Boom metrics
Политика28 июля 2018 9:46

День ВМФ 2018 в Донецке: зачем морякам семь форм, почему надо жениться в день ВМФ и для чего на подлодке тарань?

В Донецке очень много моряков, как надводников, так и подводников. В канун Дня ВМФ 2018 «Комсомолка» встретилась с некоторыми коренными дончанами-мариманами.
Бывший подводник, а ныне заместитель директора цирка Валерий Кипкаев

Бывший подводник, а ныне заместитель директора цирка Валерий Кипкаев

Фото: Ольга ЖУКОВА

Как ни крути, а ДНР морская держава. И День ВМФ 2018 в Донецке - тому подтверждение. Не сегодня – завтра Мариуполь освободят, и вот он порт, море наше родное Азовское и праздник военно-морского флота нам совсем не чужд. Тем более, что отставных военных моряков у нас в достатке и надводников и подводников. Среди них гражданские и военные. В случае чего есть кому передать полученный опыт. Честно говоря, не ожидала найти такое количество причастных к ВМФ в Донецке. При таком количестве запаса флот Республике просто необходим.

И как поется в известной песне «Экипаж – одна семья» из всего списка

Нам нужны такие корабли на море,

Чтобы мы могли с любой волной поспорить.

Маяки нужны и нужен нам локатор,

А ещё нам верные нужны ребята

у нас пока есть единственная, но самая основная составляющая – верные ребята. Чтобы не быть голословными, о таких ребятах мы и расскажем. Первого подводника, мы нашли в цирке. Знакомьтесь - Кипкаев Валерий Дмитриевич – первый заместитель генерального директора Донецкого цирка «Космос». Согласился побеседовать с «Комсомолкой» и рассказать как там на подводной лодке? Не обидно ли служить три с половиной года, когда все остальные два? И еще много чего интересного рассказал нам Валерий Дмитриев.

- Не обидно было – всех на два года призывают, а вас на три?

- Я почти четыре прослужил. Нет, не обидно, наоборот – я доволен был. В Севастополе отучился полгода в отряде подводного плавания и был отправлен в воинскую часть. Это отдельная военная часть – подводная лодка. И все годы провел я там.

- Не поняла? Воинская часть на подводной лодке? Все время?

- Да, мы постоянно находились в море. Отрабатывали различные задачи, как учебные, так и боевые. Когда возвращались домой, в место дислокации в свою бухту, шли в казармы, там ночевали, а утром снова на лодку. Наш экипаж был один из немногих в бригаде подводных лодок тех времен в Севастополе, который постоянно, где-то порядка двух лет в море безвылазно был. Пришли-ушли, пришли-ушли.

Во время службы на подводной лодке

Во время службы на подводной лодке

Фото: Ольга ЖУКОВА

- Под водой?

- Это дизельная подводная лодка, среднего класса, кажется, 57 года рождения. Эти лодки рассчитаны для недолгого подводного положения. На каждой были препараты, которые обильно производили кислород и поглощали углекислый газ. Раз в сутки-полтора надо было подвсплывать и заряжать аккумуляторные батареи, как правило, по ночам это происходило. Когда уходил – лодку отправили на консервацию в Балаклаву.

- Помните свое первое погружение?

- 50 лет прошло, уже не очень хорошо помню. Первое погружение проводят на так называемую перископную глубину. Самая большая глубина, на которую доводилось погружаться аварийная – 140 метров. А предельно допустимая глубина для лодок этого класса – 170. Но мы на такую глубину никогда не погружались. Уж слишком оно трещало все. Механизмы есть механизмы. Плотность воды довольно сильная.

- Какая специальность была у вас на флоте?

- Радист. Уволился в запас в должности старшины.

- Нестандартные ситуации случались?

- Нам моделировали эти нестандартные ситуации, чтобы если случится – действовать на автомате. Но случались да. Было, лодка перестала слушаться рулей, просто погружается, ее нужно остановить и поднять. Аварийная ситуация. Грубо говоря, падаем на дно. Ну вот, благодаря отдельным членам экипажа и слаженным действиям всего экипажа – спасали сами себя. Останавливались, потом лодка пробкой вверх летела – и такое было. Всякое было. Прошел два, так называемых, дока – раз в несколько лет лодка становится на сухой док и чистится. Все эти цистерны, корпус. Моряки подводники знают, как это тяжело. Но мы сами чистили.

- А питание на подлодке как везде в армии?

- Могу сказать, на сегодняшний день не во всех ресторанах было такое питание, как у нас там. Флот, а особенно подводников, кормили отлично. Компоты, овощи, фрукты, мясные консервы из гуся, утки, перепелок. А когда уходили в дальний поход полагалась шоколад вино вяленная тарань. Когда моряк шел в отпуск, то по тому, что он с собой везет, было понятно кто это. Если шоколад и тарань, значит, подводник. Там менялись кто что больше любит. А тарань была в таких больших оцинкованных банках. Помните, томатная паста по несколько килограммов продавалась в таких банках? Вот в таких банках была тарань. Специально для подводников паковали так. Запас продуктов на подлодке где-то на месяц. Плюс аварийных на пару недель.

