2016-07-14T10:30:19+03:00

Сенатор Руслан Гаттаров: «Маргинальные политики используют проснувшееся гражданское общество»

В студии [радио КП] член Совета Федерации, представитель «Единой России» Руслан Гаттаров и ведущий Александр Яковлев

00:00
00:00

Яковлев:

- Здравствуйте. Вы слушаете радио «Комсомольская правда». Это специальный выпуск программы «Тема дня». Он посвящен Дню России. Хотя, если точнее, маршу миллионов который сегодня проходит в столице. Пока, наверное, это самое часто употребляемое слово в Твиттере касательно количества участников этого шествия. Организаторы, в частности, Сергей Давидис, говорит о цифре от 10 до 20 тысяч человек. В прямом эфире радио КП Илья Пономарев заявил том, что, на его взгляд, порядка 15 тысяч человек собралось на шествие. Но это все было около получаса назад. В данный момент шествие уже началось. Сбор был в районе Пушкинской площади, все это закончится митингом на проспекте академика Сахарова. Вместе с ведущими политологами, политиками, журналистами мы обсуждаем сегодняшний митинг. Пока, по сравнению с Болотной площадью образца декабрь-2011, людей не много. Представляю нашего гостя. У нас в студии член Совета Федерации, представитель «Единой России» Руслан Гаттаров. Добрый

день.

Гаттаров:

- Добрый день.

Яковлев:

- Ваше отношение к этому митингу. Что это? Гражданское общество, которое проснулось, или Госдеп, который за все это платит? Вам какая позиция ближе?

Гаттаров:

- Мне кажется, первая все-таки – гражданское общество. Только использует это гражданское общество политики, маргинальные политики для того, чтобы нарастить свою популярность и потребовать для себя каких-то преференций.

Яковлев:

- Маргинальные политики – это кто? Это Алексей Навальный, Сергей Удальцов?

Гаттаров:

- Да, безусловно.

Яковлев:

- А в какой момент политик становится маргинальным?

Гаттаров:

- Тогда, когда он требует одного: государственного переворота, ухода от действующей власти. С чего – не понятно. И чтобы именно эти люди возглавили страну, власть. И вторая вещь, которая отличает маргинального политика от политика – это то, что не понятно, что они будут делать. Навальный говорит, что его экономическая программа – это борьбы с коррупцией. А дальше-то что? А как же экономика, финансы? А как же сельское хозяйство и так далее? Ничего. Ноль.

Яковлев:

- Опять же это все упирается в борьбу с коррупцией.

Гаттаров:

- Что именно?

Яковлев:

- Экономика. Основная проблема экономической системы нашей страны в чем?

Гаттаров:

- В том, что она очень сильно зависит от углеводородов. И если мы это преодолеем, у нас и коррупция в меньшей степени будет.

Яковлев:

- Шествие уже началось. В декабре от 70 до 200 тысяч человек. Сейчас максимум тысяч двадцать. Организаторы сами озвучивают эту цифру. Почему такое снижение?

Гаттаров:

- Первая причина содержательная. За что люди идут на данный момент? За честные выборы? За какие честные выборы? Вы в эфире несколько минут говорили о Красноярске. Я был в Красноярске. Я специально поехал для того, чтобы проследить, чтобы выборы были честными. У нас были основания полагать, что оппозиция попытается прикупить голоса. Ног этого не смогли. Благодаря общественным наблюдателям, гражданскому обществу. Благодаря и наблюдателям от «Голова». Это очень важно. Было порядка тысяч наблюдателей на 300 участках от разных партий, от гражданского общества. Все. КАИБы – 100 процентов, видеонаблюдение – 100 процентов. За исключением тюрем и больниц. Там просто неэтично ставить. Ни одной вменяемой жалобы. Самые страшные жалобы на выборах в Красноярске почти 70 процентов набрал Хамат Булатов от «Единой России» и 11 процентов набрал представитель так называемой «объединенной оппозиции», единый кандидат. 12 процентов набрал тоже единоросс Подкорытов, главный врач больницы. То есть, он занял второе место, представитель оппозиции – третье. Они вместе проиграли больше чем в три раза представителю «Единой России». Самые страшные преступления были следующие. Мужчина, сотрудник завода пришел на избирательный участок и говорит: «Я хочу проголосовать» Проголосовал. Московские наблюдатели, которые приехали из Москвы, чтобы поймать фальсификаторов что-то заподозрили. Походят к нему с камерами с айпедами. На него это все наставляют и говорят: «Ну-ка нам показали паспорт». Что является незаконным. Мужчина, красноярский рабочий, посылает их куда подальше, и уходит. Они начинают поднимать кипиш. Председатель комиссии догоняет его, смотрит у него документы – все в порядке. Он уходит. Они подают заявление в полицию. Полиция вместе с нами, вместе с ними едет к нему домой. Это общежитие. Мужчина принял после этого. Открываем двери. Стоит наблюдатель из Москвы, которые его заподозрил. Паспорт, говорит, вы выдали ему час назад. Новый паспорт.

