. Часто ко мне подходят зрители и спрашивают именно о таком репертуаре. На мой взгляд, нужно давать зрителю разные программы. Есть музыка о земном, а есть музыка, поднимающая нашу душу к уровню ангелов и даже Бога. Классическая музыка делает человека лучше, он получает такие тонкие высокие вибрации, которые ему помогают затем и в его профессии – найти что-то новое, чего он до этого не видел, принять правильное решение в затруднительной ситуации. А мы знаем, что молитва в храме, произнесенная сотнями людей, усиливается, подобное происходит и здесь в филармонии – воздействие музыки усиливается от души к душе, настраивая зрителей на одну волну. Другое дело, что зритель рок-хитов, он более активен, часто ищет, куда выплеснуть полученную на концерте энергию, пишет в соцсетях, делится впечатлениями. А поклонник классической музыки, как правило, более сдержан в подобных выплесках эмоций. Помимо того, классика не так активно рекламируется. Отсюда и складывается ложное впечатление, что на классику нет спроса.

Репетиция с американской пианисткой Валентиной Лисицей. Фото: архив Владимира Заводиленко

Репетиция с американской пианисткой Валентиной Лисицей. Фото: архив Владимира Заводиленко

- Получается, музыка – это своего рода сила?

- Да. Музыка – это мягкая сила. Через концерты мы несем свою культуру, строим невидимые мосты. Те, кто создавал культурные учреждения, еще со времен Российской империи и после нее, понимали значимость этого. А вы знаете, что все музыкальные школы возникли при Сталине? В конечном итоге то, что мы имеем сейчас в культуре, было заложено именно при нем. В Европе знания покупали, неимущий талант не мог там добиться ничего, у нас же была совсем другая система – если ты талант, тебе давали возможность учиться и заявлять о себе, государство брало под свое крыло.

Важно увидеть глаза музыкантов, готовых творить вместе с дирижером. Фото: архив Владимира Заводиленко

Важно увидеть глаза музыкантов, готовых творить вместе с дирижером. Фото: архив Владимира Заводиленко

Система была иная! Мы создавали человека-созидателя, творца, а не просто банального потребителя. Кто будет создавать, если все будут потреблять? Чтобы успешно работала экономика, должна успешно работать культура на самом высоком уровне. Тогда и ценности будут меняться, страна будет меняться, и мы вместе с ней. Ведь музыка – это то, что работает с нашим подсознанием. Ее потенциал способен менять мир и выигрывать войны.

Премьера сказки "Рикки-тикки-тави" из цикла "Сказки с оркестром". Текст читает Виктория Степанова. Фото: архив Владимира Заводиленко

Премьера сказки "Рикки-тикки-тави" из цикла "Сказки с оркестром". Текст читает Виктория Степанова. Фото: архив Владимира Заводиленко

Инструменты дарят русские люди

- Когда-то в одном из интервью вы говорили об изношенности музыкальных инструментов нашей филармонии. Меня тогда потрясла их стоимость – десятки тысяч долларов! А как обстоят дела сейчас?

- Очень сложно. Хотя у крупных театров России есть возможность обновлять инструменты и всегда существует такой запас, который они могут передать безвозмездно или по льготной цене. Но мы столкнулись с тем, что это непросто оформить как гуманитарную помощь нашей филармонии. Зато у нас появился настоящий друг из Кузбасса – Анатолий Мохонько. Это профессор, дирижер, заслуженный работник культуры РФ, который специально откладывал долгое время свою пенсию, и пожертвовал ее нам. Благодаря ему мы купили проектор, экран, несколько компьютеров, фотоаппарат для съемки концертов, валторну и бас-кларнет. В этом году он приезжал к нам в качестве дирижера с концертом симфонической музыки. В этот раз он также оказал помощь оркестру, которую мы решили направить на приобретение новых музыкальных инструментов. За это мы ему безмерно благодарны!

С народным артистом РФ, композитором Эдуардом Артемьевым. Фото: архив Владимира Заводиленко

С народным артистом РФ, композитором Эдуардом Артемьевым. Фото: архив Владимира Заводиленко

- А о каких программах мечтает дирижер Владимир Заводиленко?

- Мне очень бы хотелось исполнить такие монументальные полотна, как симфонии Г. Малера, А. Н. Скрябина, С. В. Рахманинова. Также есть мечта исполнить, и возможно даже записать, все симфонии П. И. Чайковского.

Мне очень нравится дирижировать программы для детей. Детская публика самая искренняя и отзывчивая. Сказки с оркестром – это уникальный проект, где можно продирижировать самой разнообразной музыкой, о какой можно только мечтать. Я получаю от сказок колоссальное удовольствие!

Мечтаю о выступлениях нашего оркестра под открытым небом с хорошими яркими классическими программами.

Фото: архив Владимира Заводиленко

Фото: архив Владимира Заводиленко

- А есть какие-то приметы, например, с какой ноги шагнуть на сцену или еще что-то?

- Знаю, что многие солисты перед выходом на сцену всегда крестятся. Для меня же главное – ощутить тишину в зале и увидеть горящие глаза своих музыкантов, готовых на все, почувствовать уверенность, что у нас всё получится. Все удается, если это делается с любовью. В идеале оркестр вместе с дирижером – это одно целое.