2019-04-05T21:54:35+03:00

Другая война: «Если снаряд уносит жизни нескольких человек, наркотик убивает тысячи»

Наркоманы и наркотики не исчезли из Донецка, просто о них не говорят
Юлия АНДРИЕНКО@Suok76Suokкорреспондент
Поделиться:
Комментарии: comments2
Постепенно, шаг за шагом наркотик избавляет тебя от всех вокруг, даруя взамен себя.Постепенно, шаг за шагом наркотик избавляет тебя от всех вокруг, даруя взамен себя.Фото: Тоша БАЕШКО
Изменить размер текста:

Тема войны задвинула все остальные когда-то актуальные проблемы, включая тему наркомании. «У вас что наркоманы есть в ДНР? Разве их всех не вылечили на принудительных работах в окопах в 2014 году?» - искренне изумилась моя знакомая из России. И есть, и не вылечили, хотя в СМИ об этом молчок. Непатриотичная темка какая-то. А потом у знакомых сын погиб от этой дряни, через неделю студент-первокурсник записал предсмертное обращение и признался в том, что давно наркоман. Осознание того, что нас и так косит война, молодежь разъезжается из Донбасса кто куда, да еще и эта беда сокращает жизнь дончан, заставило меня познакомиться с этой темой ближе. Имена тут все вымышленные, в отличие от историй.

История Александра: Наркотик стал моим богом

Мне 39 лет. 10 лет принимал наркотики. Не употребляю наркотики 7,5 лет. Иногда мне кажется, что причины этого кроются в детстве. Родители были заняты зарабатыванием денег, а я рос с дедушкой и бабушкой, которые всячески меня опекали. В детский сад я не ходил, а когда пошел в первый класс, то не умел даже ботинки зашнуровывать самостоятельно, настолько все делали за меня, предвидя каждое мое желание. Я был необщительным и, хотя учеба мне давалась легко, друзей у меня почти не было. Шахматы, книги – вот и все мои увлечения.

Наркотик я попробовал впервые на третьем курсе института. Предложил друг, сказал, что это, как алкоголь, но ярче, к тому же не шатаешься. Препарат этот тогда свободно продавался в аптеке, не относился к наркотическим и был дешев. Ощущения меня потрясли – счастье, окрыленность, мир оказался полон красок и прекрасных людей. Разница между жизнью без препарата была разительной – меня накрывала черная тоска, все теряло смысл. С первого раза я понял, что буду наркоманом. Было ли мне страшно? Нет. Мне было страшно остаться без наркотика. Как-то быстро он стал моим богом. Богом, но и хозяином, которому я безраздельно служил. Когда во время академического отпуска начал работать на заводе слесарем, стал употреблять таблетки каждый день.

Началась череда работ и увольнений за прогулы, когда я не мог ничего делать без наркотика. Ломки выбрасывали из жизни. Родные вскоре поняли, что я наркоман. Хотя первое время старались не замечать, не хотели верить в это. Я врал, я занимал деньги, выносил из дома аппаратуру, золото, а ум, тренированный шахматами, предлагал различные хитрые комбинации, как без откровенного криминала не остаться без наркотика. Все было подчинено ему. Я пытался сбежать из этой зависимости. Как какое-то вещество владеет мною, думал я в редкие секунды пробуждения?! Предпринимал попытки самоубийства, лечился в психиатрической клинике, где зависимость от одного препарата глушилась другой. Да и туда, в палату, я хитростью проносил вещество. Я был вне мира, я был выше его, я не мог быть вместе с улыбающимися людьми на улицах. Наркотики дают чувство особенности себя, делая наркомана законченным эгоистом. Попытки бросить оканчивались тем, что, выйдя из психиатрической больницы, я с удивлением обнаруживал себя идущим в аптеку. Сами ноги меня несли туда, а другого пути уже и не было. Родители думали, что я бросил, но вскоре понимали, что я им врал. Я пытался спрыгнуть, переходил на более легкие вещества, но полностью бросить не мог. Вскоре наступило истощение – физическое, моральное. Было ощущение, что скоро сдохну или сойду с ума.