Яковлев:

- Но маленькая зарисовка. Мы обсуждаем сегодня митинги, на которых дежурят наши журналисты. В частности, Владимир Ворсобин, политический обозреватель «Комсомольской правды». Владимир, добрый день.

Ворсобин:

- Добрый день.

Яковлев:

- Вы сейчас где находитесь?

Ворсобин:

- Я нахожусь в авангарде митинга, который неожиданно остановился. Здесь где-то в районе 35 тысяч. Вроде все думали , что сейчас будет проблема … Но буквально, пройдя метров 50-100 видно, что все в порядке. Мне кажется, устроители здесь же хотят организовать мини-митинг. Слева идет колонна либералов и националистов, а справа – Удальцов, который сегодня не пошел, вызов есть из прокуратуры. Что будет – не понятно.

Яковлев:

- Я правильно понимают, что в митинге участвует 35 человек и колонна остановилась.

Ворсобин:

- Да.

Яковлев:

- А кто ее остановил?

Ворсобин:

- Это согласованная была остановка она остановилась синхронно. Либо представители накапливают еще силы, чтобы уже пройти с большим количеством по городу – 35-50 тысяч. Либо, может они собираются здесь палаточный лагерь устраивать.

Ковалев:

- В какой точке Москвы остановилась колонна?

Ворсобин:

- Это за … комитетом России. Улица идет вниз. Здесь демонстранты и собирались.

Яковлев:

- То есть, это Страстной бульвар?

Ворсобин:

- Да. Сейчас колонна, которая находится внутри бульвара, двинулась вниз. Но основная колонна пока стоит.

Яковлев:

- Спасибо большое. С нами на связи депутат Государственной Думы Дмитрий Гудков. Дмитрий, добрый день.

Гудков:

- Добрый день.

Яковлев:

- Сколько, на ваш взгляд, сейчас человек участвует в шествии?

Гудков:

- Я думаю, надо прекратить играть в эту лотерею, и угадывать. Я не знаю, сколько людей. Мы дошли до Неглинной улицы, заполнен бульвар Страстной с одной и с другой стороны. Люди заполнили парк. И пять минут назад мне сказали, что на Пушкинской площади люди просто не могут зайти в рамки, там все заполнено.

Яковлев:

- Дмитрий, Владимир Ворсобин сообщил нам, что колонна остановилась. Планируется ли организовывать палаточный лагерь? Соответствует ли это действительности?

Гудков:

- Колонны периодически останавливаются для того, чтобы люди, которые проходят в рамки, успевали. Мы через каждые пять минут останавливаемся. Никаких планов разбить палаточный городок нет. Мы сейчас Неглинную улицу практически прошли. Я вижу впереди очень многих людей. Знаю, что на площади Сахарова уже много людей. Я думаю, что у нас будет действительно массовая акция.

Яковлев:

- Насколько мирно настроены участники акции? И насколько адекватно ведут себя представители правоохранительных органов?

Гудков:

- Пока все спокойно. Люди ведут себя мирно. Несмотря на то, что вчерашние события многих разозлили. Сотрудники полиции пока ведут себя адекватно.

