2018-02-12T09:10:16+03:00

Надежда Козлова: «Наконец-то нас с дочкой никто не разлучит»

Бывшая украинская пленная Надя Козлова дала эксклюзивное интервью «Комсомольской правде» о том, как осталась без руки, как выживала в украинской колонии, как отстаивала свое право быть вместе с новорожденной дочкой и о чем мечтает сейчас
Юлия АНДРИЕНКО@Suok76Suokкорреспондент
Поделиться:
Комментарии: comments1
Надина история напоминает триллер, при этом сама она выглядит совсем девчонкой.Надина история напоминает триллер, при этом сама она выглядит совсем девчонкой.Фото: Юлия АНДРИЕНКО
Изменить размер текста:

Бывшая украинская пленная Надя Козлова была обменяна 21 января, но интервью никому не давала. Ее психологическое состояние можно понять: подорвала насиловавших ее украинских военных, сама при этом осталась без руки, со сломанными ногами. С больницы девушку кинули прямо в тюрьму, где ее ранами никто не занимался. Ей тогда было 19 лет. В тюрьме она родила ребенка. Вся переломанная, но несломленная была доставлена в конце января в Донецк, попав в обмен.

Хотела стать медиком

Мы проведываем Надю в Республиканской травматологии Донецка. Девушка находится в отделении костно-гнойной инфекции. До этого с волонтером Андреем Лысенко едем на Маяк, где он покупает ей мобильный телефон – нужен Вайбер, чтобы Надя могла общаться с родными. В судьбе девушки приняло участие большое количество неравнодушных людей и золотистый Xiaomi - это в том числе их заслуга.

В отделение нас пускают не сразу, идет операция, посторонним вход запрещен. А таблички «Карантин» говорят о том, что мы можем и вовсе не увидеть Надю. Но вот нас облачили в халаты и провели в палату к девушке. Надя не встает: недавно донецкими врачами сделана операция на травмированной ноге – удалены пораженные части кости, в тюрьме начался остеомиелит и, если бы Надя не попала бы в обмен, неизвестно удалось ли вообще сохранить левую ногу.

Надя нас встречает робкой улыбкой – на вид ей не больше 16 лет. Правой ладошкой прикрывает культю левой руки. На окошке Молитвослов, а рядом коробки с детским питанием – передали для ее маленькой дочки.

- Вставать не могу, врачи пока не разрешают, а через полгода предстоит еще одна операция, уже восстановительная, - объясняет она.

Андрей вручает девушке подарок, чем смущает ее. Пока он настраивает ей новенький телефон, мы общаемся. Надя из многодетной семьи, кроме нее у матери еще девять детей. Девушка росла обычным ребенком в городе Часов Яр, мечтала поступить в Артемовское медучилище – не добрала всего два бала, чтобы пройти на бюджет. А потом пришла война.

Волонтер Андрей Лысенко приехал не с пустыми руками – привез девушке мобильный телефон. Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Волонтер Андрей Лысенко приехал не с пустыми руками – привез девушке мобильный телефон.Фото: Юлия АНДРИЕНКО

- Мне очень тяжело это вспоминать, но расскажу. В тот роковой день, в сентябре 2014 года, ко мне пришел знакомый, он был пьян, угрожал гранатой, мне удалось выхватить ее в драке с ним, - рассказывает Надя. – Я убежала на улицу, был уже комендантский час и возле меня остановилась машина с украинским патрулем – предложили помощь. Я села в машину и только тогда увидела, что военные пьяны и продолжают пить. Начали приставать, я уронила гранату. На этом мои воспоминания обрываются, наверное, потеряла сознание. Следующий кадр – уже в больнице.

Ногу спасают донецкие врачи

Там она узнала, что два ее насильника погибли, третий – тяжело ранен, а у нее самой оторвана левая рука и идет вопрос об ампутации обеих ног, настолько тяжелые были увечья. В больнице она пробыла 1,5 месяца, за это время кроме мамы к ней никто не приходил. Ноги спасали в Харьков, куда поехали вместе с мамой, а через девять дней туда же явилась полиция и арестовала девушку. Под конвоем ее доставили в больницу Часов Яра. А через две недели увезли в СИЗО. То через что прошла эта 19-летняя девчонка выдержал бы не каждый взрослый мужчина.

- Тогда у меня на ногах были страшные раны – видны кости, мышцы, а на левой ноге - аппарат Илизарова, - вспоминает Надя. – Там не было не то что специалистов по таким сложным травмам, а и вообще врачей, только фельдшера. Они кое-как выполняли назначения профессоров с Харькова. Через два месяца аппарат Илизарова сняли – начала гнить спица и мою многострадальную ногу одели в лангет на 8 месяцев. За это время она совсем атрофировалась, а свищи так и не зажили. В лагере я была вынуждена делать перевязки себе сама, мама выслала лекарство. Кость не срослась за полтора года, начался остеомиелит. Сейчас донецкие врачи буквально спасают эту ногу.

