2016-07-14T10:30:19+03:00

Кишинев пошел стопами Киева: В чем угроза для России от создания Великой Румынии?

Разбираемся в эфире программы «Конец света» на Радио «Комсомольская правда» [аудио]

00:00
00:00

Галумов:

- Здравствуйте, уважаемые радиослушатели. Я впервые начинаю эту программу. Программа «Конец света» необычная. Я открываю ее. И перед самым началом мы заспорили, кто же должен открывать. Потому что у меня в студии сидит замечательный человек. Он улыбается. Олег Шишкин, публицист, писатель. И вообще у меня лежит листок, написано: «Ведущий – Олег Шишкин».

Шишкин:

- Может быть, я ведущий дизайнер.

Галумов:

- В данном случае я у вас гость. И вот в таком же раздрае, как сегодня все происходит с винами молдавскими и со всеми этими событиями, с майданными движениями на площади Молдовы, сегодня поговорим об этом. Я думаю, что Олег Шишкин перехватит инициативу в какой-то момент. Мы обсуждаем первый и главный вопрос нашей программы: конец ли света – те события, которые сегодня происходят в Молдавии? Может, это конец света для Молдавии?

Шишкин:

- Давайте скажем, когда однажды уже был настоящий конец света и что же произошло. Это был 1492 год. Оказалось, что Пасхалии были прописаны только до 1492 года. И все считали, что произойдет конец света. Но конец света в каком-то смысле произошел. Потому что была открыта Америка в 1492 году, а Пасхалии прописали дальше.

Галумов:

- Что-то очень сложно.

Шишкин:

- Для нас конец света – это все-таки как-то вещь связанная, с Америкой непосредственно.

Галумов:

- А, вот так.

Шишкин:

- Вот Америка готовит нам этот конец света. Он может быть в разных вариациях, под разным соусом.

Галумов:

- Вы относитесь к той части политологов, которые считают, что Америка завершит свое существование, она рухнет, и весь мир рухнет, и рухнет долларовая система?

Шишкин:

- Конечно, я иронизирую на этот счет. Хотя, действительно, Колумб в этом году открыл Америку.

Галумов:

- Мы будем праздновать вместе с Америкой.

Шишкин:

- А нам деваться некуда. Нам просто руки тут же выломают, если мы будем без Америки праздновать конец света.

Галумов:

- Давайте все же перейдем к молдавским событиям. Сегодня с утра пошла эта информация активно в лентах. Не все еще, когда рулили на работу, понимали, что происходит. Но потом практически все ленты заполнились вот этими какими-то пояснениями. Что меня тронуло в этой ситуации. Тронуло – не как политолога, просто как человека. Все комментарии о ситуации в Молдавии, в принципе, мы привыкли уже к сложным ситуациям, более сложным, когда гибли люди. Там, кстати, есть жертвы или нет?

Шишкин:

- Мне кажется, что, слава богу, пока нет. Может быть, какие-нибудь раненые. Потому что там выносят каких-то полицейских.

Галумов:

- Кого-то выносят. Там сразу пошла информация, что два крупных игрока на территории Молдавии – это Россия и Соединенные Штаты Америки. Россия – понятно почему игрок. Потому что это бывшая наша республика, которая входила в различные наши СНГ, и так далее. Но почему Америка? Всегда, когда мы говорим о каких-то событиях. Где-то в каком-то племени меняют вождя, в самой отдаленной точке, и обязательно в этой ситуации нарушаются или затрагиваются интересы США. Почему мы привыкли об этом говорить? Хотя, может быть, этих интересов и нет. И это некий информационный фетиш и продукт, когда все, что происходит на планете, все является зоной национальных интересов Соединенных Штатов Америки. Не кажется, что это мы сами себя загнали в этот угол и придумали такого монстра информационного? Американцы на это, знаете, что говорят? Ну да, конечно… Хотя, может, ни слухом, ни духом. Ну да, конечно, мы тут вот как бы вот… И отводят глаза в сторону. Потому что им очень приятно - после таких заявлений в совокупности растет курс доллара, какие-то акции растут. Во всяком случае, страна держится вот на таком информационном весу, который позволяет ей делать козу всему миру.

