2016-07-14T10:30:19+03:00

Экс-участник «Дома-2» Степан Меньщиков: «Если начальник чувствует свою безнаказанность, ему надо напинать»

Надо помнить о том, что рано или поздно человек может выйти из своего джипа, открыть багажник, достать автомат и закончить вашу жизнь преждевременно

00:00
00:00

В прямом эфире радио и телеканала КП бизнес-тренер Бари Алибасов-младший, экс-участник «Дома-2» Степан Меньщиков, адвокат Марина Кащенко и ведущий Константин Бышевой спорят, как вести себя так, чтобы начальник не посмел назвать вас дураком!

Бышевой:

- Степан Меньщиков, привет!

Меньщиков:

- Здравствуй, Костя.

Бышевой:

- Бывший участник «Дома-2». Ведущий и шоумен. Хороший человек. И Марина Вячеславовна Кащенко. Адвокат Московской городской коллегии адвокатов.

Кащенко:

- Здравствуйте!

Бышевой:

- Обсудим вот какую тему. Сколько стоит назвать подчиненную или подчиненного дурой или дураком на рабочем месте?

Кащенко:

- Я не думаю. Я знаю. Компенсация морального вреда очень невелика. 3, 5, 10 тысяч. 10 тысяч – это при необыкновенных стечениях обстоятельств.

Бышевой:

- И из них еще 10 тысяч адвокату заплатить.

Кащенко:

- Какое там! Об этом вообще молчу!

Бышевой:

- Был прецедент в Башкирии. Все очень плохо закончилось для чиновника.

Кащенко:

- Я практиковала в Башкирии. И страшно мне нравится этот край. Там реально разные ветви власти время от времени схлестываются в судах. И от этого испытывают какое-то особое удовлетворение. Но что приятно, нередко это все происходит на благо граждан.

Сотрудница. Никто ее не знал. Была весьма незаметная. Однако прокуратура встала на защиту этой милой девушки.

Бышевой:

- И теперь эта милая девушка становится звездой в Башкирии!

Кащенко:

- Девчонке страшно повезло, что за нее заступилась прокуратура. У нас, в Москве, чтобы защитить свои честь и достоинство, надо обращаться в суд. И тогда в роли прокурора выступает сам потерпевший. Он становится гражданским истцом. И долго отстаивает свои права.

В чем парадокс? Суды защищают граждан. Вопросов нет. И довод, что дура – это литературное слово, это не обосновано.

Но проблема в чем? Любой поход в суд у нас занимает, как минимум, семь дней. Это объективно так. И сопоставим: какие деньги человек в состоянии получить, компенсируя моральный вред, с теми деньгами, временем, нервами, которые он потратит при походах в суд? Можно пригласить адвоката. Но мало какой адвокат станет работать за сумму, сопоставимую даже с 10 тысячами рублей.

Бышевой:

- Тяготы, потеря времени… А если бы это было быстрее, таких жалоб было бы миллион.

Кащенко:

- Да. И второе. Надо подумать, что нужны доказательства. Семь дней берутся не из космоса. А из того, что суд объективно рассматривает позицию одной и другой стороны.

Меньщиков:

- Можно назвать дураком, у него слезы потекут от умиления. А можно человеку сказать, что люблю, что ком застынет в горле от холода… Такое может быть…

Мы рассматриваем конкретный конфликт. Начальник дал подчиненной выполнить задачу. Задача не была выполнена. И то, что ее назвали дурой, она не справилась с задачей, я думаю, вполне актуально.

Бышевой:

- Актуально?

Меньщиков:

- А почему нет?

Бышевой:

- А можно это по-другому сказать?

Меньщиков:

- Можно сказать, что она идиотка.

Бышевой:

- Существуют же этические нормы!

Меньщиков:

- Если сотрудник и начальник работают долгий период времени вместе, то у них рано или поздно существуют личные взаимоотношения. Конечно, если он как пулемет строчит «идиотки, дуры» и это его образ жизни, и подчиненным это нравится… И начальник, несмотря на то, что обзывает подчиненных, вечером ревет в подушку от того, что он их унизил, компенсирует это самое, тогда ничего страшного… Но если это его привычка, он чувствует свою безнаказанность, ему надо напинать!