Самое страшное заключается в том, что наркотик полностью избавляет тебя от индивидуальности, от собственной личности. Фото: Тоша БАЕШКО

Самое страшное заключается в том, что наркотик полностью избавляет тебя от индивидуальности, от собственной личности.Фото: Тоша БАЕШКО

История Владислава: Я думал - спрыгну в любой момент

Я родился в полноценной обеспеченной семье, был окружен заботой многочисленных родственников и мало в чем нуждался. Учился я небрежно, отдавая предпочтение спорту и улице. В какой-то момент мне стало скучно. У меня было все, не было никаких проблем, отказа не было ни в чем, но чего-то мне не хватало. Я рос эгоистом. И мне кажется, в этом причина моей зависимости. Наркотики, которые появились позже, стали лишь ее следствием.

Впервые я попробовал в 16 лет курительные наркотики, не скажу, что мне слишком понравилось. А затем на летних каникулах открыл для себя сильнодействующие таблетки – никаких рецептов для того, чтобы его приобрести, не требовалось. Прямо в центре Донецка в аптеке на площади Ленина был рассадник наркоты. Не думаю, что кто-то был не в курсе этого.

А через 1,5 года случился мой первый укол. Я не помню второго и всех последующих уколов, но ту первую инъекцию помню хорошо. Что я почувствовал? Я понял, что вот оно счастье, которое ищут люди.

Однажды, еще в самом начале употребления, я приехал в гости к старому наркоману. У него за плечами уже было много лет отсидки, а в квартире не было ничего – только грязный матрац в углу. Он глянул на меня, розового и свежего, приехавшего на собственной машине и только проронил:

- Вот куда ты лезешь? Скажи?

- Прекращай, расслабься. Я спрыгну тогда, когда захочу, - с усмешкой ответил я, а про себя подумал, что таким, как он, никогда не стану.

- А с какого этажа прыгать собрался? – вдруг задал он мне непонятный вопрос.

Тогда мне казалось, что я контролирую процесс. И правда, сначала я употреблял раз в неделю один кубик, затем два раза в неделю, а затем - каждые 3-4 часа. Вскоре начались ломки и наркотик мне был нужен уже не для кайфа, а, чтобы просто не сдохнуть. Я просыпался на мокрых от пота простынях, у меня выкручивало каждую клетку, и я готов был на все, только бы добыть дозу и прекратить муки. Вот у каждого болели хоть раз в жизни зубы? Так вот я был одним сплошным больным зубом. Ночи я боялся больше, чем милиции, боли усиливались невероятно. А моя суточная доза уже равнялась 50 кубикам. Когда-то я считал тех, кто колет 10 кубиков конченными и был уверен, что таким никогда не стану. Они – иное, а я всегда смогу бросить, был уверен я. Особенность всех наркоманов – потрясающая способность врать, в первую очередь, самим себе.

В любой момент кто-то может предложить вашему ребенку попробовать. Неважно - друг или прохожий. Фото: Тоша БАЕШКО

В любой момент кто-то может предложить вашему ребенку попробовать. Неважно - друг или прохожий.Фото: Тоша БАЕШКО

Однажды я забыл убрать шприц из ванной комнаты. Так родители узнали, что я наркоман. Нужно отдать им должное, они боролись за меня лет семь. Я прошел всяких целителей, экстрасенсов, колдунов, психушки, наркологии, реабилитационные центры - бесполезно. Мне вшивали за огромные деньги даже какую-то ампулу, гарантируя избавление от зависимости, а я шел на следующий день и кололся. И мечтал об одном - чтобы от меня отстали и дали спокойно употреблять. Я вынес из дома все, что мог. Однажды в квартире я обнаружил сейф, в который родители спрятали все ценное от меня. Представляете, не от воров сейф, а от родного сына, ставшего чудовищем?! Я продал за копейки подаренную родителями машину, деньги тут же спустил на вещество. Вскоре я остался один и осознал, что мне даже некому позвонить и просто спросить: «Как дела?» От меня отвернулись все. Сначала продавал свое, затем чужое… И каждый день ложился и просыпался с мыслью, что я делаю что-то не так. Моя болезнь была между ушами, как сказал мне однажды врач в наркологии и, чтобы избавиться от нее, нужно мою голову отрезать и пришить другую.

В один прекрасный день я стоял на балконе 7 этажа и думал: «Вот сейчас можно легко покончить со всеми муками, нужно просто перекинуться через перила и все». В тот момент я вспомнил вопрос того старого наркомана, до меня дошел смысл его слов.

