2016-07-14T10:30:19+03:00

Ждет ли нас Третья Мировая в 2016-м году?

Разбираемся в программе «Конец света» на Радио «Комсомольская правда» [аудио]

00:00
00:00

Афонина:

- В студии главный редактор и издатель журнала «Мир и политика» Эраст Галумов. Здревствуйте!

Галумов:

- Здравствуйте.

Афонина:

- В этом году у нас первая встреча. Понятно, что подведены все итоги 2015-го и теперь все смотрят в будущее. Две недели прошло в 2016 году. Столько всего случилось! Здесь и кельнская история, и обвал рубля, и обвалы бирж.

Галумов:

- Ничего такого не случилось, чего бы мы не предполагали. Поэтому, я думаю, что мы находимся в том состоянии, в каком мы находимся. И когда мы говорим о предсказаниях, что нас ждет и что будет, мы сначала обращаемся к нашим классикам. Это к Нострадамусу, а потом к Ванге. Потом берем доморощенных российских за двести-триста лет предсказателей. И современных.

Если все это суммировать, положить в одну корзину, то получается, что Россию ждет подъем. Причем, подъем и экономики, и авторитета в мире, и то, что у нас все будет, грубо говоря, о,кей. Все будет хорошо. Это если суммировать все предсказания.

Надо сказать, что предсказания последние несколько лет, наверное, десятилетий, используются в политических целях. Вот если вы посмотрите сейчас украинские сайты, там написано ровно все наоборот, что Россия рухнет. Но я вам скажу, что это неправда, потому что Нострадамус и Ванга предсказывали тогда, когда еще не было конфликтов с нашими европейскими коллегами, украинскими и так далее. А на украинских сайтах говорят, что самая крупной европейской страной в следующем тысячелетии будет Украина. И это тоже предсказал Нострадамус. Они что-то там нашли и переиначили.

Это шутка, конечно.

Афонина:

- Вы помните подарок Порошенко, который сделали. Обложка журнала «Тайм», где в числе лидеров, правда, год был 2017-й был, написан портрет п резидента нашей страны. И был заменен на его портрет.

Галумов:

- Бедный Порошенко! Да. Потом не знал, как выйти из этой истории. Подшутили над ним.

Афонина:

- Хотели-то добра. Но сколько ни говори, халва слаще не будет. Сколько ни говори, Россия будет на вершине, надо что-то для этого делать.

Галумов:

- Мы когда говорим о геополитике, о конце света, всегда говорим о России. В какой точке мы будем находиться и что нас ждет. И будет ли третья мировая война. И это тема нашей сегодняшней встречи. Думаю, радиослушатели сейчас активно будут обсуждать вместе с нами, и мы получим интересные вопросы.

Та самая третья мировая война в том контексте войны, которую мы воспринимаем, потому что для нас всех война – это та самая война, которую мы видим сейчас в исторических фильмах. Это вторая мировая война, самая кровавая, самая страшная война, унесшая миллионы человеческих жизней.

Мы воспринимаем ту третью мировую войну такую же, как она была. Штыковые атаки и когда летят снаряды. Такие локальные конфликты мы наблюдаем сейчас и в Сирии, да и на Украине недавно. Собственно, обыкновенные боевые действия, когда летели снаряды, гибли люди, мирные жители.

Третья мировая война – это та самая война, которая сейчас идет. Просто мы боимся говорить об этом, боимся признаваться. Это вот такая форма войны, где существуют свои позиции, своя тактика, где в основе информация. Американцы и нас обвинили в рецептах этой войны. И назвали ее гибридной. На сегодня сама гибридная война, где используются наемники, прежде всего, информационные, провокации, где используются провокации с выводом людей на улицы, на площади. Это такие оранжевые наши проекты, которые мы все с вами наблюдали. И вот гибридная война – это арабская весна. Это классические пример гибридности, когда используются все формы воздействия на общество, на элиты общества для смещения определенного клана либо политического лидера. И для достижения своих интересов, то есть, страна выбирает форму гибридной войны для того, чтобы решить свои политические и экономические интересы.

Если проанализировать любую ситуацию с боевыми действиями, скажем, второй мировой войны, Великой отечественной войны, то в основе лежали экономические интересы. Потом политические. Вот если проанализировать нынешний мир, нынешнюю ситуацию на Ближнем Востоке, на Среднем Востоке и в Европе, то мы увидим, что в основе лежат экономические интересы. Экономика движет социальными пластами, политическими силами и так далее.

Третья мировая война – это то самое состояние, в котором мы сейчас находимся. С отдельными локальными конфликтами, которые будут иметь место. Но небольшими локальными конфликтами. И с геополитическими масштабами информационного взаимного проникновения и провокаций. И то, что мы называем «информационная война».

Афонина:

- В эту мировую войну включены все страны?

Галумов:

- Когда мы говорим «мировая война», то мало кому удается остаться вне этого процесса. даже когда мы говорим о Швейцарии, той самой нейтральной стране, которая как бы пережила все войны и на нее не упал ни один снаряд, Швейцария тоже участвовала. Косвенно участвовала во второй мировой войне. И несла потери от этого, в том числе и финансовые. И приобретения, в том числе, финансовые.

Мы сегодня говорим о том, что мы наблюдаем новый виток этой войны. И этот виток будет называться «война мигрантов».

Афонина:

- Действительно. После того, что происходило в Германии в новогоднюю ночь, можно сказать, что это, действительно, сейчас одна из самых актуальных тем. Переживет ли Европа те события, которые произошли в ночь с 31 декабря на 1 января.

Как считаете вы? Идет ли третья мировая война! Согласны ли вы с мнением Эраста Галумова? И как вы видите это противостояние? Что можно вложить в понятие «Третья мировая война»?

Галумов:

- Одним из новых и мощных инструментов, который мы все сейчас наблюдаем, это так называемая миграционная война, когда одна страна или группа стран хочет нанести определенный экономический ущерб другой стране или другой группе стран. И она использует неконтролируемые потоки мигрантов. Причем, эти потоки дестабилизируют не просто экономическое состояние это группы стран, а я сейчас говорю о Европе, эти потоки дестабилизируют и всю политическую систему. И в том ракурсе, в котором мы сегодня наблюдаем Европу, мы понимаем, что в этом ракурсе Европа, Евросоюз уже существовать в ближайшие годы вряд ли сможет. Либо он будет меняться, либо будет менять свою структуру, свою концепцию, свою парадигму. И в таком новом состоянии идти в будущее. Либо этот Евросоюз в этом контексте будет просто развален. И мы эту Европу, которой гордились и европейцы, единое европейское пространство, единые европейские ценности, мы эту Европу будем терять. И забывать.

Афонина:

- Европа же сама попала в свои же собственные сети! Со своей толерантностью, со своей миграционной политикой.

Галумов:

- Сети формируются тоже определенными силами, структурами. Мы не будем говорить о заговорах. Мы будем говорить о том, что есть центры управления ситуациями, которые создают эти прецеденты. И которые режиссируют все, что происходит в Европе.

Давайте вернемся к простой теме, о которой мы все с вами знаем – это тема санкций. Я сейчас не открываю Америку: американцы навязали Европе санкции, Европа не хотела, но все же объявила…

Афонина:

- Барак Обама об этом напрямую говорил, что наши европейские партнеры сопротивлялись. Мы им попытались объяснить.

Галумов:

- Объяснили, заставили. Чем мотивировали, говорили американцы, что мы единое пространство экономическое и политическое. И политики поддержали. Вся информационная официальная среда поддержала санкции. И в результате Европа эти санкции приняла в отношении России.

Что в результате? И кому это было выгодно? Товарооборот с Европой сократился примерно на 10-12 процентов. Товарооборот с США вырос на 6-10 процентов. Вы представляете, в масштабах товарооборотов речь идет о сотнях миллиардов долларов! Вот интересы крупных корпораций, компаний. Таким образом вы завоевываете рынки, структурируете свои новые экономические амбиции. И получаете то, что вы хотите.

Афонина:

- У нас звонок. Юрий нам дозвонился.

- Добрый вечер! Мне кажется, третья мировая началась в девяностых годах с развалом СССР.

Галумов:

- Я соглашусь.

Афонина:

- И продолжается до сих пор?

- Да.

Афонина:

- Победители в этой войне будут?

- Победители? Все зависит от нового президента США.

Галумов:

- Понимаете, мы так же воспринимаем война в матричном понимании, что обязательно должен быть проигравший. Должен быть победитель. И мы этих проигравших и победителей, как правило, воспринимаем в масштабах страны. Страна должна победить. Либо группа стран.

Третья мировая война в той парадигме, в которой мы сейчас рассматриваем, потому что эта тема еще требует изучения и диссертация много будет написано на эту тему. Мы находимся только в самом начале понимания этой проблематики. Это та самая война, где стран-победителей и проигравших не будет, потому что субъектами этой войны являются совершенно другие структуры. Да, транснациональные корпорации, некие политические объединения и так далее. Эта война двадцать первого века, которая имеет совершенно иные целевые полагания. Но в результате, страдают, как ни странно, так же, как всегда страдают люди. Экономически, гибнут в локальных конфликтах, в террористических актах и так далее. Мы должны четко дать определение тем событиям, которые сейчас происходят. И для этого необходим определенный интеллектуальный потенциал страны или группы стран для понимания процессов, в которых мы находимся, чтобы выйти из этого состояния с наименьшими потерями. В этой войне потери несут все. Кстати, несут и США, и европейские страны. Но самая большая беда в том, что руководители стран воспринимают, руководства стран, в том числе и нашей страны, воспринимают слово «война» в таком прямом понимании этого слова: вот мы сейчас бомбим в Сирии для того, чтобы защитить там свои интересы.

Афонина:

- В Европе мигранты объявили войну? Кельнские события. Это же была проверка на слабо?

Галумов:

- Не мигранты. Они в данном случае – это несчастные люди, брошенные на произвол судьбы. И я абсолютно…

Афонина

- Знаете, если такой несчастный человек подбежит к вам где-нибудь в Германии и вырвет кошелек, при этом еще и в нос даст! Вы обратитесь к полиции, а она это замолчит…

Галумов:

- Нет. Вы приземляете проблему.

Афонина:

- Шестьсот заявлений от женщин изнасилованных – это не проблема. Я понимаю.

Галумов:

- Я думаю по этому поводу следующее. Я думаю, что этих заявлений по Германии гораздо больше. И изнасилованы женщины не только мигрантами, но и другими национальностями. Вообще, это тема общая. Общесоциальное отношение мужчины и женщины.

Речь идет о том, что в данном случае мигранты, те люди, еще раз повторяю, это несчастные люди, брошенные на амбразуру. Вы что, думаете, хорошо, когда семья, даже сирийская семья или турецкая какая-то теряет кров и едет в совершенно непонятную ей среду? И в конечном итоге о ни там ютятся по подвалам.

Афонина:

- Врываются в магазины и забирают все, что хотят. И уходят, говоря: нам ничего не будет. На глазах у полиции в новогоднюю ночь они рвут паспорта и говорят, что нам сделают новые! Ангела Меркель нас пригласила. Все это видео.

Галумов:

- Это видимость успеха. На самом деле, это трагедия мигрантов.

Я хотел сказать о другом. Эти мигранты – это инструмент борьбы политической и экономической в руках совершенно других сил, в том числе, сил глобального мирового воздействия. Вот о чем речь.

Мигрантский поток на Европу ослабевает Европу как крупного экономического игрока на крупном конкурентном мировом рынке. Вот о чем речь. Европа, ослабевая за счет этой проблематики, теряет рынки. На место этих крупнейших европейских предприятий, приходят другие. Какие? Догадайтесь? Америка. Которым тоже необходимы рабочие места, финансовые потоки и так далее. Вот в этом контексте, конечно, мигранты – это всего лишь… Это несчастные люди, повторяю. Это инструментарий борьбы. Точно так же, когда мы говорим и об информационной борьбе, войне, которая сегодня разворачивается со страшной силой.

Афонина:

- Прошу прощения! У нас еще телефонный звонок. Николай!

- Добрый вечер! Вы знаете, говоря о мировой войне мы мыслим в рамках той парадигмы, которое в свое время была предложена еще римской цивилизацией.

Галумов:

- Я об этом и говорю!

- Вы знаете, когда Моммзен написал историю Рима и получил Нобелевскую премию, он сжег 20 тысяч первоисточников. То есть, мы вообще не понимаем, что это за цивилизация! Но, тем не менее, мы продолжаем мыслить в рамках этой парадигмы!

У нас был самый древний календарь в мире. Мы сами по себе самоцелостная цивилизация! И в рамках русской православной цивилизации. Тогда проблема будет решена.

Афонина:

- Спасибо. Ответите?

Галумов:

- Да. Я не буду оппонировать, потому что соглашусь с тем, что сказал наш слушатель, что нам необходима совершенно новая парадигма отношения к ситуации двадцать первого века. К той ситуации, в которой мы находимся. И все же это очень серьезная тема – мы самодостаточная на сегодняшний день цивилизация или мы бывшая цивилизация, которая сегодня нуждается в неких мировых опорах?

Афонина:

- Владимир пишет: «Один из инструментов третьей мировой являются цветные революции. Сейчас не надо объявлять никому войн. Сумасшедших нет. Когда появилось ядерное оружие. События на Украине двухлетней давности можно отнести к этому же разряду».

Галумов:

- Да, но мы остановились с вами на той злополучной новогодней ночи в Кельне, осуждая мигрантов, которые вели себя, бесспорно, некорректно. Приставали и так далее. Я сам с ужасом наблюдал видеозаписи, которые были. Потом их начали удалять.

Расследование показывает, что все было спланировано. И время было выбрано с 31-го на 1-е, когда СМИ испытывают недостаток информации в новогодние праздники.

Афонина:

- Подождите! Информация умалчивалась на протяжении практически недели! Первые полицейские отчеты были опубликованы в издании!

Галумов:

- Был шестого.

Афонина:

- Причем, в газете.

Галумов:

- Одни организовывали, планировали. Другие сдерживали. Это говорит о том, что это инструмент политической и экономической борьбы. Вот сегодня очень много коллег, которые поехали, кстати, кататься на лыжах в Европу, я с одним из своих приятелей говорю: где же твой патриотизм? Почему ты не на Красной Поляне? Знаете, что он ответил? «Я не такой богатый, чтобы ездить на Красную Поляну». Создав единственный горнолыжный курорт в России международного уровня, мы не подумали, что он самый дорогой в Европе. Реально.

Афонина:

- Даже при нынешнем курсе?

Галумов:

- Даже при нынешнем. Ездить в Австрию дешевле процентов на сорок, на пятьдесят. И поэтому когда мы что-то создаем, надо всегда думать о том, как люди будут воспринимать эту ситуацию.

К чему я это говорю? Приехал мой товарищ их Австрии. И говорит: вот Австрия, конечно, но вечером ты выходишь, ты не в Австрии. Ты в Африке или где-нибудь в Арабских Эмиратах, потому что все движущееся население вечером не европейского склада.

Я очень боюсь говорить на эти темы, потому что мы все интернационалисты. Но в какой-то момент Европа тоже начинает подниматься. И, знаете, выборы во Франции показали: там на грани все это было. Правда, Ли Пен получила 28 процентов. Но если так будет продолжаться, то Мари станет президентом Франции, хотя противодействие, представляете, какое информационное противодействие политических сил, которые находятся сегодня у власти.

Афонина:

- Мы сегодня обсуждали, что полиция заявила, что это их национальные забавы. Это игры у них такие.

Галумов:

- У них нет таких игр.

Афонина:

- Нет, они даже название сказали, вот якобы окружают девушек, имитируют сексуальное домогательство. Вот у них такая игра.

Галумов:

- Я сразу отвечу. За такие игры там просто убивают.

Афонина:

- Где там?