Шишкин:

- А вы уверены, что это самостоятельный процесс, то, что там происходит?

Галумов:

- Я не знаю. В смысле – в Молдавии?

Шишкин:

- Да.

Галумов:

- Вы знаете, я уверен, что там это абсолютно межолигархическая, межклановая дележка пирога, точно такая же, как была и на Украине, которая и сейчас происходит на Украине. Межклановая дележка. То есть одних олигархов поддерживала Россия, я про Украину говорю, других поддерживала Европа. Тех, которые надели правильно галстук с утра, побрились. Тех начала поддерживать Европа. Молдавия – то же самое примерно.

Шишкин:

- Неужели все так просто?

Галумов:

- Это сгусток. Это не просто. Это просто зона олигархических интересов. Тогда, когда в стране нет мощного законодательно-политического устройства. А все страны на постсоветском пространстве находятся в этом состоянии собирания камней до сих пор, да Россия еще не собрала все камни. Хотя мы, бесспорно, в этом лидеры. И эти страны начинает трясти от этих разборок. То, что мы наблюдаем. Естественно, в этом котле мы говорим: а, вот это наши, кажется, это пророссийские. Вот там есть пророссийские ребята. Американцы говорят: вот тот, который у власти в Молдавии, Филип, этот вроде бы европейский, этот вроде бы наш. И вот это «вроде бы, вроде бы», а потом в конечном итоге мы понимаем и геополитическую задачу, которую решает каждая из стран. И, как правило, американцы там начинают в этот момент играть. Посол США начинает консультации. И посольство становится неким штабом такого переворота, что было на Украине, что продолжается до сих пор.

Пока вы слушали новости, Олег Шишкин предлагал мне вступить в конфликт и наконец поспорить на какую-то очень важную тему. У нас разногласия начались еще перед заходом в студию. Потому что они, действительно, серьезные. Я отношу себя к неким консерваторам-патриотам, а Олег говорит, что не это важно сегодня для страны. Вот об этом сегодня поговорим. Итак, ситуация в Молдове, которую мы с вами обсуждали. То, что сейчас там происходит. И вот я выскажу свое мнение, то мнение, которое уже подогревалось перед началом этой программы. Я считаю, что, действительно, это очень сложная и очень взрывоопасная точка рядом с Российской Федерации. И посмотрите, как окружается Россия. Украина, дальше идем на юг – Молдова. И мы всегда задаем себе вопрос: кому это нужно, кому это интересно? В конечном итоге мы обсуждаем ситуацию, которая, как точка нестабильности, конечно, выгодна США. Потому что именно они создают эти конфликты. И им это очень интересно. И в конечном итоге все это перекинется на некие очень сложные, не хочу сказать – военные действия с Приднестровьем.

Шишкин:

- У нас сейчас есть звонок от Григория.

Григорий:

- Я полагаю, что вы не учитываете фактор Румынии, а не только России. На мой взгляд, происходит просто долгожданное объединение разделенного народа – румынского. Молдаване – это румыны. Во-вторых, вот этот кишиневский майдан уже, по-моему, четвертый или пятый в Кишиневе. Там уже до этого сжигали и здание правительства, и здание парламента. Вы помните инцидент с журналисткой Наталье Морарь, которой всего около 30 лет, она бывшая московская журналистка, молдаванка. И она там является духовным лидером этой оппозиции. Именно она является той самой Матой Хари, той самой… революции в Молдавии. Этот поганый постсоветский режим в Молдове… Советские огрызки там чекистские и большевистские там погибнут.

