2019-11-21T13:32:20+03:00

Яков Кедми: «Россия заинтересована в изменении политики всей Украины. И рассматривает проблему Донбасса как часть проблемы Украины»

Известный израильский общественный деятель рассказал «Комсомолке» - чего ждать Донбассу в ближайшее время
Ольга ГОРДООбозреватель, «КП»-Донецк
Поделиться:
Комментарии: comments1
Известный израильский общественный деятель рассказал «Комсомолке» - чего ждать Донбассу в ближайшее время. Фото: https://umerop.ru/Известный израильский общественный деятель рассказал «Комсомолке» - чего ждать Донбассу в ближайшее время. Фото: https://umerop.ru/
Изменить размер текста:

Яков Кедми частый гость политических ток-шоу, которые идут на федеральных каналах России. Известного общественного деятеля приглашают в качестве эксперта. Часто в студиях звучат вопросы и о Донбассе. Репосты таких программ тут же разлетаются по всему донецкому сегменту интернета. К его мнению прислушиваются и в России, и в ДНР, и в Украине. С 2014 года хотелось поговорить с этим человеком о Донбассе из Донбасса. Яков Иосифович согласился ответить на вопросы «Комсомолки».

- Первый вопрос, которым все тут задаются – почему все-таки для Донбасса не подходит вариант Крыма или Грузии? Вроде и референдум (немного с другой формулировкой, но все-таки) как в Крыму, и война пять лет, а Грузию принудили к миру в два счета за меньшее.

- Разница с Донбассом Крыма в том, что по Крыму было абсолютное решение, что Крым должен быть частью России. В Отношении Донбасса, Абхазии, Приднестровья, Южной Осетии такого решения не принято по политическим соображениям России. По Донбассу Россия считает, что Донбасс должен быть в рамках Украины, но другой Украины, не такой как сейчас. Поэтому не предпринимает пока никаких усилий. В ее (России, - ред.) интересах, чтобы вся Украина полностью поменяла свою политику, а Донбасс был и участником перемены ориентации Украины и ее составной частью. Все, что касается остального, это она оставила на будущее. Подобная же политика в отношении Абхазии и Осетии, хотя в этом случае Россия относится к ним как к абсолютно независимым от Грузии Государствам. Но на данном этапе в отличие от Крыма она не заинтересована в присоединении Южной Осетии и Абхазии, хотя эти государства с удовольствием вошли бы в состав России.

- В 2014 году в своем интервью вы сказали, что России нужен не только Донбасс, России нужна вся Украина. Я правильно понимаю, вы и до сих пор так считаете?

- Россия заинтересована в изменении политики всей Украины. И рассматривает проблему Донбасса как часть проблемы Украины. Пока на Донбасс смотрят под этим углом. В отношении Крыма позиция была совершенно другая. Россия считала, что Крым – это часть России, вне зависимости от того какая политика на Украине. И к этому решению Россия пришла задолго до фактического присоединения Крыма к России.

- В 2015 году, когда подписывались минские, Лавров вышел к журналистам и отвечая на вопрос журналистов «Как дела? Как подписание?» ответил «Хорошо и даже лучше, чем хорошо». Вы можете прокомментировать, что имелось в виду, потому что по прошествии пяти с лишним лет хорошего мало.

- Те надежды, которые были у российского руководства, когда они приняли эту концепцию, не совсем реализовались. Но Российское руководство продолжает надеется, что ему удастся все-таки провести это решение и поэтому свою основную политику они не меняют. Хотя они надеялись несколько лет назад, что им удастся это сделать Это их решение, так они определяют свою политику по отношению к Украине. Донбасс и проблемы Донбасса являются частью политики России по отношению к Украине. Они не рассматривают Донбасс как сам по себе. Если бы рассматривали Донбасс как самостоятельный регион, тогда действия были бы другие.

- Формула Штайнмайера, за которую в последнее время все хватаются как утопающий за соломинку, действительно является таковой для Минских соглашений?