Галумов:

- Там, откуда они приехали. В той же Сирии. Попробуйте там окружить девушку и что-то ей показать. Не будет в живых ни того, кто показал, ни семьи этого человека. Это чушь какая-то. Традиции арабского мира, они очень патриархальные, они не допускают такого хамского отношения к женщине. Нет, это распущенность. И, думаю, что это спланированная акция. Хотя, бесспорно, представьте, огромное количество молодых людей, не обремененных семейными узами находятся практически без контроля на европейской территории, не имеют работы, жилья. Этого надо было ждать. И такие вещи надо предугадывать. И полиция, и социальные службы должны были до этого хотя бы додуматься. Я думаю, что они знали об этом.

Речь идет о глобальном мигрантском процессе. Потому что такой мигрантской волны, которую сегодня наблюдает Европа, она никогда не наблюдала. Но я вам скажу еще второй интересный момент. Когда мы говорим о мигрантах в Европе, мы забываем о мигрантах украинских, которые ринулись в нашу сторону. И перешли через границу. Вы знаете, сколько у нас мигрантов украинских?

Афонина:

- Около двух миллионов только тех, кто официально пересек границу. Подождите, но это русскоязычные…

Галумов:

- Это люди, которые требуют работу.

Афонина:

- Мы люди одной религии, одного языка, образа жизни., менталитета.

Галумов:

- Подождите, Лена. Мы должны основываться на Конституции, на каких-то законах. С точки зрения закона это такие же мигранты, как сирийцы в Европе! Они приезжаю, ищут работу, попадают на учет миграционных служб. И это те же мигранты, понимаете?

Афонина:

- Они ищут работу, а не находятся на социальных пособиях, как в Германии.

Галумов:

- Нет. Я вас хочу обрадовать: социальные пособия мы тоже платим. Мы обустраиваем этих людей, мы кормим их. Просто этой информации у нас, к сожалению, нет. Мы сумели…

Афонина:

- Пособия на первое время выделяются.

Галумов:

- Мы сумели обуздать вот эту мигрантскую волну. И нашли точки соприкосновения. И у нас нет вот этого конфликта. Хотя он мог быть. Почему? Потому что на мое рабочее место если приходит мигрант, неважно, кто это: украинец, таджик, он мигрант. И я начинаю высказывать некое недовольство.

Афонина:

- Я вас умоляю! О чем вы говорите? Бизнесмены рыдали: они говорили, что мы обустраивали для беженцев с Украины, простите меня, общежития, делали за свой счет ремонты, предлагали им работу. А они туда не приходили. Говорят, что мало денег. Это же было? Было. Просто об этом замалчивали.

А Европе трудовые мигранты, может, и нужны. Только они работать-то не хотят! Не работать они приезжают!

Галумов:

- Лена, я рад, что вас так возбудил!

Афонина:

- Конечно! Как можно сравнивать один миграционный поток и другой?

Галумов:

- Их можно сравнивать, потому что они по своей сути имеют одинаковые корни. Люди в результате некоего политического и экономического катаклизма в своей стране приезжают в другую страну в поисках работы и обустройства. Экономические проблемы совершенно те же, что у мигрантов из Сирии, что у украинцев в России.

Афонина:

- Если бы украинцы поехали в Арабские Эмираты, вот там бы у них были проблемы!

Галумов:

- Страна несет на себе все бремя содержания мигрантов, трудоустройства, пособий. Там же и дети, и болеющие мигранты. И у нашего народа, я буду говорить высокопафосно, хватило духовных и экономических сил, хотя мы не такая богатая страна, как Европа, решить эту проблему. У Европы не хватает духовных стреп для того, чтобы принять эту проблему. Ведь Европа, на самом деле, разделилась. Она неоднозначно относится к мигрантам. Ведь есть часть, и достаточно большая часть европейцев, которые считают мигрантов достаточно позитивным фактором, которые должны обновить рабочую, социальную среду, произвести некую революцию, даже некую сексуальную революцию. Потому что, вы понимаете…

Афонина:

- Они ее вот в новогоднюю ночь и произвели!

Галумов:

- В хорошем смысле слова.

Афонина:

- Зачем им сексуальная революция? Они свои семьи привезут. У каждого по пять-шесть детей. Согласно миграционной политике.

Галумов:

- Вы не читали немецкую прессу полностью. Мы берем только один срез. Наша пресса берет один срез западного мнения. И начинает здесь тиражировать.