Галумов:

- Григорий, все, что вы говорите, я бы вступил в дискуссию. Вообще все мы постсоветские. У нас нет других людей, к сожалению. У нас досоветские – только царские генералы, которые… А нынешняя ситуация на постсоветском пространстве вся постсоветская. И, как говорил Сталин, нет у нас для вас других людей. Бесспорно, возвращаемся к этой теме, что любой конфликт в удалении от Соединенных Штатов Америки, ослабляющий своего геополитического конкурента, он выгоден США. Они, американцы, руководство США, давайте не трогать американский народ, руководство США, всегда активно манипулируя этой ситуацией, создает точку нестабильности. А уж там, где, вы говорите, румыны хотят объединяться и превратиться в единый народ, абсолютно право имеющий на объединение, то это создает однозначную точку нестабильности. Потому что там есть Приднестровье, где находятся, как минимум, наши воинские формирования, наши базы. И Приднестровье ориентируется на Россию. И там ходит в основном российский рубль. Украина перестала пропускать грузы туда и обратно. Этот конфликт, знаете, такая ситуация, которую приглушили в свое время, не решив, не подписав ни одного удобоваримого документа между Приднестровьем и Кишиневом. И это достаточно сейчас одной спички, чтобы это все вспыхнуло. Именно на базе этих межолигархических разборок, которые рядятся одни под европейцев, другие под Россию. И, естественно, еще хотят денег получить на всякие эти свои акции, на вот эти радостные акции.

Шишкин:

- Наверное, в этом есть какой-то свой смысл.

Галумов:

- Вы считаете, что американцев здесь нет?

Шишкин:

- Мне кажется, что нет. Возможно, тут есть, конечно, какие-то румынские интересы. Они, наверное, должны быть. Потому что весь котел…

Галумов:

- Румыния – это страна НАТО, на всякий случай. И полностью находится под протекторатом США, как молодая европейская страна.

Шишкин:

- А вы знаете эту историю про Румынию, когда начиналась первая мировая война, то, по-моему, один из министров кайзера сказал: мы сейчас говорили с Бухарестом, и вот они говорят – входить ли нам в коалицию с Германией или все-таки нам входить в коалицию с Россией? И кайзер задумался: да, очень сложный вопрос. А сколько это будет стоить? Ну, если они войдут в коалицию с Россией, это будет стоить 4 млрд. марок.

Галумов:

- Наверное, золотых каких-нибудь?

Шишкин:

- Да. Потому что мы вынуждены будем послать туда свои войска. А если войдут они в коалицию с нами, то это тоже будет стоить 4 млрд. марок, потому что это так называемый непрогнозируемый союзник. Нам тоже придется послать туда свои войска, потому что они не выдержат фронта. Нам звонит Михаил.

Михаил:

- Михаил, я из Москвы. У меня есть знакомые в Молдавии, точнее – были. Я уже больше года с ними не общаюсь.

Шишкин:

- Это не так много.

Михаил:

- В современной жизни не поймешь, что такое быстро или медленно. По поводу ситуации, я считаю, что вы абсолютно правы, когда говорите, что все решают деньги. И основная проблема во всем этом деле, что те, кто имеют большие деньги и решают какие-то свои интересы, они абсолютно не отвечают ни перед кем. Ни перед правительством, ни перед народом.

Шишкин:

- Если это американские деньги, то наверняка они отвечают перед Конгрессом и перед какими-то более серьезными лицами, даже перед Бильдербергским клубом, например, или перед президентом Соединенных Штатов.

Галумов:

- Мы обсуждали в программе Биьдербергский клуб и считаем, что он не так влиятелен, как его рисуют.

Михаил:

- Они отвечают перед ними в том смысле, что они не очень сильно ущемляют их интересы.

Галумов:

- Они хотят просто бабла побольше, побольше яхт, золотых унитазов, чтобы девушек красивых.

Шишкин:

- Донорских почек.

Галумов:

- Я думаю, в этом ракурсе. Но все же мы сейчас говорим о том, что сейчас эта точка может взорваться, причем так сильно, как мы не ожидали. В этой связи мы думаем: а что дальше? Что должна предпринять Россия в этой ситуации, если мы хотим прогнозировать хотя бы на месяц, на два, на три? Ведь какие-то прогнозы строятся, очевидно, есть аналитики в руководстве страны. Говорят: вот ситуация может пойти этим путем или пойти этим путем.

Шишкин:

- Смотрите, Эраст. Все-таки, может быть, Россия должна была бы активнее вмешаться в эту ситуацию и вообще в ситуацию в Молдове. Ну, например, способствовать объединению этой страны под каким-то дружественным предлогом. Вполне себе. Почему бы и нет? Ведь, собственно, если бы такое состоялось, то Россия выступила бы не только в роли миротворца, но и создателя надежного друга.

