2018-02-03T14:45:27+03:00

Медики незалежной: «Смотрите, мать террориста! Лечиться она приехала!»

Так относятся к тем пациентам, чьи родные живут в ДНР
Поделиться:
Комментарии: comments2
Националистические настроения затмили разум.ФОТО: www.sever.lg.uaНационалистические настроения затмили разум.ФОТО: www.sever.lg.ua
Изменить размер текста:

Этот городок находится от Донецка в нескольких десятках километров. Раньше, до войны, мы с мужем мотались туда на маршрутке за 50 минут. Центр города, относительно ухоженный, родная квартира и его родители. Каждый наш приезд – для них – большой праздник. Еще бы! Единственный сын, родных в этом городе у них больше нет. Накрывался стол со всякими вкусностями, долго разговаривали. Каждый раз, когда уезжали, его мама упаковывала большие сумки с продуктами, словно мы студенты. Слезы вытирала украдкой, а нам бодро говорила, мол, ждем, приезжайте, не болейте!

С 2014 – го мы туда не ездим. Благодаря озабоченным волонтерам ненасытного сайта «Миротворец» попали в списки. Муж, как террорист (он работает в медиа), я – в раздел послабее, просто потому, что работаю в ДНР.

Каждый день начинался со звонка родным. «Все нормально», - рапортовал муж, и мы спокойно шли по своим работам.

Недавно стряслась беда.

Попала в больницу, когда у нас исчезла связь МТС

Свекровь на скорой поступила в местную больницу районного масштаба. Оказывается, она давно испытывала боль, но терпела – пройдет. Делала, как могла, зарядку, соблюдала диету.

Но настал момент, когда терпеть стало невыносимо. И свекр обратился в неотложку.

Ей сделали подряд две полосные операции. Это был как раз тот момент, когда исчезла связь МТС. Отцу помог какой – то парень( спасибо ему огромное) отправить по интернету нам сообщение о случившемся.

Представить наше состояние – невыездных, без связи – трудно. За два дня звонками с Феникса на МТС по роумингу (10 р. минута) мы наговорили столько, что хватило бы на простенький смартфон. Но не в этом дело.

А жители здесь бдительные

Родители вели достаточно уединенный образ жизни. Подруг мамы мы так и не нашли, а вот их сравнительно молодую племянницу что называется выловили.

- Да знаю, я знаю, что случилось, - ответила Оксана шепотом, - Вы мне не звоните, я на работе. Вечером поговорим!

Вечером Оксана нам долго выносила мозг маленькой, но острой чайной ложечкой о том, как здесь все сложно. На медиков свалилась беспощадная медреформа – будут сокращать, больницы объединять, все подорожает, анализы станет сдать сложно, и т.д.

- И вообще, - мудро и жестко сказала Оксана, - Узнают, что я с вами общаюсь – у меня на работе будут неприятности. И не только у меня – сын и дочь пострадают. А у них хорошие работы, зарплаты в соседнем городе.

- Почему пострадают? – Не поняла я.

- Потому что люди здесь бдительные! За общение с сепаратистами заяву в СБУ накатают. Им может бонус там какой дадут… Да вы знаете, что мой сын и дочь расписки давали, что никогда, ни по телефону, или Интернету не будут общаться с сепаратистами, то есть с вами?

Люди! Что с вами?

Этот городок, где происходят события, в 2014 году активно проводил референдум, какое – то время был под контролем ДНР. Здесь изначально сторонников Республики было гораздо больше, чем фанатов Бандеры.

Ключевое слово – было…

Почти за четыре года зачистили всех сторонников. Которые есть – боятся.

Никогда бы не поверила, что страх попасть в застенки СБУ и агрессивная нацпропаганда даст такой результат. Ухудшение жизни – на лицо, а выводы люди не делают.

Конечно, есть те, на кого этот прессинг не действует. У них стойкий иммунинитет к этому. Воспитание, интеллект, а главное совесть. Все это создает надежный фильтр той чуши, которая льется с экранов.

- Знаешь, а у меня было много друзей по ту линию, - говорит моя знакомая, - сначала мы общались каждый день – в открытую, не боясь. А потом все реже и реже. Сейчас даже на праздники не общаемся. Они стали другими! Но если меня, или кого – то из моего окружения попросят с той стороны проведать их родителей – я поеду, и ездила не раз – лекарства, продукты покупала. Кстати, о лекарствах. Если раньше я привозила лекарства из Украины, то сейчас их выгоднее покупать здесь. Видела, как в соцсетях ищут тех, кто купит препарат в ДНР и передаст на Украину.

В то время, как мы бились, ища помощь на той стороне, в родном Донецке нам помогали без слов. Мой знакомый Врач (именно с большой буквы) сказал просто:

- Я тут без связи совсем ( больница почти на линии фронта) , завтра оставлю дежурного по своему отделению, и поеду к своим коллегам советоваться по вашему случаю. Надеюсь, застану. А потом доеду до Интернета и отпишусь в соцсети вам.

Вот так, ехать через весь в город, с шансами не застать коллег, но с огромным желанием помочь. Я этого Врача знаю давно – он всегда и со всеми такой.

Медики изучают «Миротворец»

Переночевав без сна, мы решили, что другого выхода нет, как всеми методами убеждать эту добрую женщину помочь отцу в уходе. Решили брать штурмом.

Крик по телефону сменялся взыванием к совести и т.д. На следующий день у меня сел голос, но она – таки поехала в больницу и приняла хоть какое – то участие. В конец замотанный отец, которого врачи по надобности и нет гоняли по всему городу, немного успокоился. Он – то не знает наших усилий по мотивации его племянницы. Отец даже нашел время позвонить сыну.

- Знаешь, сынок, оказывается медсестры здесь «Миротворец» читают, быстро тебя нашли! – Сказал отец. – Я за уход за матерью плачу 150 гривен в день. Так вот, на выходных одна сестричка прямо отказалась. Глаза потупила и говорит – не могу мол, других тяжелых полно. А потом мне рассказали, что водила она в нашу палату санитарок на экскурсию и говорила – вот мать террориста! Лечиться к нам приехала…

Отец закашлялся и повесил в трубку.

В ближайшее время мы хотим перевести свекровь в Донецк, лишь бы это укро- патриотичная больница, которая не знает чего больше бояться - медреформы, или террористов – сепаратистов, документы отдала.

 
Читайте также