История Кристины: Сначала легкие наркотики, вскоре – первая инъекция

Мне 36 лет и пять лет я остаюсь свободной от употребления наркотиков. Моя карьера употребления началась лет так в 13-ть, в этом возрасте я впервые попробовала алкоголь и мне очень понравились эти ощущения. В таком возрасте я не могла себе позволить пить часто. А вот после окончания 11-го класса я считала себя уже взрослой девочкой и каждый праздник оканчивался пьянкой. Но со временем я поняла - алкоголь это не мое, от него дуреют, запах перегара, мозги не соображают, и я решила попробовать что-то более веселое и непринужденное и это были курительные вещества.

Круг друзей к 18 годам я уже выбрала, это были такие же люди, употребляющие наркотики, но на тот момент мне казалось, что это именно те друзья, с которыми я пойду по жизни, с которыми я смотрю в одном направлении, которые не боятся пробовать что-то новое, и которые, как и я, хотят жить в кайф. Именно с этими людьми в один прекрасный осенний вечер я совершила свой первый, инъекционный укол.

После употребления я поняла - это оно, это именно то, чего я хотела, эти чувства нельзя описать словами, такое только можно почувствовать, это полет всего тела, это радость, на тот момент мне казалось, что проблем в жизни не существует совсем. Я могла найти контакт даже с теми людьми, которых не переносила на дух. Я могла говорить часами, о чем угодно, на любую тему. Единственное, чего я боялась, чтоб меня не "спалили" дома.

Смысл есть и борьба возможна. Фото: Тоша БАЕШКО

Смысл есть и борьба возможна.Фото: Тоша БАЕШКО

Так продолжалось 12 лет, я вышла замуж за такого же употребляющего, как и сама, у нас родился ребенок, жили, торчали, ругались, дрались, но главным в нашей жизни было одно - найти деньги на дозу. Сначала мы, конечно, рассказывали родителям что-то очень важное, и они давали нам деньги, но потом уже это не прокатывало. Пошли в ход ломбарды, кредиты, зарплата тоже уходила вся туда, а в конце уже началось воровство. Это был ад на земле. Мне даже не было интересно, что с моим ребенком. Я тогда уже поняла, что мне хана, я наркоманка, но что делать с этим не знала, просто смотрела на не употребляющих людей и тупо им завидовала.

На тот момент было уже не до кайфа. Единственное, что я могла сделать - это обратиться к Богу и просить его о помощи.

А потом мечтаешь уже не о кайфе, а чтобы не ломало. Фото: Тоша БАЕШКО

А потом мечтаешь уже не о кайфе, а чтобы не ломало.Фото: Тоша БАЕШКО

Бывшие наркоманы сразу меня раскусили

Все эти истории объединяет то, что эти люди встретились в сообществе «Анонимные Наркоманы». И у каждого из них свой срок трезвости. Такие сообщества есть по всему миру, отпочковавшись от «Анонимных Алкоголиков» в 1953 году. Есть и в Донецке, правда в единственном количестве на всю Республику. Тогда, как до войны их было несколько в самом Донецке, а кроме того, в Горловке, Енакиево, Мариуполе.

Я была приглашена на одну из встреч сообщества, куда пришли несколько девушек, парней, мужчин. Встретив их на улице, я бы в жизни не подумала, что они наркоманы. Точнее, были наркоманами. Сами себя они называют химически чистыми с разным сроком. Меня же они раскусили сразу, как потом признался один из них.

- Одного взгляда хватило, чтобы понять, что вы не зависимая. Я своего брата вижу издалека. А то что пришли, хорошо. Пусть о сообществе узнают в Донецке, как можно больше людей, кому-то это спасет жизнь. Вообще журналист у нас впервые в гостях, - признает один из парней. – Никому нет дела, что у нас сейчас каждый день гибнет молодежь до 25 лет. На тех наркотиках, которые появились сейчас, они не доживают ни до ВИЧей, ни до гепатитов. Если вы думаете – что-то изменилось за время войны, ошибаетесь. Стою недавно в аптеке и опытным взглядом вижу: в очередь вклинивается парень, называет аптекарю несколько цифр, получает желаемое и исчезает. Когда-то и я так приобретал дозу. Кстати, чтоб вы знали, алкоголь такой же наркотик и достаточно опасный.

Мир может быть красочным и без наркотиков.

Мир может быть красочным и без наркотиков.

У сообщества есть несколько принципов – анонимность, бесплатность, добровольность. «Анонимным Наркоманам» Донецка уже 16 лет, а встречи проходят семь раз в неделю. Прийти сюда может каждый зависимый и только на открытые собрания раз в месяц – такие как я, левые пассажиры. Никаких взносов не требуется, разве что добровольные пожертвования на аренду помещения да на чай, но, если на мели – никто и слова не скажет. Вообще атмосфера очень доброжелательная, а уникальность терапии состоит в том, что зависимым помогают не врачи, наркологи или психиатры, а такие же, только выздоравливающие от зависимости люди, которые несут «благую весть» – надежду, что выздоровление возможно. По той простой причине, что никто не может понять зависимого так, как тот, кто тоже зависел.

Сообщество "Анонимные наркоманы" сохранилось в Донецке. Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Сообщество "Анонимные наркоманы" сохранилось в Донецке.Фото: Юлия АНДРИЕНКО

- Есть такая притча: сидит наркоман на дне ямы, а над ним – милиция, родители, наркологи, психиатры и все кричат-советуют наперебой, как ему выбраться из ямы. А затем вдруг к нему в яму прыгает какой-то человек и говорит: «Я тут когда-то был и знаю, как выйти отсюда. Пойдем со мной», - рассказывают мне доходчиво о принципах сообщества.

У каждого зависимого есть спонсор, тут скорее неудачная калька с английского, ибо о деньгах речь не идет, это скорее наставник, который делится своим опытом и помогает пройти 12 шагов сообщества «Анонимных Наркоманов». Это поэтапная программа – от признания своего бессилия и заблуждений до духовного пробуждения.

И один раз – слишком много, но и тысячи – будет всегда недостаточно

Встреча начинается с того, что собравшиеся по очереди читают устав, правила сообщества. Затем выбирается тема обсуждения и по кругу выступают участники. Приветствие начинается с имени и срока чистоты: «Я – Николай. Срок чистоты – три года, четыре месяца и пять дней». Именно так – до дня, а то и до минуты. У некоторых в телефонах стоит специальная программа, так та до часов и минут показывает срок трезвости. Среди звучащих фраз, больше других меня потрясает одна: «И один раз – слишком много, но и тысячи – будет всегда недостаточно». Действительно так.

На открытые собрания может прийти любой человек. Фото: Юлия АНДРИЕНКО

На открытые собрания может прийти любой человек.Фото: Юлия АНДРИЕНКО

В двери заглядывает солидный мужчина, извиняется, объясняет причину своего опоздания:

- Машина барахлила, пока управился, вижу – опаздываю на встречу. Поддал газа, а тут гаишники. Спрашивают: «Куда летим?» Говорю: «Так получилось, я опаздываю на встречу анонимных наркоманов». Не знаю, что они подумали, но права вернули, попросили быть осторожней и отпустили. Вот чуток задержался.

Все дружно хохочут. И я вместе с ними. У кого-то за плечами психиатрические больницы, попытки суицида, криминал, кто-то опомнился в самом начале скользкого пути, у каждого свои опыт, род зависимости и попытки расстаться с наркотиком, общее одно – это сообщество, которое помогает оставаться чистым. Здесь все равны – бизнесмен ты или нищий студент, неважно.

Есть те, кто знает, как помочь. Просто они уже прошли этот путь. Фото: Тоша БАЕШКО

Есть те, кто знает, как помочь. Просто они уже прошли этот путь.Фото: Тоша БАЕШКО

- Признаться, я очень устаю от той ответственности, которая теперь на мне. Нужно кормить семью, воспитывать сына, помогать жене, не все получается. Ловлю себя на мысли, что мне бы тоже хотелось проказничать, как сын, - откровенничает один из парней, который почти 10 лет остается химически чистым. – А потом как вспомню, что всего этого несколько лет назад у меня не было! Я был инъекционным наркоманом уже на самом днище, я принимал тяжелые наркотики с 15 лет, у меня были проблемы с милицией, а родные так устали от меня, что рады были уже, чтобы меня забрали в тюрьму. А теперь у меня есть все – жена, ребенок, работа! Да я счастливейший человек. Но даже сейчас, когда я вижу употребляющего, то понимаю, что нас с ним разделяет только доза в один кубик. Через неделю я буду на том же днище, с которого вылез.

