2018-04-15T08:49:30+03:00

Врач и больной хотят жить

В реальности врачи ошибаются, а пациенты обманывают
Почти у трети респондентов опросов возникали конфликты с медиками.ФОТО:kremen.todayПочти у трети респондентов опросов возникали конфликты с медиками.ФОТО:kremen.today
Изменить размер текста:

У каждого из нас бывают свои неудачные моменты в жизни. Один из случаев в моей практике связан с некорректным отношением к родственникам пациентки. У женщины средних лет, попавшей в терапевтическое отделение, на третий день пребывания развилась клиника алкогольного делирия, в связи с чем она была переведена в профильное учреждение. Сложность была и в том, что дети больную не проведывали, и не было возможности оптимально спланировать схему лечения. В итоге, они появились, когда скорая увезла маму. На проявление не совсем своевременной заботы отреагировал по-своему. На вопрос о том, что с ней произошло, имел неосторожность назвать этот самый делирий народным термином, что вызвало совершенно справедливое возмущение. Виноват, был не прав.

По некоторым данным соцопросов, почти у трети респондентов возникали конфликты с медиками. Довелось встретить интервью по поводу столетия С.Л.Змачинского. Этот врач вспоминал об основах медицины, в порядке значимости: слово, травы, нож, и сетовал, что сейчас всё наоборот. Вспомнил крестьянку, которая отказывалась ходить в поликлинику после неудачного визита к врачу: «Врач спрашивает у неё, на что жалуется, а сама в окно смотрит, сосредоточена на своих заботах. Начала прослушивать лёгкие, в это время зашла коллега, завязался разговор, о пациентке забыли. А она ожидала подбадривающего слова, рассчитывала на внимание».

И это при том, что заботливое участие само по себе, за счёт так называемого плацебо-эффекта даёт результат, сопоставимый с медикаментозным воздействием. Мне импонирует формулировка Д.И.Изуткина относительно тех ожиданий, которые есть у пациентов к медработникам. Врач выступает не только как носитель теоретических знаний и эмпирического опыта, но и символом гуманных ценностей, образом, воплощающим максимальные представления, чаяния и идеалы людей о человеколюбии и других человеческих добродетелях. Трудно что-то добавить.

Можно упомянуть модели взаимоотношений в системе врач-пациент по Роберту Витчу. Дискутабельно то, какая модель оптимальна. Даже если выбрана инженерная, с простой корректировкой нарушенных параметров, но врач искренне хочет помочь больному, то хоть так. Как может. Другое дело, когда возникают дополнительные факторы в виде осознанной халатности или стремления к наживе. Нельзя исключать и вариант с развитием эмоционального выгорания у медиков. Ситуативно возможно появление просто усталости или плохого настроения. С одной стороны, ничто человеческое не чуждо, но с другой, это не может быть оправданием. Если провести аналогию с актёрами, то показателен случай с Александром Збруевым, который, перевоплотившись, сыграл в комедии «Опекун», в то время, как потерял маму во время съёмок.

В нестандартных ситуациях добавляются новые аспекты взаимодействия. В условиях вооружённого конфликта возникает разделение региона по зонам влияния, и отдельные медицинские центры могут оказаться на неподконтрольной одной из сторон территории. Участвуя в телемосте с врачами в киевской студии, задавал вопрос о готовности принимать больных с направлениями из лечебных учреждений непризнанной Республики. Ответ хирурга, курировавшего в своё время медицинскую службу «Майдана» был коллегиальным, с готовностью к сотрудничеству, что не могло не радовать. В то же время, пришлось столкнуться с ситуацией, когда врачи были не готовы внимательно отнестись к подготовке больного к консультации в обратном направлении.

В условиях националистического террора понятно чувство страха, но формулировки наподобие того, что «езжайте хоть в космос», совершенно неприемлемы. Как тут не вспомнить Женевскую декларацию, согласно которой, не позволено соображениям религиозного, национального, расового, партийно-политического и социального характера встать между врачом и пациентом. Если это происходит, то чревато. В книге об этике врача, ещё советского периода, есть утверждение о том, что поведение, требуемое внешними обстоятельствами, при многократном повторении превращается в личные качества.

Помимо долгосрочного взаимодействия между врачом и пациентом, возможны и кратковременные эпизоды, например, на дежурстве, когда, несмотря на непродолжительность общения, остаётся глубокий след в памяти. Если вновь обратиться к актёрскому искусству, то умение сыграть эпизодическую роль дорогого стоит и это не просто. Нет времени на раскрытие образа, нужно точное попадание, чтобы срезонировали выбранные черты с представлением зрителя о персонаже. Особенно важны такие следы в детском возрасте, когда закладываются личностные конструкты, позволяющие предвосхищать последующие события. Если врач, то добрый. Это в оптимальном варианте, а может быть наоборот, и переубедить потом может быть очень сложно.

Как бороться с нежелательными явлениями? Стоит помнить, что у всего есть своё следствие. В книге «Чему не научат в медицинском ВУЗе» упоминаются такие данные: если вы плохо обходитесь с пациентом, об этом узнают 67 человек, а если пациента всё устраивает, об этом он расскажет только троим. Желательно появление доступных альтернативных возможностей для лечения, чтобы не было у специалистов чувства собственной исключительности. Отсутствие пациентов должно сказываться материально. Не исключена работа этической комиссии, наподобие той, что есть у журналистов.

Но не нужно забывать, что процесс общения носит обоюдный характер. Нередко пытаясь повлиять на неприятную ситуацию, мы хотим, что бы изменился кто-то, забывая о себе самих. Даже условно идеальному врачу может противостоять многоликий пациент или его родственник, со своими особенностями и готовностью к некорректному поведению, что рождает соответствующее в будущем ожидание. Давайте представим, что есть идеальная картина с двух сторон. И постараемся это воплотить.

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также