Бышевой:

- К нашей беседе присоединяется Бари Алибасов-младший. Вы, как бизнес-тренер, знаете модели поведения начальников. Имеют они право это делать или нет?

Алибасов:

- В этой ситуации человеку обозвать дурой обошлось в 10 тысяч. Правильно?

Бышевой:

- Вроде как да.

Бизнес-тренер Бари Алибасов-младший Фото: Мила СТРИЖ

Бизнес-тренер Бари Алибасов-младшийФото: Мила СТРИЖ

Алибасов:

- В будущем это будет гораздо дороже. Недавно мне рассказала невестка, придя с работы. Две недели назад пришла с работы вся белая. «На меня сегодня начальник наорал! Я с задачей не справилась! Проспала. Он на меня наорал». Успокаивал ее часа два. Проходит четыре дня. Она приходит слегка расстроенная. «На меня начальник ругался…». И вчера она веселая и довольная приходит: «Сегодня босс опять орал!». Привыкла.

Бышевой:

- А вы не посоветовали, что ей делать?

Алибасов:

- А что советы давать? Она улыбается… Здорово. Я бы начальнику дал совет.

Бышевой:

- Я вижу гнев в глазах у Марины.

Кащенко:

- Ужас. Привыкнуть можно к чему угодно! Хотя не знаю… Но когда речь идет о производственном процессе… Знаю другой случай. Нормальную интеллигентную женщину ее начальник назвал походим словом. И у бедняжки поднялось давление. Она обратилась к врачу. Благополучно проболела несколько месяцев. И в итоге это самое слово обошлось работодателю уже не в 10 тысяч, как администратору из далекого уральского местечка, а в большие деньги!

Речь шла о 60 тысячах рублей. Была аналогичная история в иностранном издательском доме. 600 тысяч. На первом курсе любого юрфака обучают, что слово «дурак» не может быть употреблено даже по отношению к человеку, у которого в голове не все в порядке. Это всегда оскорбление. И оскорбление недопустимо. Кроме тех случаев, когда люди договорились так общаться друг с другом.

Бышевой:

- А в таком контексте: «Ты дура? Ты идиотка?» можно? Люди, которые работают в шоу-бизнесе, сквернословие у этих людей в крови. Съемочный процесс, такое везде.

Допустим, я артист. Могу ли я подать в суд?

Кащенко:

- Однозначно.

Бышевой:

- А стоит ли? Потому что после этого я не буду нигде играть! Как с Собчак у нас вышло…

Кащенко:

- Собчак будет.

Звонок, Саша:

- Здравствуйте! Рабочие отношения должны быть рабочими. Однако любые рабочие отношения происходят из нашего общества. Мы все такие.

Бышевой:

- Спасибо. Люди разные… Мы не все такие. Давайте думать, что мы не все такие, что вокруг нас хороши люди с хорошим воспитанием…

Кащенко:

- …и с желанием сохранить свое достоинство. Я допускаю, что на съемочной площадке бытуют такие отношения. Но я уверена, что среди наших представителей культуры есть те, кто не позволяет, чтобы с ними разговаривали подобным тоном. И с ними не разговаривают. Стремление сохранения личного достоинства заложено в каждом человеке.

Бышевой:

- Я понял. Итак, этика или деньги. Обратиться в суд или сглонуть, добиться увеличения зарплаты, потому что тебя из года в год называют дураком и идиотом?

Кащенко:

- А есть еще вариант. Закрывши дверь, спокойно поговорить с начальником и объяснить ему, что обе стороны теряют от того, что происходит или может произойти.

Меньщиков:

- Это лучший вариант. Идеальный. Правильнее всего. Начальник понимает, что человек, которого он обозвал, имеет уважение к самому себе. И уже в следующий раз он будет думать, стоит ли это делать.

Звонок, Валя:

- Здравствуйте! Мне кажется, Степан столько наговорил за свою бытность на телевидении, что у него столько денег нет!

Меньщиков:

- Не хватит, конечно…

Бышевой:

- Приходилось срываться?

Меньщиков:

- Не раз.

Бышевой:

- Если люди твоего статуса, это одна история. Но когда люди от тебя зависят, ты работодатель, такое было?

Меньщиков:

- Всякое мне приходилось пережить и испытать.

Кащенко:

- Очевидно, что Степан умный человек. Он заточен на успех. И его имеет.

Я бы по-другому поставила ваш вопрос. Часто ли вы разрешали себе сорваться?

Меньщиков:

- Меня эти ситуации озадачивали… И я начинал задумываться, а правильно ли я поступаю в этой ситуации.

Кащенко:

- С разными людьми разные мотивы для разговора. Одному стоит поугрожать гражданским судом. Хотя грамотные знают, что 10 тысяч – это высший потолок. С другими можно разговаривать иначе. У меня есть такая аргументация. Много лет назад я ехала по подмосковной дороге и остановилась купить рассаду на дачу. Там стоял молодой человек метр восемьдесят. И рядом «Мерседес». И я подошла спросить рассаду. И нечаянно перебила его. Он развернулся в мою сторону и нехорошо в мой адрес высказался. Я ехала на процесс, где защищала своих уголовно-привлекаемых подзащитных. Поделилась с ними информацией. Через неделю они рассказали мне о том, что мой обидчик внезапно скончался.

Бышевой:

- Ужас какой! Вы опасный человек!

Кащенко:

- Я к чему? Если разрешать себе ругаться, это может войти в привычку. Надо помнить о том, что рано или поздно человек может выйти из своего джипа, открыть багажник, достать автомат и закончить вашу жизнь преждевременно. Не разрешайте себе срываться никогда!

Бышевой:

- Кстати, как я могу доказать, что моя начальница назвала дураком? Никто ничего не записал. Я должен свидетеля брать?

Кащенко:

- Ваших коллег надо приглашать в качестве свидетелей. Такая вещь, как видеозапись или аудио, могут быть использованы в суде только в том случае, если противная сторона согласится на это.

И вопрос. Насколько остальные коллеги по работе столь же твердо настроены против вашего начальника?

Бышевой:

- Именно поэтому таких разбирательств один в год. Сколько по статистике?

Кащенко:

- Очень мало. Каждый понимает, что в этом случае он теряет рабочее место. К сожалению.

Бышевой:

- А можно это оспорить? Какое право? Я профессионал, у меня послужной список. 15 лет в трудовой. Какого черта он меня может уволить?

Кащенко:

- Дел о восстановлении на работе куда больше, чем дел о унижении чести и достоинства. И уволить человека не так легко. Но мы понимаем… Было бы желание, если вас не увольняют, то создают условия, при которых вам будет сложно работать.

Моя точка зрения такая. Двусторонний процесс. Не стоит идти на работу к начальнику, который может унизить твою честь и достоинство. И сам начальник должен думать о том, насколько он остается уважаемым человеком. Есть очень много других способов свести счеты со своим руководителем, кроме суда и разборок.

Бышевой:

- Так…

Адвокат Московской городской коллегии адвокатов Марина Кащенко Фото: Мила СТРИЖ

Адвокат Московской городской коллегии адвокатов Марина КащенкоФото: Мила СТРИЖ

Кащенко:

- Каждый руководитель должен думать не только о сохранении чести и достоинства, но и репутации. При наличии интернета, извините, вбросить одноклассникам информацию о том, как ты барствуешь на своем рабочем месте…

Меньщиков:

- Еще и записать…

Звонок, Александр:

- Здравствуйте! Однажды ночью я услышал, как на близкой дороге без глушителя носится какой-то рокер. Причем, навязчиво, туда и обратно. И в какой-то момент я сосредоточился и пожелал ему, чтобы он врезался в какой-нибудь забор. Через некоторое время услышал треск. И мотор заглох. Это не шутка. «Нам не дано предугадать, как наше слово отзовется». И в ответ сосредоточенным гневом мы можем получить такие неприятности! И не поймем природу их происхождения.

