Премия Рунета-2020
Донецк
+26°
Boom metrics
Звезды25 марта 2018 13:00

«Вишневый сад» расцвел в Донецке с легкой руки российского режиссера Сергея Бобровского

В Донецке прошла с аншлагом премьера «самой классической классики» - Чеховского «Вишневого сада»
Чехов оказался близок донецкой публике. Два дня премьеры прошли с невиданным аншлагом.

Чехов оказался близок донецкой публике. Два дня премьеры прошли с невиданным аншлагом.

Фото: Цесанна АНТОНЕНКО

Спектакль "Вишневый сад" в истории Донецкого драмтеатра идет впервые. Его премьера шла в Донецке два дня – в пятницу 23-го и в субботу 24-го марта и оба раза с аншлагом. Такого я еще не видела – не только ни одного свободного места, но кажется в зрительный были снесены все приставные стулья, зрители сидели даже на ступенях и смотрели постановку стоя.

Спектакль, поставленный главным режиссером Липецкого государственного академического театра драмы имени Толстого Сергеем Бобровским, нашел в Донецке благодарного зрителя.

Главный режиссер Липецкого государственного академического театра драмы имени Толстого Сергей Бобровский.

Главный режиссер Липецкого государственного академического театра драмы имени Толстого Сергей Бобровский.

Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Мне вспомнилась наша беседа с Сергеем Александровичем задолго до премьеры, когда только шли репетиции. Тогда он признался, что «Вишневый сад» станет премьерой не только в Донецке, но и для него это тоже премьера, а сам Чехов никогда не предлагает готовых решений и этим-то интересен и зрителю, и артистам, и постановщикам.

Режиссер сдержал свое обещание и показал дончанам действительно Чехова.

Режиссер сдержал свое обещание и показал дончанам действительно Чехова.

Фото: Цесанна АНТОНЕНКО

Сам Антон Павлович назвал «Вишневый сад» комедией, со свойственной только ему грустной иронией. Сергей Бобровский обозначил ее как драматическую комедию и думается не слишком погрешил против мнения классика. Пьеса «Вишневый сад» о продаже с аукциона родового гнезда обедневших дворян. К началу ХХ века такие истории были не редкостью. Аналогичная трагедия произошла и в жизни Чехова, их дом, вместе с лавкой отца был продан за долги еще в 80-х годах ХIХ века, и это оставило неизгладимый след в его памяти. И уже, будучи состоявшимся писателем, Антон Павлович пытался понять психологическое состояние людей, лишавшихся своего дома.

Режиссер сдержал свое обещание и показал дончанам действительно Чехова. Отступления были незначительны – брат Раневской – Гаев был в инвалидном кресле и вишневый сад в финале сожгли, а не вырубили, как у Чехова. Кстати, это последнее стало несомненной режиссерской находкой – дым охватил деревья и все стало дымом. Знаменитый символизм Чехова.

А он был во всем – инертность погибающего дворянства, гибкость молодости, новое время, предлагающее и новых героев – оборотистых, ушлых, без всякой рефлексии. Это же обо всех нас, думала я. Это не только о дворянстве, о судьбе России, это ведь и о нашем времени – о войне, о потерянных домах, об утраченных иллюзиях, здесь каждый найдет свой вишневый сад.

Вишневый сад охвачен дымом.

Вишневый сад охвачен дымом.

Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Сами деревья на сцене находятся в прозрачных призмах – еще одна недосягаемость мечты. Музыка, костюмы и даже 100-летний шкаф и такие же древние часы не позволяют усомниться – да, мы в начале прошлого века.

Наша Раневская не вызывает неприязни своей нерешительностью и сентиментальностью, наоборот, понимаешь ее и сочувствуешь, возможно за бескорыстие и наивность Любови Андреевны. В спектакле ее прекрасно играет актриса донецкой муздрамы Алиса Суворова.

Что-то уходит в небытие, на смену ему рождается новое и кто его знает каково оно будет, а потом и этого нового придет черед уйти. Это и о человеческой жизни в целом – отцветает она как сад и хорошо, если есть кому о ней вспомнить, кому пожалеть. Все это есть в финальном монологе старого слуги Фирса, которого гениально сыграл заслуженный артист Василий Гладнев.

В роли Фирса был заслуженный артист Василий Гладнев.

В роли Фирса был заслуженный артист Василий Гладнев.

Фото: Юлия АНДРИЕНКО

- Жизнь-то прошла, словно и не жил, - говорит он со стоном.

Сцену заволакивает дым, и я вижу, что многие зрители плачут.

Недосказанность, будто бы случайность реплик продолжает жить в тебе еще долго после спектакля. И удивительно, что настроения чеховских персонажей ушедшей эпохи понятны тем, кто живет более 100 лет с момента написания «Вишневого сада».

А убедиться в этом теперь может каждый, ведь спектакль введен в репертуар нашего драмтеатра, за что низкий поклон его создателям.

У каждого из нас свой Вишневый сад.

У каждого из нас свой Вишневый сад.

Фото: Юлия АНДРИЕНКО

- Спектакль непрост, он очень драматичен, - сказала нам одна из актрис «Вишневого сада» после окончания спектакля. - Его нужно не играть, а исполнять душой и это было задачей всего нашего дружного коллектива. Уходит в прошлое дворянство, рушится эпоха – это очень больно. И если мы это донесли зрителю, если он пережил вместе с нами эту трагедию, значит все не зря.

Дончане аплодировали актерам стоя, еще раз доказав, что классика она вне времени и всегда актуальна.