2018-05-16T22:15:32+03:00

Донецкий театр «Балаган»: Режиссёр из Лондона и хореографы из Германии поработали в Москве над фильмом с нашими актёрами

«Комсомолка» пообщалась с Романом Пожидаевым, чтобы узнать подробности о том, как донецкий театр «Балаган» съездил в Москву
"Балаган" получил новые знания и опыт от профессионалов из Лондона и Германии. ФОТО: архив Романа Пожидаева"Балаган" получил новые знания и опыт от профессионалов из Лондона и Германии. ФОТО: архив Романа Пожидаева
Изменить размер текста:

Донецкий театр «Балаган» вышел на новый уровень — 3 мая ребята поехали в Москву, где с ними встретились зарубежные профессионалы. С 4 по 10 мая проходило обучение и сотрудничество в рамках совместного проекта с немецким театром Theater Labor. Специально для этого проекта из Лондона прилетел режиссёр Zee Upītis, а из Германиихореографы-постановщики Yuri Birte Anderson и Alina Tinnefeld. Цель проекта — создание фильма с актёрами из разных стран, который покажет: несмотря на всё происходящее в мире, люди — это везде люди, со своими переживаниями и душевными терзаниями. «Комсомолка» пообщалась с режиссёром театра «Балаган» Романом Пожидаевым, чтобы узнать подробности.

Актёры научили чувствовать своё тело по-другому. ФОТО: архив Романа Пожидаева

Актёры научили чувствовать своё тело по-другому. ФОТО: архив Романа Пожидаева

Для «Балагана» это первый опыт работы с зарубежными профессионалами. У Романа было одно знакомство на образовательном форуме «Таврида» в Крыму — с голливудским режиссёром, актёром Полом Брауном. Но это было знакомство-общение. Как таковой работы, занятий и обучения — это первый раз.

Zee Upītis вышел на Романа уже давно, в социальных сетях, и предложил совместный проект. Примерно год велись переговоры. Он хотел сначала приехать сюда, в ДНР, потом звал ребят в Ростов, а в итоге остановились на Москве.

«Они сказали, что им так удобно, это столица и так далее. Нам, конечно, очень приятно, что люди из Англии и Германии летят, чтобы поработать с нами. Потом этот режиссёр будет делать то же самое с актёрами из Англии, допустим, с актёрами из России — и это всё объединять в один совместный фильм. Это будет такой... документально-художественный, наверное, фильм. Никакой политики — просто человек, его душа. Пока что я не знаю точно, как, где и в какой форме будет этот фильм, потому что он ещё в процессе: там ещё много работы, ещё должны с нами отснять один материал и так далее», — поделился Роман.

Рабочий день у ребят был ежедневно, с 11 утра до 6 вечера. Часто они ещё добавляли время. Поначалу было тяжело, потому что все разговаривали на разных языках: русский, английский, немецкий.

«Режиссёр ещё переводил кое-что на русский, но сам факт. Со второго дня мы уже начали друг друга понимать отменно. Надо отдать должное, эти люди — профессионалы нереальные, я ещё с такими не работал. Алина и Юри — они такие хрупкие девочки, но когда они начинают работать... У них другое общение совершенно, от них никогда не чувствовался негатив. Что бы мы ни сделали, они говорили «хорошо, good». Мы уже не выдерживали: «Ну скажите хоть что-нибудь плохое, мы так не можем работать, когда всё хорошо», а они нам: «Ну нет, всё же хорошо. Зачем нам говорить плохое, если всё хорошо?», — рассказал Роман.

Занятия проходили каждый день с утра и до вечера. ФОТО: архив Романа Пожидаева

Занятия проходили каждый день с утра и до вечера. ФОТО: архив Романа Пожидаева

Занятия состояли из разогревающих упражнений в течение двух часов, а потом шла работа над историей, которая у каждого была своя. Работа над техническими моментами, как это снять и показать. Проявилась и известная во всём мире немецкая педантичность.

«Никакого лишнего движения. То есть, вот они стали, обсудили, поговорили — бам! — они точно знают, чего хотят. У них целые тетради были исписаны: кто где стоит, кто что делает, там были планы, чертежи... Был полностью распланирован день: в 12 часов мы делаем это, в 13 — это, в 14 — это, а в 16 — мы делаем то», — с восхищением отметил Роман.

Педагоги из Германии обучили наших ребят пластике, как правильно дышать, чувствовать себя не зажатыми.

«Мы там и валялись на полу, и прыгали, и бегали, и голышом — чего мы только ни делали. Все эти моменты очень сильно помогают потом чувствовать себя свободнее и в жизни, и на сцене», — подчеркнул Роман.

Режиссёр из Лондона выступал с операторской точки зрения: что снять, как это будет выглядеть на камере и потом — в фильме, по композиции. Потом все отснятые кадры с актёрами «Балагана» будут совмещаться с кадрами актёров других театров, показывая, что люди везде одинаковые, только истории разные.

«Нам столько показали, обучили... Если честно, я не мог понять, зачем им это надо. То есть, если бы они ещё жили в России, а так они прилетели специально. Это всё очень сильно не давало мне покоя, а им важно было показать наш коллектив, наш город, совместить его с городом России, с городом Украины, с городом Англии. Показать, что здесь такие же люди живут. Что здесь, несмотря на политические моменты, происходят те же переживания. То, чего мы не можем сказать друг другу или даже себе. В Украине, по-моему, в Днепропетровске, они делают тоже такой проект, убирая политику и просто показывая людей: и там люди, и здесь люди — все одинаковые» — рассказал Роман.

