2016-08-26T15:36:58+03:00

Анна Вяхирева: После победы мы так радовались, что били по стенам

Олимпийская чемпионка Рио-2016 по гандболу Анна Вяхирева в гостях у Радио «Комсомольская правда»Олимпийская чемпионка Рио-2016 по гандболу Анна Вяхирева в гостях у Радио «Комсомольская правда»Фото: Михаил ФРОЛОВ

Олимпийская чемпионка Рио-2016 по гандболу рассказала Радио «Комсомольская правда», кто суровее: тренер или папа, какой матч был труднее финала и как шутит и ругается Евгений Трефилов [аудио]

Анна Вяхирева: После победы мы так радовались, что били по стенам

00:00
00:00

Афонина:

- В студии спортивный обозреватель газеты «Комсомольская правда» Андрей Вдовин и Елена Афонина. Сегодня мы будем обсуждать новости из мира спорта. У нас в гостях золотая олимпийская гандболистка Анна Вяхирева. Здравствуйте!

Вяхирева:

- Спасибо за приглашение. Я немного опоздала, простите. Но дела, президент – ему не откажешь.

Афонина:

- Вам еще присвоили звание мастера спорта.

Вяхирева:

- Заслуженный мастер спорта.

Вдовин:

- Это самая высшая ступенька?

Вяхирева:

- Да.

Афонина:

- Вы среди 18 олимпийцев. В 21 год это как?

Вяхирева:

- Это очень классно. Я очень рада. Никогда не думала, что… Я, конечно, знала, что я получу это звание, но не думала, что так рано. Причем таким способом – Олимпиада. И это очень здорово. Я правда очень рада.

Афонина:

- Как приятно общаться с человеком, который в составе всей команды наших очаровательных, замечательных, уникальных гандболисток завоевал для нашей страны долгожданное золото Олимпийских Игр. Про одну награду мы уже поговорили, про ту, которую вы получили от президента. И Заслуженный мастер спорта – это хорошо. Но было же и нечто материальное, что вы получили и на чем приехали?

Вяхирева:

- Да, все верно. День у нас начался немножко суматошно. Собрались все и поехали в темпе вальса в Кремль. И там нам предстояла регистрация, договора и все остальное. Такие юридические дела. Мы подписали много бумажек. И потом пришли в зал к президенту. Наградили ребят серебряных и бронзовых, затем перешли в другой зал. Там уже сам Владимир Владимирович сказал речь, поздравил всех. Затем был фуршет. И потом уже приятная часть – нам Дмитрий Анатольевич Медведев вручал машины.

Афонина:

- Ключи от машин.

Вяхирева:

- Машины стояли прямо позади. Можно было даже заранее пройти, посмотреть. Все было подписано. На месте номера были фамилия и имя написаны. Было очень легко найти. Плюс потом к каждой машине был приставлен человек, который все объяснял, как что работает. Завели и поехали.

Афонина:

- А у вас свой автомобиль до этого был?

Вяхирева:

- Я сама автомобиль буквально перед олимпиадой продала.

Афонина:

- Продали за ненадобностью? Не любите водить?

Вяхирева:

- Просто пора было уже менять. Я собиралась покупать новую.

Вдовин:

- Или вы точно знали, что золото от вас не уйдет?

Вяхирева:

- Честно, я рассчитывала на это.

Олимпийская чемпионка Рио-2016 по гандболу Анна Вяхирева в гостях у Радио «Комсомольская правда». Приятно еще раз посмотреть на церемонию вручения государственных наград в Кремле! Фото: Михаил ФРОЛОВ

Олимпийская чемпионка Рио-2016 по гандболу Анна Вяхирева в гостях у Радио «Комсомольская правда». Приятно еще раз посмотреть на церемонию вручения государственных наград в Кремле!Фото: Михаил ФРОЛОВ

Афонина:

- Не будем спрашивать, что для вас ценнее, какая из наград. Понятно, что все это вкупе. И понятно, что эмоции, ощущения и прочее. А какой из матчей на олимпиаде для вас являлся самым, не скажу, что значимым, понятно, что финал, но самым насыщенным по эмоциям, по вашей работе?

Вяхирева:

- Я думаю, что каждая девчонка из нашей команды ответит, что это был матч против команды Норвегии. Потому что это был такой заочный финал. Команда – многократный олимпийский чемпион, чемпион мира. Наверное, на них мы настраивались по-особенному. Для меня он был тяжелым потому, что все основное время у меня вообще ничего не получалось. Поэтому тяжело было наблюдать, пыталась помочь. Но как-то не шло. Благо, в дополнительное время получилось. Этот матч был очень эмоциональным, очень напряженным. Потому что от этого зависело все. Очень хотелось немножко после матча расслабиться, что ли. Тяжело, если бы мы проиграли, играть за бронзу и понимать, что вообще дороги назад нет. Четвертое место – это просто ничего. Хотелось только золото. Боролись, готовы были кровь всем пустить. Главное – чтобы пробиться.

Вдовин:

- А что творилось после матча с Норвегией? Трефилов рассказывал, что рев в раздевалке стоял такой, что ужас какой-то был. А как день после этого прошел? Как вы на Францию смотрели?

Вяхирева:

- После игры, когда уже проплакались все, честно, было очень пусто эмоционально, физически. Я лично боялась, что нам не хватит сил на финал. Выходной день между играми - вообще как будто его не было. Мы на следующий день ехали уже на игру, у нас не было утренней тренировки, но в выходной – была. И мы ехали на игру, я думала: вообще день был до этого? Незаметно прошел. Хорошо, что мы успели посмотреть Францию, мы успели разобрать ее, подготовиться. Но все равно было очень тяжело. Как-то эмоционально, может быть, мы отдохнули, подзарядились немного, но физически сложно сказать. Я думаю, что мы просто из пальца высасывали все силы, отдавались из последнего.

Вдовин:

- Я хотел процитировать вашего тренера – Евгения Васильевича Трефилова. «У нас стоял скелет, а черепушка поднималась. Туда все складывали окурки. Иногда мне хочется у женщин приподнять черепушку и посмотреть, что у нее в голове такое». Кто не знает, Евгений Васильевич очень сильный на афоризмы. Причем иногда кажется, что они должны вас оскорблять, обижать. Бывает?

Вяхирева:

- Абсолютно нет. Не обижают. Мы смеемся над этими шутками, реагируем так же, как и все. Я думаю, народ это веселит сполна. Нет, даже, наверное, просто иногда разряжает обстановку и дает немножко выдохнуть, посмеяться, пошутили – дальше работаем.

Вдовин:

- У вас цитатника нет какого-нибудь?

Вяхирева:

- Иногда с девчонками вспоминаем – смеемся.

Вдовин:

- Например?

Вяхирева:

- Сложно вспомнить.

Вдовин:

- Или в эфире нельзя?

Вяхирева:

- Наверное, есть, которые нельзя.

Афонина:

- Про женский туалет, где собирались повеситься?

Вяхирева:

- Это же все знают.

Афонина:

- Это же классика жанра, когда тренер говорит, что он хотел повеситься в женском туалете. На вопрос – «почему в женском?», он сказал: «В мужском было бы неудобно, мужики смотрят».

Вяхирева:

- А женщины бы пожалели, он сказал.

Афонина:

- А вот что дает подобное тренерское отношение? К сожалению, на олимпиаде мы видели разные отношения спортсменов и тренеров сборных. По боксу были некие, мягко говоря, неприятные моменты. Еще по другим видам спорта. В частности, по силовым, где есть борьба. Там вплоть до того, что чуть ли не до рукоприкладства доходило между тренером и спортсменкой. Потом тренеру приходилось извиняться. Со стороны смотришь на ваши отношения, ведь тоже – как орет! Это прямо шоу какое-то! Вы не обижаетесь, или вы поняли его манеру, или вас это настраивает?

Вяхирева:

- Во-первых, мы привыкли. Старшие девчонки вообще уже лет по восемь с ним работают. Я – второй год. И абсолютно спокойно, нормально все воспринимаю. Бывает, конечно, что обижаемся. Но это буквально не больше дня проходит, на следующий день ты уже не помнишь, а чаще – просто выносишь из этого какую-то полезную для себя информацию, то есть пытаешься исправить то, что он пытался тебе донести. Со стороны, наверное, это выглядит как-то пугающе.

Афонина:

- Он такой большой!

Вяхирева:

- Заграничные репортеры, журналисты очень часто спрашивают: это злой медведь, который на вас кричит, вас не страшно, он вас не пугает? Мы говорим: да нет, абсолютно, мы привыкли. Это манера, это просто эмоции. Мы понимаем, что человек вот так выражает все. Когда он нам пытается что-то объяснить, мы выносим главное, что он хочет сказать. И все понятно.

Афонина:

- Было ожидание, когда понятно, что это золотая медаль, когда счет 22-19. Эти последние секунды истекают, и ты понимаешь, что вы взяли золото, значит вся страна взяла это золото. Хотелось увидеть эмоцию тренера. Почему-то его не сразу начали показывать. Вот этот круг ваш знаменитый. Хотелось постоянно поймать глазами тренера. Он специально прятался?

Вяхирева:

- Даже сейчас мурашки, если честно. Я не думаю, что он прятался. Это все-таки зависит от камеры. Но одно могу сказать точно, что он был счастлив. Это сто процентов. Таким радостным мы его еще не видели.

Олимпийская чемпионка Рио-2016 по гандболу Анна Вяхирева в гостях у Радио «Комсомольская правда». Фото: Михаил ФРОЛОВ

Олимпийская чемпионка Рио-2016 по гандболу Анна Вяхирева в гостях у Радио «Комсомольская правда».Фото: Михаил ФРОЛОВ

Афонина:

- А что вы отмечали потом?

Вяхирева:

- Да, мы кричали, били по стенам. Просто радовались. Потому что хотелось выплеснуть всю радость, эмоции от выигранного.

Афонина:

- Анна Вяхирева признана самым ценным игроком гандбольного турнира олимпиады 2016 года в Рио-де-Жанейро. В 8 матчах на турнире Вяхирева забросила 36 мячей из 53 попыток. Вот такая статистика. Правый крайний сборной России по гандболу Анна Вяхирева после выхода команды в полуфинал олимпийского турнира рассказала об отношении к главному тренеру команду Евгению Трефилову.

Вяхирева:

- Что я там рассказала?

Афонина:

- Понятно, что в какой-то момент команда оказалась в центре внимания. Вы были к этому готовы?

Вяхирева:

- Мы на это рассчитывали, честно говоря. Нам очень это было нужно. Потому что в России гандбол не знают вообще. В гандбольном мире, думаю, у нас вообще немного людей было, кто разбирался в этом, кто следил, как-то пытался участвовать в этом. Такая цель у нас была – поехать, заявить о себе, чтобы Россия узнала, мир узнал, что есть такая команда, которая может, которая выигрывает, которая стремится, хочет. Мы очень желаем, чтобы наш спорт развивался, чтобы нам помогали как-то расти именно на клубном уровне. Была такая цель, но никто не знал, что будет именно так. Вообще я считаю, что это все нам послано богом. Потому что такие игры, если бы их не было, я думаю, никто бы не заметил. Если мы даже обычно выигрывали 10 мячей, с большим отрывом, не было такого триллера, что ли, когда мы проигрываем, потом вырываемся вперед. Это, мне кажется, очень интересно просто смотреть. И люди как-то подсели на гандбол. И именно это дало какой-то рывок стартовый. И мы, если честно, очень рады этому. Я надеюсь, что это не останется в прошлом, это будет продолжаться. Люди будут любить гандбол, продолжать смотреть. И мы постараемся их так же радовать.

Афонина:

- А есть тот, кто поддерживает наш российский гандбол? У некоторых видов спорта есть довольно обеспеченные финансово меценаты, спонсоры.

Вяхирева:

- Во-первых, надо отметить – наш новый президент, который пришел к нам сравнительно недавно, где-то год назад, это Сергей Николаевич Шишкарев. Я думаю, что в основном благодаря ему о нас узнал мир, у нас немножко началось все налаживаться. И потихонечку мы поднимаемся. Плюс я знаю, что нам помогает Рогозин. Он очень любит гандбол. Он в прошлом гандболист. И тоже участвует в подъеме гандбола.

Афонина:

- Поступил вопрос: ругается ли ваш тренер нецензурно?

Вяхирева:

- А какой тренер не ругается?

Афонина:

-Замечательный вопрос. Что вы делали сразу же после окончания матча Россия – Франция?

Вяхирева:

- Если честно, первый час, наверное, просто лежала. Я не могла встать. Лежишь и радуешься. Когда пришли в комнату, я включила вай-фай, у меня телефон – просто текст побежал, эти сообщения. Я не могла остановить. Я хотела начать сначала, но невозможно было. Я даже не отвечала ни на что. Я просто легла и не могла ничего делать. Потом с девчонками собрались, поздравляли друг друга. Ничего особенного.

Афонина:

- А другие спортсмены вас поздравляли? Говорят, атмосфера в Рио по отношению к российским спортсменам была, мягко говоря, не очень. Вы это ощутили на себе?

Вяхирева:

- Имеете в виду бразильских к нам или между собой российских?

Афонина:

- Я имею виду ваших соперников.

Вяхирева:

- Гандбольные – вообще мы в хороших отношениях практически со всеми. Да, мы даже иногда общаемся, поддерживаем связь. И да, поздравляли. И даже сами француженки. Я думаю, что они даже ожидали, что они проиграют. И как-то спокойно приняли поражение. И тоже поздравили нас. Абсолютно нормально.

Афонина:

- А как вам предложение нападающего петербургского «Зенина» Артема Дзюбы, который заявил, что желает увидеть на посту главного тренера сборной России по футболу Евгения Трефилова?

Вяхирева:

- Серьезно? Мы его не отдадим.

Вдовин:

- Здесь уже Шишкарева в президенты РФС тащат.

Афонина:

- Отдадите Трефилова футболистам?

Вяхирева:

- У них и так все хорошо.

Афонина:

- Нет, у них там очень нехорошо.

Вяхирева:

- У нас все хорошо с игрой, но не все хорошо с организацией. У них – наоборот.

Афонина:

- А в чем это выражается?

Вдовин:

- В зарплатах?

Вяхирева:

- Нет, я думаю, что нам это сейчас не очень важно. Мы именно хотим просто популяризации. Вот и все. Чтобы люди знали, что такой спорт есть, чтобы детишки стояли в очереди в секции. Чтобы просто гандбол стал народным.

Афонина:

- Здесь логично перейти к тому, как вы в этот спорт пришли. Спортивная семья – папа, сестра и я, можно было бы сказать так?

Вдовин:

- У вас папа более жесткий тренер, чем Трефилов?

Вяхирева:

- Ну, сложно сказать. Они немножко разные. Папа, когда я начала тренироваться, он спуску никогда не давал ни мне, ни другим девчонкам. Но с возрастом он стал немного мягче, немного спокойнее. Может быть, оттого что я повзрослела, принимаю это. Но то, что он тренировал твердо, жестко, да, это было. Но мне кажется, что по-другому никак. Тем более с девчонками.

Вдовин:

- Ходит такая история, что, когда ваш папа решил вас из правши сделать левшой, потому что они больше ценятся в гандболе, заставлял вас часами стоять и в реку кидать левой рукой камешки. Вы помните этот момент?

Вяхирева:

- Я много чего помню из детства. Если честно, я много чего делала, и не только камешки. Были и булыжники на пляже, и бегала в горку, и осенью с замерзшими руками в перчатках бегала кросс с камнями в руках. Было очень много. Но сейчас я понимаю, что это того стоило.

Вдовин:

- А тогда что вы думали?

Вяхирева:

- Тогда я вообще очень плохо думала. Мне не хотелось делать абсолютно ничего. Я плакала, ревела. Но он меня заставлял, говорил: надо! И как-то… Наверное, еще укрепляло то, что по детству мы тоже некоторые игры выигрывали, какие-то соревнования. И ты вроде как ребенок, ты понимаешь: это же классно! Мы выигрываем, надо еще пойти что-то сделать, чтобы быть еще лучше. И вот года за годом так и получалось, что развиваешься, развиваешься, и вот уже…

Вдовин:

- А вы левша только в гандболе сейчас?

Вяхирева:

- Да, я абсолютно все делаю правой, кроме как в гандбол играю.

Афонина:

- Довольно жесткий вид спорта, контактный.

Вдовин:

- Они там так вяжут…

Афонина:

- Вы достаточно хрупкая девушка. Посмотришь иногда, какие там встречаются дамы килограммов под 90, это ж какое соприкосновение может быть! И мы видели, как были травмированы некоторые наши девушки из сборной. Кто-то даже не смог играть дальше. Вы морально готовы к тому, что вас какой-нибудь такой трактор на спортивной площадке может просто из колеи выбить?

Вяхирева:

- Если честно, лично для меня это, наоборот, в кайф. Я не люблю боль, ничего такого. Просто мне кажется, что это добавляет больше какого-то азарта игре. Может быть, со стороны это кажется жестким, но мы привыкли. То же регби, тот же американский футбол – это все очень похоже. Нам это нравится. И мне кажется, если бы не было так, это не было бы зрелищно. Да, мы выходим, жестко встречаем друг друга, вяжем. Но это все в пределах правил. Если нет – это наказывается. Конечно, иногда бывает, люди вскрытую могут щипаться, биться. А бывали моменты, когда в живот бьют кулаком. Да, это нормально. Не могу сказать, что мне это не нравится. Простите, но это так.

Олимпийская чемпионка Рио-2016 по гандболу Анна Вяхирева в гостях у Радио «Комсомольская правда». Фото: Михаил ФРОЛОВ

Олимпийская чемпионка Рио-2016 по гандболу Анна Вяхирева в гостях у Радио «Комсомольская правда».Фото: Михаил ФРОЛОВ

Афонина:

- А гадости какие-нибудь говорят во время игры?

Вяхирева:

- Я лично такого не встречала еще. Но мне кажется, что такое может быть.

Афонина:

- Просто наши пловцы признавались, если говорить о Юле Ефимовой, говорили о том, что перед соревнованиями некоторые спортсмены специально подходили и говорили гадости для того, чтобы выбить ее из состояния равновесия. Такое возможно в гандболе?

Вяхирева:

- Я слышала про эту ситуацию. В гандболе? Мне кажется, что нет. По крайней мере, начнем с клубных, российский чемпионат – абсолютно нет. Мы с девочками хорошо общаемся, мы дружим практически каждый с каждым. Мы знаем друг друга очень давно и хорошо. Олимпийские игры – абсолютно не было такого, чтобы кто-то что-то друг другу сказал, задел. Наоборот, мы друг другу улыбнемся, поздороваемся, пожелаем удачи.

Афонина:

- То есть даже после этих допинговых скандалов не подходили и не говорили: вот, приехали «грязные» спортсмены?

Вяхирева:

- Мне кажется, гандбол, это немного другая планетка от того, что происходит. Потому что в нашей федерации голосование, которое проходило, насколько я знаю, подавляющее число было за нас. Было немного людей, которые против нас. Когда вся эта ситуация началась, вся эта агония с допингом, когда мы выезжали на олимпиаду, у нас должны были сдавать 15 человек, которые едут, в заявке, у нас сдавало 17. Людей из-за травмы отцепили. Видимо, все всполошились и подумали, что отцепили из-за допинга. Нам пришлось сдавать 17 человек, хотя это абсолютный бред.

Афонина:

- Рассказывают, что чуть ли не ночью могли прийти, постучаться в дверь, заставить сдать анализы.

Вяхирева:

- Лично было, мы только заехали, точнее, у нас только начался чемпионат, кажется, и в шесть утра звонок в дверь. Причем так настойчиво. Там еще такой звонок противный. Мы встаем. Получилось так, что квартира, там две комнаты. В комнате по два человека. Мы не знаем, за кем пришли. Мы сонные, ничего не соображаем, выходим. Нам говорят: здравствуйте, допинг, такие-то нам нужны. Мы: хорошо. Пошлите за другими. Кто вам нужен? Не скажем, будем искать. Все настолько секретно.

Вдовин:

- То есть в вашу комнату пришли за другими девчонками?

Вяхирева:

- Нет, пришли за нами, нас взяли и говорят: ходите за нами по пятам, пока мы не найдем остальных.

Афонина:

- Вы за ними гуськом и ходили?

Вяхирева:

- Да. А еще был момент, мы с девчонками разделились, у нас был обед. Одни пошли в одну столовую, другие – в другую. А кто-то уже до этого сходил. Получается ситуация, мы стоим в очереди, к нам прибегают эти допинги, говорят: так, нам нужны ваши девочки. Какие? Не скажем какие. И ходят, у каждого смотрят фамилии. Нет, вы нам не нужны. Где остальные? Мы говорим: в другой столовой. Они бегут туда. Ищут. Никого нет. Мы говорим: наверное, те, которые уже поднялись домой. И наблюдаем такую картину: мы идем за ними, один идет с одного входа, посылает другого – тот бежит с другой стороны. Да кому это надо? Проверяйте на здоровье!

Афонина:

- Павел, здравствуйте.

Павел:

- Добрый вечер. Я из Перми. Я очень внимательно следил почему-то именно за гандбольной нашей командой. Аня, кто для вас Евгений Трефилов?

Вяхирева:

- Спасибо. Для меня он в первую очередь хороший тренер. К нему я отношусь замечательно в жизни. Я считаю, что он очень хороший, добрый и замечательный человек.

Афонина:

- Это ваш друг, советчик или тренер?

Вяхирева:

- Наверное, слишком грубо и неуважительно будет назвать другом. Он гораздо старше меня. Я очень его уважаю. И горжусь, что в России есть такой тренер.

Вдовин:

- Тринадцатый номер – это вызов судьбе. Мы знаем многих спортсменов, и очень не многие из них добровольно наденут футболку с тринадцатым номером. Прямо вызов такой?

Вяхирева:

- Поняла ваш вопрос. Суеверия – не мой конек. Я отношусь к этому абсолютно равнодушно. Просто так получилось, что детства первую майку, которую мне дали, это был тринадцатый номер. Я, правда, ее отдала случайно, мне почему-то не понравилось, я сказала: нет, не хочу 13-й, хочу другой. Взяла другой, играла долгое время. Потом мне захотелось именно под этим номером играть. И всё, расставаться с ним я пока что не собираюсь.

Магомед:

- Жесткость вашего тренера, то, что он кричит постоянно, это сильно помогает? Если бы у вас тренер был полной противоположностью Трефилову, более спокойный и не кричал бы, наша сборная добилась бы таких результатов?

Вяхирева:

- Я думаю, что порой жесткость даже помогает. Потому что, когда ты расстраиваешься или, наоборот, слишком заигрываешься, когда он на тебя прикрикнет, грубо говоря – даст пинка, ты как-то приходишь в себя, очнулся, побежал, все нормально. Я здесь, я с вами, все хорошо. Если бы тренер был мягкий – сложно сказать. Я пока что в своей жизни тихих, мягких тренеров не встречала.

Вдовин:

- А второй тренер Акопян?

Вяхирева:

- Левон Оганесович.

Вдовин:

- Со стороны он кажется мягким.

Афонина:

- Добрый и злой полицейский?

Вдовин:

- Такое впечатление, что они так и работают.

Вяхирева:

- Он достаточно суров, когда надо, справедлив. Просто он менее эмоциональный, чем Евгений Васильевич.

Юрий:

- Когда вы почувствовали, что вы французов обыграете? После норвежцев вы знали, что вы французов победите, можно сказать, одной левой? Или были настроены, что французы сильные, и здесь надо будет побороться?

Вяхирева:

- После Норвегии первые несколько часов мы вообще об этом не думали. А потом утром, когда проснулись, мы поняли, что будет непросто. По крайней мере, я так подумала. Потому что, да, мы встречались с этой командой, да, мы у нее выигрывали, мы ее знаем. Но также они нас знают. И знают, наверное, как против нас играть. Лично мне казалось, что будет гораздо сложнее, чем это было. Наверное, поэтому нам это помогло не расслабляться, а наоборот, даже больше собраться и выложиться так, как мы выложились.

Афонина:

- Еще вопрос о вашей форме. Британский журнал, посвященный искусству, культуре и стилю, написал, что авангардная ретро-экипировка национальной России на олимпиаде в Рио была лучшей среди всех участников.

Вяхирева:

- Согласна. Если честно, мне тоже очень нравится. И стиль этот очень крут. Первый раз, когда нам выдали, когда мы увидели эти парадные костюмы, мы: вау, как классно, как здорово! Это прямо вернулись в прошлое. Нам очень нравится.

