Политика17 декабря 2018 10:00

Дети Донецка: «Когда вместо отца только Святой Николай»

«Комсомолка» побывала в Петровском районе на утреннике для детей погибших военных и узнала об их жизни
Так искренне радоваться могут только дети.

Так искренне радоваться могут только дети.

Фото: Юлия АНДРИЕНКО

В Донецке только украшенные витрины напоминают о том, что праздник приближается. Ни снега, ни новогодней суматохи пока не наблюдается. Ну да дончане такой народ, что праздники делают сами.

Живой музей при школе

Накануне дня Святого Николая в Петровском районе Донецка поздравили детей погибших военных. Волонтеры привезли им сладкие подарки, а Совет вдов и матерей погибших ополченцев постарался всех оповестить и организовал встречу в местной школе № 101. Школа эта, признаться, потрясла меня. Таких мало встретишь даже в центре Донецка. Уютная, светлая, добрая. А на входе тебя с портретов встречают Лев Толстой, Николай Гоголь, Александр Пушкин. И доска почета, с которой глядят мальчишки девчонки.

Светло, чисто и очень уютно в этой школе.

Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Но самое главное это - музей, где проходило само мероприятие. Он способен удивить даже искушенного гостя. Сделан в виде блиндажа из настоящих бревен, потолок и стены покрыты маскировочной сеткой, а на многочисленных экранах транслируются документальные хроники войны. Несколько экспозиционных залов, посвященных Великой Отечественной войне, воинам-интернационалистам, этой войне. Все это создано по инициативе Евстифеева Романа, который является руководителем этого музея и возглавляет Союз афганцев.

Музеев такого уровня при школах я еще не встречала.

Фото: Юлия АНДРИЕНКО

- Это не столько музей, сколько центр патриотического воспитания. Создан он еще в 2007 году. Можно было его расположить и в более просторном здании, но хотелось быть ближе к детям, чтобы музей был живой, - рассказывает Роман Николаевич. - Детвора в нем постоянно, перемены все здесь проводят и, если ученика нет на уроке, то гарантированно он находится здесь, значит увлекся в музее. Детям здесь интересно, они даже и в выходные сюда бегут. Смотрим фильмы, обсуждаем, общаемся и это важно. Мы не должны терять детей. У нас должна работать четкая идеологическая программа, которая охватит все поколения.

Неудивительно, что детвору тянет сюда.

Фото: Юлия АНДРИЕНКО

В любой день здесь можно не только посмотреть экспозицию, но и фильмы.

Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Более других в музее потрясает Зал памяти. В небольшой комнате в самом центре над гильзами снарядов возвышается, будто парит, фигура в белом – душа, лицо ее запрокинуто в небо, по которому плывут журавли. Звучит траурный набат. С трех экранов идут кадры войны в Донбассе: детские лица, разбитые дома, мать над гробом сына, воины Республики… А в углах комнаты на каждой грани прямоугольных столбов такие цитаты о войне, которые заставляют остановиться и задуматься: «Цена войны написана аккуратными буквами на тысячах табличек, установленных над солдатскими могилами», «Первой жертвой войны становится правда», «Когда война кончается, из укрытий вылезают герои» … В этот зал тоже заходят дети, только тут они не шумят, не бегают, а смотрят молча.

Зал памяти посвящен всем погибшим на этой войне, на экранах лица сменяют друг друга и звучит набат.

Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Им не нужно объяснять, что такое война. Все ребята, которых пригласили в этот день в школу, остались без отцов. Их папы погибли на этой войне. И для них война эта более конкретна и осязаема, чем для прочих, кто знаком с ней понаслышке. Их отцы никогда не придут домой, не подхватят на руки, не принесут домой пахучую сосну, не отругают за «двойку» в школе. Это 35 приглашенных детей только Петровского района. Возможно далеко не все. А сколько их всего в Донецке? А в Донбассе?