Яковлев:

- Ваше отношение к обыску в квартире Ксении Собчак, Ильи Яшина и Алексея Навального.

Гудков:

- Это называется поздравили нас всех с новым 37- м годом. Поэтому мы вышли, чтобы не допустить развития событий. Мы не хотим допустить, чтобы они повторяли события прошлого века, не хотим допустить новый 37-й и будем делать все для того, чтобы предотвратить появление диктатуры, самодержавия в нашей стране.

Яковлев:

- Спасибо большое. Это Дмитрий Гудков, один из лидеров протестного движения, которое разворачивается в Москве и по всей стране. Кстати, прямые включения из Волгограда, Саратова, Новосибирска, Казани, Омска, Читы, Владивостока чуть позже ожидают всех вас. Не могу не спросить о вчерашних обысках в квартирах оппозиционеров. Не перебор ли это?

Гаттаров:

- Дима говорит про 37-й год. Но, видимо, все давно читали «Архипелаг Гулаг». Я недавно перечитывал. Это немножко другое. Полиция пришла к людям, которые говорят, что нужно сместить власть, что нужно проводить государственные перевороты. Так или иначе это звучит у оппозиционеров. Они пришли-то к ним даже не из-за этого, насколько я понимаю, я пользовался только публичными источниками информации, а то, что их коллеги, провокаторы указали на этих людей. И в рамках уголовного дела по решению суда у этих людей прошли обыски. Навальный, Собчак и Яшин в данный момент дают объяснения на допросе в следственном комитете.

Яковлев:

- Об этих обысках мы поговорим. А сейчас с нами на прямой связи Нигина Бероева, корреспондент «Комсомольской правды». Нигина, ты по-прежнему на Цветном бульваре?

Бероева:

- Здравствуйте. Да, я по-прежнему нахожусь возле метро «Сретенский бульвар». С минуту на минуту мы ожидаем колонну демонстрантов. Сейчас над нами летят вертолеты. Представители правопорядка выстроились. Передо мной стоит несколько выстроившихся шеренг. Возле метров тоже группа ОМОНа. Демонстранты появятся с минуту на минуту. Они уже идут по бульвару. Народу очень-очень много, и идут они довольно медленно. Они пройдут по площади, которую вы видите за моей спиной, и отправятся к сцене, которую вы видите вдалеке. На сцене будут идти выступления. Сейчас настраивается звук. Все готово к началу митинга. Ждем только демонстрантов.

Яковлев:

- Спасибо большое. Руслан, я хотел бы вернуться к обыскам. Вы спокойно на это отреагировали, но это вмешательство в личную жизнь оппозиционеров. Ладно, когда дебаты, споры. Даже когда до драк доходит на митингах – это одно. Но когда вламываются в дом. Личное пространство, изымают деньги. Причем. Деньги оппозиционеров. Не является ли это уже переходом на личности?

Гаттаров:

- Если говорить про личности, то оппозиция первая перешла на личности.

Яковлев:

- К Путину пока еще никто не заглядывал домой.

Гаттаров:

- Да ладно, они заглядывают везде, куда можно. Пример из Красноярска. Молодой человек, который пришел к рабочем и сказал, что он на самом деле тут не живет и паспорт ему сделали. Приехало телевидения и я стою с камерой, его снимаю. Он начинает кричать, что это не тот человек. В определенный момент ему юрист говорит: хорош. Он говорит: «Выключите камеру».

Яковлев:

- Я может, терпеть не могу Собчак, кто-то ее может, обожает, но без относительно оценок Ксении Собчак, когда в дом в восемь утра вламываются, Она опасный преступник, что ли?

Гаттаров:

- Если бы это решалось келейно, если бы просто взяли и приехали к оппозиционеру, это все делается в рамках уголовного дела.

Яковлев:

- Обыск у Алексея Навального дома проходил 11 часов. Что можно искать у оппозиционера? Я понимаю, если бы был какой-то коррупционер, генерал, полковник или наркобарон. Что можно искать у оппозиционера 11 часов, переворачивая весь его дом? