Туризм18 мая 2018 17:00

«Комсомолка» изучала тайны самого большого леса Республики

В нашем репортаже о самом большом лесном хозяйстве, о находках, которые старше динозавров и о том, какая сила выдернула с корнем огромные деревья
Леонтьево-Байракский лес - самый большой естественный лес Республики.

Леонтьево-Байракский лес - самый большой естественный лес Республики.

Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Когда говорят, что в Республике не осталось красивых мест, сетуя, что многие из них сейчас под Украиной, просто не знают, что у нас 41 особо охраняемая природная территория. Это, конечно, не отменяет дефицита Святогорья, Щурова, Урзуфа и других красивых и любимых с детства мест. И вместе с тем, стоит знать, чем мы богаты. Примерно так подумала я, когда председатель Госкомэкополитики при Главе ДНР Роман Кишкань пригласил меня посмотреть лесной заказник «Леонтьево-Байракское». Наши экологи сейчас проводят выездные инспекции по каждому объекту, чтобы понять, в каком состоянии те находятся, какая флора и фауна там сохранились, соблюдается ли должным образом режим охраны объекта.

Цветы ряски покрывают всю землю, куда хватает взгляда.

Фото: Юлия АНДРИЕНКО

А дубы-колдуны что-то шепчут в тумане

- Просто мы понимаем – это то, что нужно сохранить, чтобы передать нашим детям и внукам, - говорит Роман Владимирович. – Донбасс – индустриальный регион с высокой плотностью населения, поэтому сохранить природу необходимо. Планируем плотно работать с министерством молодежи и спорта, уже сейчас организовываем экскурсии для детей, где им рассказывают и показывают то, чем мы владеем. Если поставить эту работу правильно, через несколько лет никто не бросит в лесу мусор. Просто этим воспитанием нужно заниматься и начинать с дошкольных учреждений.

Так начинают расти молодые дубки.

Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Подъезжаем к лесу, где на огромных столбах висит надпись: «Снежнянское лесничество». Дальше идем пешком, ветер буквально сдувает с ног. Но это пока мы не ступили под защиту огромных дубов, над нами словно сомкнулся шатер и сразу же становится тихо и тепло.

Сморчок скромно глядит на нас из-под прошлогодней листвы.

Фото: Юлия АНДРИЕНКО

- В лесу всегда так: зимой – тепло, летом под кроной деревьев – прохладно, - приветствует нас Сергей - лесничий Торезского лесхоза.

Леонтьево-Байракский заказник самый большой естественный лес, его площадь 1285 га. Возраст многих деревьев - 80 лет, а иных - достигает 100. Буквально за Снежным простирается эта дубрава и дуб царствует здесь практически полноправно. Чуть реже встречаются ясень, береза, акация, липа и даже груши с яблонями. Есть легенда, что лес этот высажен в память о погибшем казаке Леонтии его братом Климом Сауром, в честь которого потом назвали Саур-Могилу.

Чье-то уютное жилище.

Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Буквально вдоль лесной тропинки простирается ковер из цветов – синих, белых, желтых, сиреневых. Аж пестрит в глазах и не верится, что эдакая красота не где-нибудь в ботаническом саду, а в лесу. Идти приходится сквозь реденький подлесок, вверху кричат потревоженные нашим вторжением птицы. Под некоторыми кустами видим лежки – круглое, расчищенное от листвы место. Здесь явно спало какое-то животное – заяц или коза, кабан же, говорят мои спутники, роет глубже и шире по площади.

Здесь кто-то спал.

Фото: Юлия АНДРИЕНКО

- А тут и кабаны есть? – восклицаю я то ли с восхищением, то ли с ужасом.

- И кабаны есть. Вообще животных стало больше, есть и крупные: косули, кабаны. Во-первых, охоты нет, во-вторых, люди реже ходят в лес из боязни нарваться на растяжку, для животных же это плюс, что их никто не беспокоит, - говорит Роман Кишкань.

Во влажной листве вижу огромных меланхоличных улиток, таких огромных я ни разу не встречала. Вообще тут, если не спешить, открывается много интересного: дупла птиц, норы каких-то животных.

Лесная медуза.

Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Привет из палеозоя

Незаметно подходим к терриконам, высящимся прямо в лесу. Шахта, говорят, давала прекрасный уголь, но закрыта еще в 80-е прошлого века, а сами терриконы давно заросли деревьями. Решено взойти на наши донецкие горы, чтобы сверху увидеть все лесные угодья. У подножия террикона нас ждет находка. Здесь на поверхность выходят пласты породы, в которой Роман Владимирович обнаруживает древние окаменелости со следами коры, проходим чуть дальше – еще один с отпечатком какого-то реликтового растения, и еще. Да их тут полно!