Вдовин:

- У нас было интервью с духовником олимпийской сборной России, отцом Андреем. Он рассказывал, что у него хорошие доверительные отношения сложились именно с гандбольной сборной. Ходили к нему, разговаривали?

Вяхирева:

- Я поняла, о ком вы говорите. У нас девчонки очень часто ходили на молебен. Очень часто, думаю, он за нас молился. Он сам об этом говорил. Я лично не принимала в этом участие. Я христианка, но немножко другой ветви.

Михаил:

- Я из Ростова-на-Дону. Хочу поздравить гандбольную сборную нашу, Аню лично с такой большой победой. И задать вопрос немножко не об олимпиаде. Аня, «Астраханочка» - чемпионы России. Что вас заставило перейти в наш клуб «Ростов»?

Вяхирева:

- Спасибо, что смотрите. Начнем с того, что да, я заранее знала, что перейду в «Ростов». Игры эти… я знала, что перехожу, но отдавать победу все равно не хотелось. Это какой-то спортивный характер, это нормально. Перехожу, потому что каждый спортсмен ищет для себя место лучше. Ищем там, где ему хорошо. Я пока что в поисках. Я не могу сказать, что мне было плохо, просто, если я не найду что-то лучше, может быть, я вернусь. «Ростов» предложил мне очень хорошие условия, на которые я согласилась. Посмотрим, что получится. Девчонок я очень хорошо знаю, общаюсь со многими, дружу. Я думаю, у нас что-то получится. Плюс Лига чемпионов, в которой я очень хотела играть. И очень хочу выиграть. Надеюсь, что все будет хорошо.

Афонина:

- Здесь мы вас буквально ловим на слове. Мы с Андреем, когда решали, какие вопросы будем вам задавать, в том числе хотели спросить. Вы сказали: спортсмен ищет где лучше. Вы сейчас признанная гандболистка номер один. Означает ли это, что теперь вы будете искать, где лучше, но уже не в границах стран под названием Российская Федерация?

Вяхирева:

- Если бы я хотела, я бы уехала раньше. У меня были такие возможности. И на данный момент я могу это сделать. Но первое мое желание – это развитие гандбола в России. Хочется, чтобы здесь все было хорошо. И я буду счастлива, если будет клуб, в котором я захочу остаться надолго.

Афонина:

- А могут ли переманить гандбольного игрока хорошими гонорарами, которые выше, чем у нас в России? Есть ли такие случаи? Насколько ценятся наши гандболистки в мировой табели о рангах?

Вяхирева:

- По поводу гонорара, я думаю, что гандболистки у нас не ведутся на это. Все равно ты идешь просто для себя место лучше для жизни. Плюс от тренера очень многое зависит, от коллектива. Ты должен понимать, куда ты переходишь, что это за команда. Конечно, зарплата играет роль, но просто стараешься какую-то планку держать. Вот и все. А по поводу переманивания, есть ли спрос. Да, я думаю, даже не думаю, я знаю, что наших девочек-гандболисток очень часто зовут за границу.

Афонина:

- К вам такие предложения поступали?

Вяхирева:

- Поступали.

Афонина:

- Сразу по окончании олимпиады?

Вяхирева:

- Нет, все знают, что я уже подписала контракт с «Ростовом». А до этого, когда у меня заканчивался контракт, было много предложений.

Сергей:

- До половины пятого смотрел матч с Норвегией. Очень трудный был. Там был игрок, которая забивала из любой позиции. Вратарь мужской был, практически все мячи держал.

Вяхирева:

- Я думаю, он говорит о Хайди Лёке. Это знаменитая норвежская гандболистка. Я считаю ее лучшим линейным в мире. И так считает весь гандбольный мир. Да, она очень много нам забила, мы с ней абсолютно не справились. На нее очень хорошо играли ее партнерши. Наверное, это был вопрос ней.

Афонина:

- «Аня, вас от всей души поздравляем всем городом Санкт-Петербург! Приезжайте к нам в гости!» - вот такое сообщение пришло. Огромное спасибо!

Вяхирева:

- Спасибо, что позвали.

Слушайте также

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02 +7 (967) 200-97-02
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