Галумов:

- Кстати, это хороший рецепт. И об этом много лет говорилось. Создание некой конфедерации и так далее. И блокировали две стороны – и те, и те. Потому что и там есть олигархические интересы, я имею в виду Приднестровье, и здесь есть. И, понимая, что при объединении кто-то что-то теряет, кстати, этот процесс очень долго демпфировался, тормозился. И мы имеем то, что имеем. Представьте себе, что если то самое новое правительство, которое приходит сейчас в результате майдана или в результате какого-то переворота, и оно начинает поворачивать танки, стволы и свои вооруженные силы, желая решить очень важный политический вопрос для своего народа и набрав в определенной степени очки. Вот представьте.

Курс доллара приближается к непонятной границе. Не это ли конец света?

Шишкин:

- Это, конечно, конец света. Но это не конец рубля, кстати.

Галумов:

- Вот уже многие комментаторы сегодня говорят, что ниже 70 никогда не пойдет. Это тема серьезного разговора. Мы начинали нашу программу с концом света, который сегодня был объявлен в Кишиневе.

Шишкин:

- Там начинается этот темный свет.

Галумов:

- Мы выслушали мнения радиослушателей, которые подтвердили, что это может превратиться в очень сложный затяжной политический и военный конфликт, который в конечном итоге там готовится некими силами. На базе и на основании вот этой возни олигархов, которые, защищая свои сбережения, награбленное, и устроили то, что мы видели вчера, позавчера, вот эти майданные выступления, вот эти картинки, которые очень напоминают всякие вот эти арабские весны, грузинские «революции роз». Тот же сценарий. Но, как правило, он накладывается на внутреннюю разборку, а потом используется теми или иными геополитическими игроками. Надо сказать, что сегодня прошла информация о том, что Соединенные Штаты Америки, чьи национальные интересы затрагиваются там, они наблюдают за ситуацией. И Россия еще не выказала свою позицию. Я думаю, что это колоссальная ошибка нашего руководства.

Владимир:

- Я горжусь своим президентом. Я горжусь тем, как он себя ведет. Он защищает наши границы. В конце концов, когда-нибудь придет кто-то и скажет нам… А он им всем говорит: вы не можете. На самом деле так.

Галумов:

- Вы за кого?

Владимир:

- Я за Путина. Мой президент у меня один, у меня другого нет.

Галумов:

- Вы россиянин?

Владимир:

- Конечно!

Галумов:

- Спасибо за поддержку политики нашего президента. Давайте вернемся к винам. Развернулась дискуссия в новостных лентах и в прессе. К этим винам, которые могут пострадать в результате этой революции.

Шишкин:

- Истина – в вине.

Галумов:

- В частности, вино нашего президента, которое, по версии многих аналитиков, хранится в этих молдавских подвалах. Вы считаете, что это серьезная информация?

Шишкин:

- Это действительно серьезная информация. Потому что это знаменитые исторические подвалы.

Галумов:

- И Путин там действительно хранит вино?

Шишкин:

- Возможно, да. Я в этом абсолютно уверен. Там находится вино Путина.

Галумов:

- Я не уверен. Но давайте послушаем наш репортаж на эту тему.

- Берем чужое вино на себя. Радио "Комсомольская правда" проводит акцию по спасению молдавских вин. В Кишиневе разгорелись протесты против нового правительства. Толпы недовольных митинговали у здания парламента, прорывались внутрь и требовали снять только что назначенных министров. Пока политики спорят с общественниками о судьбе страны, мы озаботились судьбой главного достояния Молдавии – винных погребов города Крикова.

Наша справка: Криковские винные подвалы были построены в 1952 году. Однако пещеры, в которых они расположены, появились еще в начале пятнадцатого века. Тогда в Молдавии начали добывать строительный камень, а в образовавшихся штольнях начали вино. После войны в городе Криково заработал завод по производству марочных вин. Он считался самым крупным в СССР. Его продукцию и хранили поначалу в криковских подвалах. Позже там появились и другие уникальные бутылки – из Франции, Италии и Испании. Самые старые из них датированы 1902 годом. А из Москвы туда даже перевезли коллекцию вин Германа Геринга.