Афонина:

- Ничего подобного! Сейчас Дарья Асламова находится в Кельне. Была в Мюнхене. Она нам рассказывает то, что видит своими глазами. Мы не по прессе ориентируемся.

Галумов:

- Даша не может показать все многообразие мнений европейцев по поводу волны мигрантов. Конечно, когда происходит насилие, это плохо. Еще раз возвращаемся к третьей мировой войне, что это инструмент. Миграционная волна, которую сегодня переживает Европа, неконтролируемая миграционная волна, это инструмент воздействия в контексте третьей мировой информационной, экономической войны.

Афонина:

- Не только одна я эмоционально восприняла ваши размышления о бедных иноземцах, которые приехали в Европу. Яков очень эмоционально написал смс: «Кто бедные чужеземные народы, которые пришли насиловать немецких женщин? Да если бы я был канцлером ФРГ, я бы просто перестрелял бы этих насильников!»

Галумов:

- Очень однобоко.

Афонина:

- У нас звонок от Андрея.

- Здравствуйте! По поводу третьей мировой. В своих исследованиях не учитываете ли вы такой фактор, как христианская эсхатология? Ведь третья мировая война – это один из признаков конца света. Тем более, и передача так называется.

Галумов:

- Вы имеете в виду второе пришествие?

- Ну, да. Второму пришествию, в том числе третья мировая война… Кстати, мигрантские потоки и мир должен стать мусульманским, это тоже предсказывалось.

Галумов:

- Да, но мотивируя ваш вопрос, мне кажется, что второе пришествие уже идет. И мы просто не понимаем, что происходит. В той формации, которую мы сейчас наблюдаем. Очевидно, скоро произойдет просветление, которое, кстати… Кстати, второе пришествие – это не только христианская парадигма. Во многих религиях об этом говорится. И я думаю, что то, что состояние, что мы называем сейчас «третья мировая война», она завершится неким совершенно новым качеством человечества, которое пойдет совершенно другим путем своего развития, потому что тот путь, в том числе, описанный в христианстве, путь, основанный на, скажем, материальном накоплении человечества, он завершается. Если вы со мной согласитесь, мы придем с единому мнению.

Афонина:

- Михаил, здравствуйте!

- Здравствуйте! Я считаю, что третья мировая война, к счастью, пока еще не началась. Но мы наблюдаем процесс, который практически неизбежно может к ней привести. А именно, что система финансов и управления, основанные на банковском ссудном проценте и на проценте при совершении сделок, она принципиально неустойчива. И мы сейчас наблюдаем именно процесс агонии этой системы, когда можно не только кого-то завоевать, а просто нанести кому-либо ущерб. И потом за счет того, что потребуется рост, эта система какое-то время будет устойчива. И в связи с этим можно совершенно четко понять, что сейчас идет социальное расслоение по уровню потребления и по уровню доходов тоже по экспоненте. И вот когда в какой-то момент все это сорвется, тогда и будет третья мировая.

Галумов:

- Михаил, вы совершенно точно говорите. Но этот процесс изменения сейчас происходит. И мы наблюдаем начало краха финансовой системы даже исходя из последних новостных блоков о том, что юань становится мировой валютой, что Россия с Китаем хочет торговать вне долларовой зоне. Это первые признаки развала мировой финансовой системы. И я вижу, что вы хорошо разбираетесь в этом вопросе. И это и есть качественно новое состояние, в котором мы сейчас находимся. И которое называется, я считаю, третьей мировой войной в том концепте изменения миропорядка, который сейчас происходит.

Афонина:

- Я зачитаю смс. Андрея пишет: «Конечно, если брать мировую войну в том контексте, в каком она понимается с батальными битвами, нет. А так мировая война уже идет посредством новых экономических объединений, религиозных конфликтов, целые рынки завоевываются…

Галумов:

- И локальных конфликтов. Да.

Афонина:

- … правда, не всегда бескровно».

Галумов:

- Мы наблюдаем в Сирии. Это не бескровная война. Мы наблюдали не бескровные конфликты на Донбассе, там погибли тысячи людей. И мы еще будем наблюдать эти локальные конфликты, которые будут составной частью гигантского геополитического процесса под названием «третья мировая война».