Беременность скрывала до 7,5 месяцев

Страшные раны у арестованной не помешали украинскому правосудию дать ей 14 лет и осудить сразу по четырем статьям: статья 115 часть вторая - умышленное убийство двух и более лиц, 187-ая - разбой, 263-ая - хранение и ношение оружия, 129-ая - угроза жизни окружающим.

На суде был адвокат, но его присутствие там было чисто формальным. Надя оказалась в Мариупольском СИЗО. Там она забеременела и до 7,5 месяцев ни одна живая душа об этом не узнала, а потом будущая мама была переведена в Одессу в Черноморскую исправительную колонию для беременных и женщин с детьми.

- Условия там были кошмарные не сравнить с Мариупольским СИЗО: еда скудная, часто с червями, отсутствие горячей воды, банный день – раз в неделю. Выжить можно только если родные высылают посылки, - признается девушка. – Я выжила там благодаря маме. И вот сейчас я на свободе, но с болью думаю о мамах и детках, которые там остались.

Когда пришел срок рожать, Надю вывезли в больницу. Роды прошли нормально, а уже на следующий день ее опять доставили в лагерь. Дочку она назвала Зариной. Это имя — значит заря, солнечный луч.

- Малышку привезли в лагерь через пять дней, - говорит она. – Для кормящих мамочек меню остается прежним, разве что добавляют махонький кусочек сливочного масла утром и вечером и одно вареное яичко. Несмотря на это, я кормила доченьку до четырех месяцев грудью.

Девушка до сих пор не верит, что уже на свободе. Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Девушка до сих пор не верит, что уже на свободе.Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Устроила бунт и объявила голодовку

Никакие льготы молодой мамочке не полагались, но девушка проявила там свой донецкий характер и просто отказалась идти работать на швейное производство, требуя быть с дочкой.

- Я спокойно им заявляла, что согласно статье 141 закона Украины пунктам таким-то и таким-то, мамы имеют право жить со своими детками и мне не имеют права в этом отказывать, - Надя произносит это спокойно и тихо, представляю сколько ненависти этот голос представительницы Донбасса, позволившей себе качать права, рождал в лагере. – Но ребенка у меня силой отобрали. Разрешается посещать детей в сутки четыре часа: два часа утром, два - вечером, если кормишь грудью, то свидание – шесть раз в день по полчаса. Приходишь, кормишь и ровно через 30 минут ребенка уносят. Все! Мне пришлось объявить голодовку, требуя быть рядом с дочкой, молоко исчезло. Администрация лагеря обвиняла меня будто я хочу убить ребенка. Абсурдность этого заявления никого не смущала.

Девушка не сдалась, писала жалобы во все инстанции и вскоре юную революционерку посетили представители ООН, Международного Красного Креста, генеральной прокуратуры Украины и омбудсмен Валерия Лутковская собственной персоной.

Молитвослов у кровати девушки. Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Молитвослов у кровати девушки.Фото: Юлия АНДРИЕНКО

- Я наконец добилась, чтобы мамы были вместе с детками, не только я, но и все остальные, - говорит девушка. – Но потом на всех нас начали писать рапорта за любую мелочь: положила кофту на кровать – рапорт, что-то сделала не так – рапорт. За это отправляют в жилую зону на три месяца. А малыш только почувствовал, что такое мама, только привык, что она рядом 24 часа в сутки. Дети страдают, перестают кушать, начинаются истерики. Кстати, девочки, оставшиеся там, очень просили меня, когда я окажусь на свободе, рассказать в СМИ об этом беспределе и полном бесправии заключенных мам.

«Помилование было уже подписано, но меня не отпускали»

А потом Наде предложили обмен, она с радостью согласилась.

- После этого все закрутилось так быстро - приехали представители СБУ, записали видео, где я соглашаюсь на обмен, также я написала «помиловку», - рассказывает Надя. - Уже через день позвонили с администрации президента Украины, узнали какие вещи нужны в дорогу ребенку и 19 января мы с Зариной должны были покинуть лагерь. Но в тот день на месте обмена произошла перестрелка и обмен отменили. И хотя у меня было помилование президента, сказали, что выпустить меня не имеют права. Но все-таки через день нас с дочкой вывезли из колонии.

Девушка говорит, еще до сих пор не верит, что уже на свободе. Планирует, как встанет на ноги, пойдет учиться на заочное отделение, найдет работу.

- Я очень благодарна всем, кто принял участие в моей судьбе, кто помогает мне до сих пор, - говорит она. – Самое долгожданное счастье – я теперь вместе с доченькой. Большего мне не надо. Ей уже 1 год и 2 месяца, демонстрирует раные таланты. Сейчас пока я в больнице, Зарина живет у моего брата и невестки, но ведет там себя хорошо, не капризничает, - с нежностью улыбается девушка. – Теперь смогу с ней общаться по Вайберу, ожидая пока смогу ходить.

Еще больше материалов по теме: «Украинский кризис»

 
Читайте также