Где располагаются знаменитые винные погреба? Могут ли их коснуться масштабные протесты? Об этом мы спросили корреспондента «КП» в Кишиневе Дарью Зимбельскую.

- Криково представляет собой городок. Ехать до Криковских подвалов из столицы Молдовы буквально 20-25 минут. Это один из старейших винодельческих комбинатов, у которого есть свои настоящие винодельческие подвалы, которые растянулись более чем на 50 гектаров. Что они из себя представляют? Это подземный город. Тот, кто посещал Криковские подвалы, мог видеть и большие бочки размером в несколько метров в высоту, и большие бутылки, и множество закладок. Каждый, кто приезжает, может принять участие в дегустации, попробовать в местном ресторане молдавскую мамалыгу, со шкварками, с брынзой, выпить стакан красного вина.

Каждый посетитель, который приходит в Криково, садится на специальную экскурсионную машину и объезжает эти небольшие улочки. Не зря при входе расположилась карта Криковских подвалов, которая не позволяет ни работникам, ни туристам заблудиться. А там действительно очень большие серьезные лабиринты. Работники, которые уже много лет трудятся на предприятии, говорят, что здесь даже землетрясение не чувствуется, но идет сильный гул, от которого у пугливого человека вмиг могут поседеть волосы. В Криковских подвалах есть улицы, площади даже светофоры. И на каждой улице табличка, каждой улице дано имя винной марки, в зависимости от того, какое вино хранится в нишах. Дело в том, что сейчас в коллекции Криковских подвалов находятся почти полтора миллиона бутылок. И коллекция продолжает постоянно пополняться.

Любопытная история. Когда Владимир Владимирович отмечал свой 50-летний юбилей, так совпало, что он находится в Кишиневе на саммите глав государств СНГ. Поэтому он и поздравления принимал от коллег по бывшему Советскому Союзу. И тогда хозяин принимающей стороны, это был президент Молдовы Владимир Воронин, в качестве подарка презентовал ему орловского скакуна, золотые запонки и коллекцию вина. Это вино до сих пор хранится в Криковских подвалах. Мы это вино видели, трогали. Правда, не пили. Вообще по правилам Путин, как и любой другой человек, обладающий коллекцией вина в Криковских подвалах, может по первому требованию забрать либо всю коллекцию, либо несколько бутылок. Для этого он должен, как минимум, приехать и предъявить свой паспорт. По правую сторону находится вино Ангелы Маркель. Когда канцлер Германии посещала Кишинев, она побывала в Криковсвких подвалах и получила 460 бутылок коллекционного вина. Железной леди так понравилось в Криково, что она даже оставила благодарственную надпись в книге для гостей. Еще рядом с вином Путина и Меркель находится вино Митрополита Владимира. Тоже в свое время он получил подарок во время визита в Кишинев. И сейчас вина этих сильных мира сегодня хранятся в Молдове.

Наша справка: Известные люди не только заводят тут собственные полки, но и приходят на экскурсии и дегустации. Среди важных гостей – Патриарх Кирилл, бывший мэр Москвы Юрий Лужков, министр иностранных дел Израиля Авигдор Либерман, российский актер Олег Меньшиков и многие другие. Все они оставляют отзывы в книге посетителей. Чаще всего восхищаются размерами криковских погребов. Ширина подземных галерей – от 6 о 7,5 метров. Высота – около 3 метров. Самая глубокая точка – 100 метров. Протяженность подземных коридоров – 120 километров.

Жители Молдавии говорят, что их Криково должно стать одним из современных чудес света. В 2002 году погреба официально стали национальным достоянием. Вот что говорит директор винотеки Криково Андрей Холостенко: «Чтобы показать, что бутылка старая, что вино старое, мы с этой пылью там и оформляем бутылки. И все пишем с обратной стороны этикетки, такую инструкцию, что не только снаружи, но и внутри может быть рубашка из дубильных и красящих веществ, которые не вредны, а весьма полезны для организма. Мы подошли к самому старому экземпляру из нашей коллекции – это еврейское пасхальное вино из Иерусалима, 1902 года. Вины крепкие десертные живут столетиями. Оно будет жить и сто, и двести, и больше. Вина сухие меньше живут намного».