Роман Кишкань демонстрирует окаменелость.

Фото: Юлия АНДРИЕНКО

- Это кордаит – возможный предок нынешних хвойных растений. Эти растения древнее динозавров где-то на 100 млн лет, - Роман Кишкань внимательно разглядывает рельеф окаменелости, напоминающий чешую змеи. – Если посмотреть в лупу, то там даже детали видны, можно увидеть каналы водоснабжения и структуру листовых рубцов.

Когда держишь в руках то, что было на земле миллионы лет назад, становится не по себе.

Фото: Юлия АНДРИЕНКО

В это сложно поверить. Увидеть по телевизору или прочитать – это одно, а держать в руках силуэт окаменелого растения, отпечатавшегося на породе – это скажу я вам! То есть тут, когда-то, во времена, которые так же сложно представить, как бесконечность и Вселенную, росли растения и деревья, для них тоже светило солнце, шли дожди, а ветер гнул их стебли к земле, по которой мы пройдем через сотни миллионов лет. И они оставили нам на память свой портрет. Знали ли эти пра-растения, что мы в XXI веке обнаружим их слепки и будем восхищаться ими?

Это не первый в моей жизни подъем на террикон, знаю одно – каким бы сложным ни было восхождение, компенсирует все это с лихвой вид, открывающийся с его вершины. Ожидания не обманули. Куда ни глянь, простирается лес по разветвленной балке, которая, кстати, образовалась при отступлении последнего ледника. Удивительно, но даже тут в неприютной почве террикона, под вечно дующими ветрами, укоренились два молодых дуба и цветет фруктовое деревце. Кто хочет жить, не ждет идеальных условий.

Жажда жизни.

Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Донецкий торнадо проредил лес

Но бывает и так, что и в идеальных условиях, мы не застрахованы от силы природной стихии. Сопровождающий нас лесничий рассказывает, что почти год назад в лесу пронесся страшный ураган и с легкостью вырвал из земли дубы и ясени. Изначально буря шла на поселок, но, видимо, разница температур заставила ее свернуть в лес. Страшно представить, что было бы с домами людей, если бы этого не произошло!

Последствия бурелома впечатляют даже через год.

Фото: Юлия АНДРИЕНКО

- Запомнился этот день – у дочки как раз выпускной был, мы гуляли, - вспоминает лесник. - Ничего не предвещало непогоды. Как вдруг около 3 часов ночи прошла страшная буря с дождем. Столетние деревья, как спички вырвало из земли, носило по воздуху, кружило и кидало. Здесь неподалеку есть артель, так человек, который там был на лебедке ночью, не мог поверить, что все это видит собственными глазами. Он еще долго был в шоке от этого. Я пришел утром: повсюду валяются дубы, выдернутые с корнем из земли и все это парит после дождя – как кадр из фильма ужасов.

Последствия бурелома впечатляют даже через год.

Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Нами решено поехать туда и увидеть все самим. Даже спустя год картина вполне впечатляющая и пройти не везде получается – стволы деревьев преграждают путь. Кажется, что здесь великан поиграл в кегли. Выкорчеваны с корнями огромные, 15-20 метров в высоту, деревья. Дубы валяются в радиусе нескольких гектаров. Видно, что ураган прошел полосой по лесу и закружил юлой в балке - здесь ни одно дерево не уцелело. А некоторые выглядят так, будто их кто-то выжал могучей рукой – стволы закручены спиралью.

Иные стволы будто кто-то выкручивал.

Фото: Юлия АНДРИЕНКО

- Сила урагана впечатляюща, - Роман Владимирович встал около одного из корневищ ясеня с вывернутым комом земли, выше его ростом. – Напоминает человеку, что есть что-то, что превосходит его силу и не везде он хозяин.

Это были сильные, здоровые деревья с могучими корнями.

Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Мы возвращаемся домой, дорога из леса лежит через небольшой чистенький поселок шахты 18. Когда-то это была вполне процветающая шахта, сюда приезжало много рабочих. Была тут открыта большая больница. Все это в прошлом, шахту закрыли еще в перестройку. Сейчас в основном народ работает в артелях, но молодежь здесь не удержишь. Больно видеть среди цветущих садов заброшенные дома с зияющими окнами. Навстречу идут несколько школьников – возвращаются с уроков. Пока школе еще есть, кого учить. И хочется верить, наступит время, когда прежняя жизнь сюда вернется, ведь места тут удивительные.