В конце собрания аплодисментами приветствуются те, кто в начале пути и гости. Мы становимся в круг, положив руки друг другу на плечи и произносим: «Боже, дай мне разум принять то, что я не в силах изменить, мужество – изменить то, что могу, и мудрость – отличить одно от другого».

Кстати, такие открытые собрания бывают четыре раза в месяц и на них может присутствовать любой человек – родители наркомана, журналист, педагог, да любой желающий. А позже мне удалось узнать, что у нас в Донецке, да что там в Донецке, во всей Республике, нет ни одного реабилитационного центра. Сами ребята мне говорят, что не каждый способен соскочить без этого, хотя исключения бывают.

В Донецке очень скоро откроется реабилитационный центр

Как обстоят у нас дела с помощью наркозависимым, еду узнавать в Республиканский наркологический центр.

- Что изменилось у нас за время войны, выросло ли у нас число наркозависимых или нет? – спрашиваю я главного врача Донецкого наркологического диспансера – Игоря Цыбу.

- С точки зрения наркорынка не изменилось ничего, - отвечает Игорь Владимирович. – Появляются новые вещества во всем мире, в том числе у нас. В чем сложность? В том, что есть вещества, обладающие наркотическим потенциалом, но не отнесенные к наркотикам на юридическом уровне. Пресечь распространение такого вещества практически невозможно. Таких препаратов немало, к тому же постоянно синтезируются новые. Этот процесс протекает во всем мире. Мы в этом ориентированы на законодательство РФ, но есть у нас и свои сложности. Если говорить о статистике, то ни провалов, ни скачков у нас не наблюдается. Рост наркомании начался в 90-х годах, вот тогда был колоссальный пик. Сейчас мы вышли на так называемое статистическое плато, каких-то особых потрясений в ту или иную сторону нет.

Выбор всегда есть. Фото: Тоша БАЕШКО

Выбор всегда есть.Фото: Тоша БАЕШКО

- А что у нас с реабилитацией наркозависимых?

- Первый этап лечения обычно проводится в государственных или частных клиниках. Это лишь первый этап, включающий в себя решение самых тяжких физических проблем. На это уходит от нескольких недель до месяца. После чего проблема окончательно еще не решена, и она требует дальнейшего участия врачей, психологов и т.д. Решать эти проблемы на дому чревато тем, что человек возвращается в свое привычное окружение и снова начинает употреблять наркотики. С этой проблемой до войны неплохо справлялись реабилитационные центры. Их было довольно много. Некоторые – религиозные, другие – светские, но свою миссию они выполняли. Сейчас у нас нет ни одного лицензированного официального реабилитационного центра. Мы нашли способ это решить. Сейчас в одном из наших структурных подразделений планируем открытие подобного центра. Даже наделенного более широкими функциями: там будут решаться не только наркоманические проблемы, но и алкогольные, постстрессовые в результате военных действий и т.д. Думаю, во втором квартале этого года он откроется. В этом будет участвовать наше государство. К слову, в Украине государственной реабилитационной программы нет до сих пор.

- Как вы, как врач-нарколог, оцениваете эффективность сообществ, подобных «Анонимным Наркоманам»?

- Положительно. Ребята выскакивают. Главное - идет признание собственных проблем и поиск способов их решения. Вообще же в сообществах важно, чтобы одна форма зависимости не перешла в другую. Такое часто бывает в сектантских группах. Но, насколько я знаю, у нас в Республике они запрещены. Часто говорят бывших наркоманов не бывает? А вот скажите, можно ли жить с хроническим насморком, плоскостопием или любым другим хроническим недугом? Разумеется! Как правило, хроническое отклонение здоровья к норме, за редким исключением, не возвращается, но жить с этим вполне можно нормально. То же и с наркоманией. Главное поставить перед собой цель – жить трезво. Человек может испытывать влечение к веществам, возможно, всю свою дальнейшую жизнь. Но бороться с этим нам под силу, было бы только на это желание самого человека.

СПРАВКА «КП»:

Телефоны сообщества «Анонимные Наркоманы» в Донецке:

(071)312-92-92

(050)071-04-03

Сайт сообщества «Анонимные Наркоманы» в Донецке:

http://na-donbass.16mb.com/sobr.php

ИСТОЧНИК KP.RU

Еще больше материалов по теме: «Осознанный выбор: Личное мнение»

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также