Если вам не безразлична судьба коллекционных вин в молдавских погребах, примите участие в акции радио "Комсомольская правда". Возьмите чужое вино на себя! Предлагайте свои способы защитить национальное достояние Молдавии.

Галумов:

- Продолжаем нашу программу. Мы должны сказать чего-то важное либо поспорить. Хорошо бы нам подраться еще в конце.

Шишкин:

- Вот все-таки американцев мы никаких не видим. Их там просто нет. Допустим, на украинский майдан они, конечно, приезжали. Они там находились. Они даже ели какие-то печеньки там. Мы помним. Здесь – полная тишина.

Галумов:

- Им не надо вообще приезжать туда. Потому что у них есть очень такая рядом дружественная страна под названием Румыния. И как раз речь идет об объединении единого народа. Когда мы говорим о таких процессах объединения народов, надо сказать, что эти процессы запущены не в прошлом году и не в позапрошлом году, а, скорее всего, в тот период, когда развалился Советский Союз. И даже до этого момента какие-то политические… даже в советский период они существовали как на Украине, так и в Молдавии.

Шишкин:

- Я в это не верю.

Галумов:

- Вы не верите, а ведь на самом деле посмотрите, откуда появляется вот эта тема великого румынского народа. Ведь она появляется на базе объединения, на базе захвата и в конечном итоге вывода неких территорий, стран и народов из-под влияния. Когда я говорю слово «влияние», надо это слово понимать немножко не так жестко, как многие понимают. Из-под влияния России.

Шишкин:

- Хорошо. А вот так? После 1991 года некоторые страны распадались в Европе. Распалась Югославия, распалась Чехословакия.

Галумов:

- Развалили.

Шишкин:

- Да. В конце концов распалась и Молдавия. Она распалась на две части.

Галумов:

- Сейчас – на три.

Шишкин:

- Наверное, даже и на три. Ну что, это все американские штучки-дрючки?

Галумов:

- Американские штучки-дрючки, как выясняется, они везде. Если даже их нет, все равно американцы все придумывают и надувают этот образ. Мы сейчас говорим о том, что Соединенные Штаты Америки намеренно создают вокруг территории Российской Федерации очаги напряженности. Мы не открыли Америку, об этом сегодня говорят через одного политологи как в Европе, так и в России. И сегодня, в принципе, удавшийся процесс «нормализации ситуации», говорю в кавычках, бью по дереву, на Донбассе, мы надеемся, что там все произойдет и там все будет хорошо, не важно – как, важно, чтобы там не было конфликта и не гибли люди. И сейчас появляется вдруг второй очаг напряженности. Во всяком случае, это такой первый звонок, когда мы понимаем, что там вот этот конфликт, который загашен был, по сути, после кровавой войны между Приднестровьем и Кишиневом. Войны, на которой погибли тысячи людей с обеих сторон. Если бы не вмешательство России, именно вмешательство России, которая не заинтересована ни в каком конфликте на своих границах, потому что Россия – единственная страна, которая хочет нормализовать ситуацию в любой части своей приграничной зоны. Это нормально для любого государства. Потому что война – это опасность.

Шишкин:

- Вот посмотрите, Эраст. Мы можем вспомнить начало XVIII века.

Галумов:

- Кстати, очень интересно.

Шишкин:

- Петр I вел боевые действия в начале XVIII века. И вместе с ним, когда ему не удалось закрепиться, в Москву уехал господарь великой Молдовии Кантемир, который стал классиком русской поэзии. И вместе с ним ушло несколько тысяч молдаван. Кантемир жил в Москве напротив Кремля, на Никольской улице.

Галумов:

- Вы подтверждаете мысль, что Молдова привязана к России исторически.

Шишкин:

- Но вы видите, как интересно все сложилось. Вот России тогда хватило такта, хватило дипломатии, чтобы практически увести за собой Молдавию, вывезти ее в Москву.

Галумов:

- А вам не кажется, что в нынешних молдавских учебниках этого факта нет? Все, что связано с Россией, с историзмом. Я сейчас говорю, может быть, бесфактурно, но это все выводится из сознания людей, что Россия была той самой частью суши, которая собирала, объединяла, культивировала и так далее.

