2019-06-23T21:51:48+03:00

Воскресный вечер на Трудовских: дети Донецка растут под «Минскую симфонию»

Корреспондент «Комсомолки» побывал в одном из самых обстреливаемых районов Донецка [видео]
Юлия АНДРИЕНКО@Suok76Suokкорреспондент
Вот такое отчаяние в глазах типично для жителей красных зон Донбасса.Вот такое отчаяние в глазах типично для жителей красных зон Донбасса.Фото: Юлия АНДРИЕНКО
Изменить размер текста:

Воспользовавшись тем, что небо заволокло зыбкими тучками и жара ненадолго отступила, трудовым десантом, вместе с волонтерами, разгружаем помощь на Трудовских – вещи, постельное, игрушки и многое-многое другое, чем забит под крышу наш микроавтобус. Все это предназначено тем, кто остался без крова и не будет против даже б/у вещей. Тут, как говорится, сытый голодного не поймет, сама видела немало семей, которые после обстрела лишились всего.

Окна на Трудовских. Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Окна на Трудовских.Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Наш труд прерывает стрекотня, словно семечки кто-то сыплет, затем этот кто-то начинает сыпать орехи. А через некоторое время орехи заменяются чем-то более весомым, от чего дрожит земля. Летит это все разнообразие смерти со стороны украинских позиций. Животные, сновавшие под ногами и мешавшие работе, тут же жмутся к дому.

- Они уже привычные к шуму, на ерунду не реагируют, - говорит жительница Трудовских Ирина Агальцева. – Но бывает и так, что все вместе залетают в дом, даже те, кто и зимой ночует на улице. Это значит, дело серьезно. Дома, и кошки, и собаки, сидят молча, как статуэтки, не рычат друг на друга, отношения не выясняют – опасность делает их одним целым.

Дети на Трудовских в Донецке не помнят мирного времени.Юлия АНДРИЕНКО

Обычный пейзаж Трудовских. Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Обычный пейзаж Трудовских.Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Ворота Ирины в мелкое решето, дом в оспинах от осколков, говорит, пули выметает регулярно.

Соседи Ирины – Виктория и ее 8-летний сын – Даниил. Волонтеры как раз направились к ним отнести помощь, как где-то рядом ухнуло тяжелое. Мальчик, как испуганный кузнечик, пригнулся к земле – нормальная естественная реакция ребенка, который не помнит мирного времени. Не помнит, что можно не боясь, бегать по улице, не шарахаться от громких звуков и чувствовать себя в полной безопасности.

- Ему тогда три года просто было, не запомнил, - грустно говорит Виктория. – Иной раз соберемся в школу, а тут начинается стрельба, стоим с сыном в коридоре, слушаем свист пуль и не знаем – идти или оставаться дома. Уехать отсюда нам некуда, да никто ничего не предлагал. А квартиры, сами знаете, снимать очень дорого.

Дом Виктории получил несколько повреждений, которые она латала собственными силами. А самое печальное, что от частых прилетов начал разрушаться подвал, где она могла хотя бы спрятаться с сыном.

Пока беседуем рядом несколько раз что-то ощутимо ухает. Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Пока беседуем рядом несколько раз что-то ощутимо ухает.Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Несколько раз во время нашей беседы опять приземляется что-то тяжелое, даже птицы смолкли на деревьях. А для жителей Трудовских это обычный день под Минскую симфонию, которую тут слушают уже шестой год.

Жительница Трудовских показывает посеченный осколками дом. Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Жительница Трудовских показывает посеченный осколками дом.Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Степень безнадежности и отчаяния здесь просто зашкаливает, как и в любом обстреливаемом районе республики. Но тут никто давно не задается желанием обнаружить логику этих обстрелов, как и не восклицает риторически: «Доколе?», «Сколько можно?». На это у жителей уже давно нет сил.

ИСТОЧНИК KP.RU

Еще больше материалов по теме: «Украинский кризис»

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также