Бышевой:

- Да. Думаю, стоит это отдельно обсудить… Наше слово…

Меньщиков:

- Не желай зла постылому, приберет милого. Моя мама так говорит. Не стоит… Сделал гадость, бог с ним! Если тратить энергию на то, чтобы отомстить человеку, ты сам потеряешь больше.

Кащенко:

- Бог шельму метит. Есть такое русское выражение. Мы понесем наказание на наше безответное зло… И не будем думать и догадываться, о чем. Там что-то наверху за нас решается, мне кажется.

Бышевой:

- Степан, ты из Свердловска. Проблема небольших городов. В городе два градообразующих предприятия. Живет 7 тысяч человек. Все друг друга знают. А начальник поносит, на чем свет стоит. И никто не уходит. Идти некуда.

Кащенко:

- Это очень условно «идти некуда». Я понимаю, когда люди не имеют возможности поменять общежитие на общежитие. Но когда у вас есть жилье, профессия и желание не быть униженным, в нашей огромной стране, можно найти другое место работы. Я не понимаю разговоры о безработице в малых городах в стране, где есть много других городов.

Другое дело, что большинство людей предпочитает у нас быть страдальцами вместо того, чтобы быть гордыми. Откуда это у нас?

Меньщиков:

- Это психология нации.

Кащенко:

- Она была очень здорово уловлена Европой. Мы имеем право подавать иски в Европейский суд в том числе, пройдя все предыдущие инстанции. Они не всегда с оскорблением, но с нарушением наших прав. И на сегодня Европейский суд, компенсируя нам моральный вред или обязывая государство, взыскивает россиянам самые низкие суммы! Меньше, чем албанцам, болгарам, полякам и так далее! Из чего они исходят? Да в России тоже взыскивают маленькие суммы! Если мы себя не уважаем, нас и уважать не будут.

Звонок, Сергей:

- Здравствуйте! Я служил в армии. У нас был замполит. Он часто оскорблял людей, но его оскорбления были «Алеша» или «Костик». И все понимали, что он имел в виду. Как бы бранными словами он никого не оскорблял, а вот такие были оскорбления.

Мне порой приходилось ругаться на подчиненных, следуя этому примеру нашего замполита.

Бышевой:

- Спасибо.

Звонок, Семен:

- Здравствуйте! Я работаю в строительстве. Я аккуратно расскажу анекдот. Собрались министры. И министр культуры говорит, что запретить материться на работе, в общественном месте. И встает министр строительства: «Вы чего? С ума сошли? А как же мы строить будем?».

Бышевой:

- Спасибо!

Кащенко:

- Если завтра работник выйдет с рабочего места, когда его оскорбили, работодатель задумается, как ему поступать! Надо привлекать работодателя к ответственности! К ответу! В частной, в более серьезной форме! И в суд надо обращаться. Не ради денег, а ради принципа. Я не верю в то, что строитель на стройке знает два слова! Просто он так привык!

Меньщиков:

- Я с вами абсолютно согласен!

Кащенко:

- Начальникам надо помнить о том, что не только бог, но и сама жизненная ситуация может однажды обернуться для него очень большим риском. Начальник и работодатель – не одно и то же. Он может быть тоже работником по найму. И я уверена, что если работодателю станет известно, что начальник рискует делом работодателя, то будет санкция и с этой стороны.

Бышевой:

- А можно наябедничать? Прийти к директору и рассказать!

Меньщиков:

- Нужно! Это грамотно надо делать!

Бышевой:

- Это не будет стукачеством?

Меньщиков:

- И сидит босс, который заинтересован в цифрах. А в чем причина? А это местечковый начальник оскорбляет подчиненных, производительность упала…

Кащенко:

- Или хорошие сотрудники разбегаются.

Бышевой:

- А можно ли объявить бойкот начальнику?

Кащенко:

- Как правило, тяжело бывает.

Бышевой:

- Сейчас по паре способов!

Меньщиков:

- Способ. Нужно работать, себя ценить и сотрудника, который приносит компании бабки.

Кащенко:

- Ведите себя так, чтобы начальник не посмел назвать вас дураком!

Слушайте также

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02 +7 (967) 200-97-02
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