- «Дальний поход» сколько длится?

- Месяц. Но вот наша лодка, на которой мы служили, пришла с севера. И вот пока она с севера шла – Атлантика, Средиземное море и Черное. Где-то полгода она шла вокруг всей Европы. Была договоренность с некоторыми странами, что они идут на ремонт.

- То есть, люди провели на подводной лодке полгода?

- Да. Я максимум месяц был. После возвращения выдают награду «за дальний поход».

- А, например, душ есть на подводной лодке?

- Раз в неделю выделялось немного пресной воды чтобы помыться морской и ополоснуться пресной. На дизельных нет опреснителей воды. Только та вода, которую взяли с собой. И еще каждый вечер химик (есть такая должность на подлодке) ходил по лодке, все семь отсеков и выдавал кусок ваты, пропитанной спиртом, чтоб протереть тело.

- Что тяжелее всего переносится в дальнем походе?

- За близкими очень скучаешь. Так как я был радист и управлял всеми системами средств связи на корабле, перед дальним походом потихоньку объезжали родственников моряков и офицеров, тех, кто из Севастополя и записывали голоса родных. И через недельку, может быть, через две давали эфир по кораблю – голоса родных. А еще качка. Мы же не всегда под водой. Бывает подолгу на поверхности. Очень трудно перенести, когда тебя весь день болтает. Многих ребят списали. Тяжелая служба. Но я до сих пор мечтаю побывать на своей лодке.

Вообще, самое повторяющаяся фраза у Валерия Дмитриевича «всякое бывало». Чувствуешь, что за этим «всякое бывало» скрывается море интересных историй. Но подводник Валерий Кипкаев рассказывает только то, что счел нужным.

- Всякое бывало. Нестандартных ситуациях, в которых приходилось бороться за живучесть подлодки, было множество. В том числе и которым нас не учили. Всякое бывало.

- А были случаи, когда приходилось выбираться из подводной лодки подниматься на поверхность?

- Всякое бывало. В таких случаях выбрасывается канат, буек, и вот он там, на поверхности болтается. А по канату распределены такие шарики, мусинги, обозначают, сколько метров ты прошел. На определенных мусингах надо остановится и на этой подышать столько-то, на следующей столько-то. Потом дальше плыть. Не так, что тебя как пробку выкинуло, ну и дуба врежешь. Вот так потихонечку выходили. Всякое бывало.

- Как встречают вернувшиеся подлодки?

- На берегу были подсобные хозяйства и когда возвращался экипаж подводной лодки на берег, собиралась вся бригада, оркестр и нам вручали жаренного поросенка и мы торжественно обедали. Сейчас уже и надводников встречают. После дальнего похода по 10 суток дома отдыха полагалось. Мы в пансионате в Ялте отдыхали как простые люди, только в форме.

- При таком подходе вам, наверное, отпуск не полагался?

- Дабы не быть голословным, вот я захватил документ.

Валерий Дмитриевич протягивает «отпускной билет» в котом значится, что старший матрос Кипкаев уволен в очередной отпуск на 45 (сорок пять) суток.

- Прямо вижу, как приезжаете вы в Донецк в морской форме, в бескозырке и вышагиваете такой весь по Университетской!

- А вы знаете, что у моряков семь форм одежды?

- Семь??

- Форма один – все в белом. Один раз вы это увидите на день военно-морского флота. Весь флот будет в белом: белая фланелька, белые брюки, белые туфли. Форма два – светлый верх, темный низ. Форма три – темный верх, темный низ, темные туфли. Форма четыре – бушлат открытый. Форма пять – бушлат закрытый. Форма шесть – шинель открытая, форма семь – шинель закрытая.

Наверное, потому что я девочка, не понять мне этих армейских братств. Очень понимаю воинское братство. Но армейское? Да, два-три года люди вместе служат. Коллектив. Но точно такие же коллективы с теплыми отношениями и дружбой остаются после школы, институтов, университетов. Но нет. У мужчин если ты служил – одной из самых основных вех в жизни – армия. Встретил сослуживца – праздник. Встретил кого-то незнакомого, так же служил на подлодке, на границе, в ВДВ – тоже праздник. А дни родов войск у служивших в армии точно важней собственного дня рождения. Вот и Валерий Дмитриевич целенаправленно совместил два важных события в своей жизни – день ВМФ и свадьбу:

- Я уволился в запас в 1969 году, а в 1973 мы специально назначили свадьбу на день флота. Преднамеренно.

Кстати, судя по альбомам Валерия Дмитриевича играть свадьбу в день военно-морского флота – очень хорошая примета. 45 лет в браке это уже результат.

- Что дала вам служба на подводной лодке?

- Опыт, борьба за живучесть, гордость, честь, достоинство, обязанности, права – все это получил на подводной лодке. Замкнутое пространство, порядка 70 человек, где от каждого зависит жизнь остальных. Не так подкрутил винтик – можешь утонуть. Люди мужают. Люди осознают на что они способны, что могут делать, свою важность, и дальше на основе этого алгоритма и идет дальше жизнь.