Шишкин:

- Давайте услышим голос России. Сергей с нами.

Сергей:

- Они сейчас вокруг России будут делать вот эти бунты, революции. Войска посылать, ресурсы. Молдавия, Украина, Литва, Грузия, Узбекистан, Таджикистан. Китайцы уже Дальний Восток заполонили.

Галумов:

- Насчет китайцев не говорите ерунду. Китай сейчас уезжает из России массами огромными на родину, потому что зарплаты там выше, чем в России.

Сергей:

- Когда будут эти вспышки происходить вокруг нашей страны... а памятник Владимиру у нас поставили…

Шишкин:

- К нам иногда приходит вопрос: могут ли быть использованы снайперы в Молдове как атрибут цветных революций?

Галумов:

- Конечно же, могут.

Шишкин:

- Мы знаем, что технологии, когда стреляют в митингующих, а потом в полицейских, успешно используются радикалами.

Галумов:

- Вот сейчас очень важно нам не допустить развития ситуации, если, конечно, есть хоть какое-то влияние Кремля на эту ситуацию, когда там есть пророссийская наша партия какая-то. Опять, олигархическая, бесспорно, но которая тяготеет к нам. У нас в Москве мы часто наблюдаем очень много таких олигархических молдавских кланов, которые ведут себя так, как цыганские бароны. На золотых лимузинах на Рублевке, с коттеджами тоже на Рублевке почему-то. Они хотят приблизиться к нашим олигархам. И это и хороший сигнал, и хороший знак, но в то же самое время я думаю, что самая большая опасность для России сейчас, мы говорим о России, о нашей стране, - сделать ставку на одну из сил. Вот если мы сейчас сделаем ставку на одну из сил, ровно на противоположную силу сделают ставку Америка и Европа. Для того, чтобы этот конфликт спровоцировать. То есть достаточно будет поднести спичку, и рванет с такой силой, что Украина нам может показаться тренировкой.

Шишкин:

- А почему нельзя сделать так, чтобы все-таки какая-то органичная, спокойная, мирная ситуация была в этой стране?

Галумов:

- Мы бы этого хотели. Мы давно ведем разговор на эту тему. Когда мы говорили о создании некой конфедерации, подписании договора, то одна сторона, то другая, играя своими олигархическими интересами, потому что, надо сказать, вообще вот это постсоветское пространство, которое остановилось в своем развитии, оно находится под контролем крупных финансово-промышленных групп, по-народному – олигархов, которые руководят и которые говорят: нет, это мой район, это моя территория. Вот интересно, кому принадлежат эти Криковские подвалы? Наверное, тоже какому-то олигарху, который приехал в Москву и говорит: ради того, чтобы сохранить вино Владимира Владимировича Путина, дайте нам денег, мы выведем людей на майдан и будем поддерживать Россию. Вот это ситуация, на которую мы не должны поддаться. И наша задача одна – немедленно созывать сейчас некое международное совещание, либо форум, либо конференцию по Молдавии. И посадить туда американцев, посадить туда европейцев для того, чтобы сказать: ребята, нет войне! Не дадим спровоцировать. Потому что тогда у России будут следующие шаги. Мы присоединяем к себе Приднестровье, вводим свои войска. У нас есть опыт с Крымом. И все будет нормально, вы просто тогда увидите де-факто, как мы работаем.

Шишкин:

- Вот это будет конец света.

Галумов:

- Но мы должны потенциально показывать свою силу, потенциально говорить о том, что мы можем в этой ситуации сделать. И я бы не отмалчивался на месте наших руководителей, говоря, что да, мы будем наблюдать. Нельзя наблюдать. Уж очень долго наблюдали, как Россию подвигали, сжимали со всех сторон. Мы подходим к завершению нашей программы. Не удалось нам подраться в студии.

Шишкин:

- В следующий раз подеремся.

Галумов:

- В студии был публицист, писатель, замечательный человек Олег Шишкин. И Эраст Галумов. До новых встреч.

Слушайте также

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02 +7 (967) 200-97-02
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