Афонина:

- «Идет гибридная экономическая война. Ядерной войны между супердержавами, скорее всего, не будет. Все хотят жить». Это Андрей написал. И вот еще: «Война без войны – это создание условий нашествия и оккупации. Далее – преобразование на свой лад».

Галумов:

- Я рад, что наши радиослушатели очень продвинутые. И практически любой вот этот комментарий дополняет нашу идею о том, что третья мировая война идет. И, к сожалению, я не услышал от наших радиослушателей мнение о том, что в третьей мировой войне не будет ни проигравших, ни победителей.

Афонина:

- У нас есть звонки. Сергей!

- Здравствуйте! Да, конечно, война идет. И если не будет войны атомной, кто-то выиграет посредством переселения народов. Экономически и все такое прочее. Вот и все.

Два слова еще. Мы тоже сейчас, как и Европа, находимся. К нам мигранты тоже идут. Но не миллионами, а тысячами. Поэтому мы от них ничем не отличаемся. Нам надо закрыть границы и все.

Афонина:

- Сергей, вы знаете, сколько у нас на данный момент мигрантов в стране находится?

- Миллионов десять-двадцать.

Афонина:

- Десять.

- Это по официальным. А так миллионов двадцать.

Афонина:

- Это по поводу того, сколько и куда кто едет.

Галумов:

- Кстати, в этом мигрантском потоке десятимимллионном есть такая страшилка о том, что китайцев самое большое количество. И они нас скоро миграционно завоюют. Это большая ошибка. Всего китайцев в городе Москве колеблется от 30 до 50 тысяч.

Афонина:

- Не о Москве речь идет. О Дальнем Востоке.

Галумов:

- В Москве снизилось после падения курса рубля китайских мигрантов, которые находятся на нашей территории. Порядка на 200 тысяч. 300 до 400 тысяч сейчас. Было до шестисот.

Афонина:

- Мы понимаем, что китайских не в Москве искать надо.

Галумов:

- Основная масса китайских мигрантов находится…

Афонина:

- На Дальнем Востоке!

Галумов:

- Нет. Находится в Москве. На Дальнем Востоке на большой территории они рассредоточены. Основная точка – Москва. У нас сегодня 15 тысяч китайских студентов. И около 15-20 тысяч осталось работающих здесь людей. Основное - это рынки, небольшие китайские фирмы. И люди, которые приняли решение жить в нашей стране. Всего лишь снизилось с 50 до 30 тысяч, поэтому еще и отток. Основным притягательным свойством страны – это экономическое процветание. А мы сейчас находимся в экономической стагнации. И отсюда люди начинают уезжать. И наши соотечественники уезжают. Вот в чем беда.

Афонина:

- Александр, мы слушаем вас!

- Я хотел добавить еще одну вещь. Экономические проблемы - это полбеды. Есть проблемы, например, тотальная ложь в исторической науке, да? было предсказание на востоке в девятнадцатом веке по поводу судьбы Европы, что орды вооруженных по последнему слову науки варваров сметут ее. А сейчас есть у Прокопенко фильм. И там есть такой момент, что будет борьба за тепло. Люди будут бороться за то, чтобы выжить.

Галумов:

- Я хочу дать концептуальный ответ нашему слушателю. Дело в том, что очень много предсказаний на тему нехватки воды, тепла, что нас ждут тяжелые времена. Я бы не заострял на этом мнении, потому что доказательств того, что это будет, к радости, нет. И я думаю, что не эта главная причина конфликта двадцать первого века, а причина в нас самих.

Афонина:

- Я благодарю наших радиослушателей. Эраст Александрович, если вы говорили, что третья мировая уже идет, сколько времени она уже длится?

Галумов:

- Я думаю, что с начала века, как минимум.

Афонина:

- Шестнадцать годочков уже…

Галумов:

- Многие сказали, что с 90-х. После перестройки. Я и с этим согласен.

Афонина:

- Спасибо! Поспорим в следующий четверг.

Слушайте также

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02 +7 (967) 200-97-02
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