Святым Николаем стала простая женщина из Орла

- Мы смогли приехать сюда, благодаря обычной женщине из города Орел РФ – Елене Новиковой, - рассказывают волонтер Андрей Лысенко со своей помощницей Леной. – Эта женщина уже не первый раз помогает дончанам – детям с ДЦП, нашим детским домам, в этот раз - детям погибших военных. Вот, казалось бы, простой человек, но она смогла организовать посылки в Республику и регулярно перечисляет сюда средства. Мы купили сладкие подарки и еще новогодние призы на беспроигрышную лотерею. Хочется сделать праздник для этих детей.

Волонтеры пообещали не забывать этих детей. А сколько их таких по всей Республике?!

Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Меня это удивляет. В последнее время ощущение, что от нас уже все устали, включая нас самих. Но волонтеры говорят, что помощи из России и других стран, включая Украину, приходит не меньше, чем, скажем, в 2014-15 годах, другое дело, что за это время и нуждающихся тут стало куда больше. Больше погибших, раненных, оставшихся без жилья, тяжело заболевших и т.д.

Дети ведут себя очень скромно.

Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Дети ведут себя на удивление скромно, никакой толчеи к мешку с подарками, как это обычно бывает, наоборот, видно, что очень стесняются. Волонтеры одаряют всех подарками и обещают не забывать, приезжать еще. Звучат стихи, поздравления, а беспроигрышная лотерея вызывает настоящий восторг, и дети немного раскрепощаются. Прощаться не хотят, обнимают волонтеров, показывают свои подарки.

- Теперь у них Святой Николай вместо папы, - говорит одна из бабушек, воспитывающая сама двух внуков.

Как живут солдатские вдовы

А я разговорилась с одной из мам, которая пришла на утренник с девочкой. Муж Марины был бизнесменом, а пришла война, так сразу продал всю технику, оборудование, купил себе амуницию и прочее, пошел воевать. Погиб в прошлом году.

Цитаты о войне в Зале памяти.

Фото: Юлия АНДРИЕНКО

- Я думала от горя не оправлюсь, лежала в постели и не хотела ни есть, ни пить. Жить не хотелось. Меня дочки спасали, кричали: «Мама, вставай, не умирай, с кем мы останемся?» Так я осталась одна, с двумя детьми. Старшая дочь совершеннолетняя, учится в Луганске. А младшей - всего 10 лет. Кинулась пенсию по потере кормильца оформлять – у мужа нет стажа, - с горечью рассказывает Марина о своих мытарствах. - Теперь мне государство выплачивает ежемесячно одну тысячу рублей на младшую девочку. Но ладно, мой муж был бизнесмен. А ведь у других девчонок мужья на шахтах да заводах работали, но воевать ушли молодыми, они просто не успели заработать необходимый стаж, война им помешала. Так вот, им тоже от государства положена одна тысяча рублей на ребенка. Как говорится, ни в чем себе не отказывайте! Но, правда, мне дважды заплатили по 20 тысяч рублей из обещанного единовременного пособия 800 тысяч рублей. Остальные девочки, даже у кого мужья погибли еще в 2014 году, получили не больше. И вот как жить?

- Марина, но вот недавно озвучили закон, что семьи погибших военных освободят от квартплаты. Это же помощь? – спрашиваю я.

- Помощь… да только она не работает пока, хотя закон вступил в силу с октября, - ошарашивает меня Марина. – Кинулась я оформить льготу, а мне заявляют – механизм не работает. Куда бы я не пошла – ЖЭК, водоканал, там отвечают: мы только исполнители власти. Я тогда написала письмо нашему Главе Денису Пушилину. Он, правда, отреагировал быстро. К нам в администрацию Петровского района приехала министр социальной политики Лариса Толстыкина. Я спросила о положенных нам льготах, а мне ответили, что порядок оформления документов разработан, находится в стадии подписания и посоветовали следить за новостями. Вот ощущение, что все эти люди призваны красиво нам отвечать, обнадеживать, чтобы мы не возмущались. Я только и ответила им: «Так что мне ребенку сказать? Чтобы он не просил кушать, пока вы там механизм не разработаете?» Вы правду напишите, под ней сотни вдов подпишутся.

Хочется верить, что и механизм разработают, и закон вступит в силу, иначе, действительно, надежда только на Святого Николая.