Три разных языка не помешали творческому процессу. ФОТО: архив Романа Пожидаева

Три разных языка не помешали творческому процессу. ФОТО: архив Романа Пожидаева

У каждого актёра была своя история, которую он показывал через движения, в пластике, голосом. Сначала они полноценно разговаривали, тренировались, а потом в отдельный день шла съёмка. Все выходили, один человек оставался в комнате с педагогами, и его историю снимали.

«Я не знаю, как там ребята (я точно знаю, что они хорошо всё сделали), а вот у меня случился такой эпизод, что я не смог в один момент контролировать себя и начал плакать. У меня была история о том, что очень важно идти по своему жизненному пути, потому что так ты будешь счастлив, но если делаешь шаг в сторону и отклоняешься — начинаешь ломаться, врать себе, тебе начинают врать люди, и даже если они не врут, всё равно кажется, что это не настоящее... И мне настолько было тяжело эмоционально это показать, что я начал просто рыдать, я искренне побоялся, что сошёл с пути и теперь закрыт — у меня было ощущение, что передо мной стена, и я не могу пробить её. Потом я уже отыграл и смотрю, что слёзы и у педагогов, и у режиссёра... Мне, конечно, приятно было, они подошли, начали меня успокаивать, а я им «Да чего вы? Всё нормально, я же не девочка. Это работа, это переживания и это классно», — смеясь, поделился Роман.

Благодаря занятиям ребята почувствовали своё тело по-другому. Роман признался, что даже начал двигаться и дышать иначе. Наверняка, все эти полученные знания, эмоции и опыт теперь перейдут в будущие проекты «Балагана». Сначала завершится работа над этим фильмом, уже есть следующие предложения от этих же специалистов.

«У нас был похожий спектакль до этого — «Точтотревожит...», там были похожие вещи. И сейчас, если я буду его показывать, то буду добавлять туда что-то новое, что я узнал с этими ребятами», — рассказал Роман.

Ребята ещё больше освободились и раскрылись благодаря занятиям. ФОТО: архив Романа Пожидаева

Ребята ещё больше освободились и раскрылись благодаря занятиям. ФОТО: архив Романа Пожидаева

Возможно, после выхода фильма появятся новые зарубежные контакты, но сейчас Роман благодарен уже за это, потому что долго думал, что это маловероятно.

«Вот у них свой театр. И эти люди выделяют деньги, чтобы оплатить дорогу педагогам, нам, оплатить проживание, питание... Я не мог себе такого представить, что люди там, в Германии, интересуются нами, людьми, которые учатся в Донецком национальном университете... Они могли сказать: «Значит, так, ребята: мы снимаем один день. Вы делаете это и это». То есть, просто показать нам действия, а мы бы их воплотили. Уже потом я начал задумываться, что они могли всего этого не делать, — я имею в виду, эти все упражнения, погружения в себя... В какой-то момент я начал понимать, что это не касается перфоманса. Но они потратили пять дней, чтобы обучить нас сначала, бесплатно, а потом аккуратненько, плавно втолкнуть в эти истории. Они мне дали одно упражнение, и только через два дня я понял, что они снимают это, подкладывая под мою историю. Я просто делал упражнение, не отдавая себе отчёта, что это уже идёт мой кусочек фильма, а они снимали. Если бы они сказали: «Рома, мы сейчас снимаем твою историю», я бы начал по-другому себя вести», — поделился Роман.

Актёры «Балагана» были готовы ко всему, и Роман был безумно рад смотреть, как они открываются с той стороны, с которой даже он их не знает. Да и сам он участвовал не как руководитель, а как актёр. Не страшно им было падать, плакать, биться... Маша Дёмина себе чуть нос не сломала, когда упала — об коленку ударилась, и потом синяк был на носу. Другой актёр губу разбил... Были разные моменты. Ничего не пугались, многое узнали. Ребята рассказывали свои истории незнакомым людям так, как будто они общаются уже несколько лет, а это были очень личные, интимные истории, которые порой нельзя рассказать даже себе.

На площадке царила дружеская атмосфера. ФОТО: архив Романа Пожидаева

На площадке царила дружеская атмосфера. ФОТО: архив Романа Пожидаева

Помимо работы, «Балаган» гулял по Москве в свободное время утром и вечером. Им удалось увидеть бесплатный спектакль Евгения Миронова на открытой площади — просто в парке, спектакль на военную тематику. Ещё побывали на могиле у Олега Табакова, куда до этого не могли съездить. Потом — в Малом театре. Такая культурно-образовательная программа, чего в Москве просто не избежать. Помимо обучения у ребят из Германии, они жили, общались и обучались у актёра Малого театра.

«Это наш любимейший просто, добрейшей души человек — Пётр Сергеевич Жихарев. Очень известный человек, но при этом очень простой. Мы и у него много чего почерпнули», — добавил Роман.

Уже 12 мая «Балаган» снова показал фирменные «Рассказы Зощенко» в театре «Старого парка» в Кабардинке, в Геленджике. По-новому, потому что отразился полученный опыт. Отдохнули после московского ритма, где ложились в два ночи и вставали в семь утра, временами отсыпаясь на репетициях, когда снимают одного, а другие ждут своей очереди. Гастроли прошли удачно: и директор театра выразил такую благодарность, что Роман был ошарашен, и люди снова приняли на ура.

 
Читайте также