- Это все глупости, которые не имеют никакого отношения к проблеме. Формула Штайнмайера, Минские соглашения – это меры как прекратить или сбавить военные боестолкновения и создать предпосылки для решения проблемы. Но в них не заложено ничего серьезного, кроме вопроса о федерализации Украины, и то невнятно об этом говорится. Все эти меры были направлены к решению частной, технической проблемы разведения войск, а не к кардинальному решению проблемы Украины. Так что влюбляться в минские ну, можно, но это сплошная казуистика. Минские не решают проблемы Украины и не решают проблемы Донбасса. Они пытаются как-то упорядочить военный конфликт, но не более.

- А разведение сил и средств как часть формулы Штайнмайера – это все-таки шаг на пути к миру, или мышиная возня?

- Это все мышиная возня. Пока серьезно не подойдут к проблеме отношения украинских властей и населения Украины, а Донбасс - это производная этой проблемы, ничего не решится.

- В свете последних действий и поведения Зеленского, как дальше будут развиваться события в Украине и чем это отзовется Донбассу?

- У Зеленского нет реальной власти, и она не появится, пока не появятся лояльные ему силовые структуры. Не имея силовиков как союзников, или в подчинении – нет никакой возможности управлять Украиной. А у него этого нет. Его окружение – совершенно случайное. Назначенные им люди не только не имеют руководящего опыта, они не могут управлять, потому что их президент не управляем. Их сила только в том, что за ними стоит президентская власть – они его назначенцы. Но если у президента нет власти, то и те, кто должен проводить его политику - абсолютно беспомощны, потому что за ними никто не стоит. Силовые структуры могут их игнорировать или сделать так, что им не будут подчиняться, и ни президент, ни его окружение ничего не смогут сделать. Их личные качества не имеют никакого значения, даже будь они семи пядей во лбу и гениями своего дела, а они далеки и от этого. К этому добавляется их неподготовленность, непрофессионализм, дилетантство и полная профнепригодность. Но основная проблема это, что тот человек, от которого они обязаны и должны питать исполнительную власть – не владеет страной. Реальной власти у Зеленского нет.

- И как это скажется на Донбассе?

- Прогнозы трудно давать. Тут многое зависит от того, что произойдет на Украине еще. Долго ли продержится нынешняя власть, получит президент, в конце концов, власть или нет. Мне кажется, что пока внутриукраинская проблема идет к силовому решению, потому что силовые структуры не подчиняются президенту, а сами правят бал. Также имеет значение какова будет политика Соединенных Штатов, какова будет политика Европы. В последнее время готовность Штатов вмешиваться в украинские дела становится все меньше и меньше и вряд ли Америка проявит тоже участие и такую заинтересованность в делах Украины, как это было в прошлом. Европа все больше и больше занимается своими делами. И в этом положении можно ожидать любую провокацию со стороны силовых структур, направленную на выведение ситуации из равновесия. Это похоже на ситуацию с провокацией в Керченском проливе, которой управлял Порошенко исходя их своих внутренних расчетов, чтобы что-то где-то добиться. Вполне возможно, что будет похожая попытка, а, возможно, и не одна, других силовых структур или тех, кто ими руководит сделать провокацию, решая свои проблемы. А это может всю Украину опять залить кровью.

- То есть, рассчитывать на то, что ситуация в Донбассе изменится, не стоит?

- Трудно делать прогнозы. Слишком много неопределенных частично хаотических событий происходит на Украине и вокруг Украины. И как они взаимосложатся, предположить невозможно. Единственное что, пока Украина далека от того, чтобы выработались какие-то более или менее приличные приемлемые властные государственные структуры и на Украине начала вырисовываться какая-то реальная власть. Пока каждый тянет одеяло на себя, пока каждый, как говорил Маяковский, делает под себя, и никому нет дела до Украины, ни президенту, ни его окружению, ни силовикам, а еще меньше олигархам.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также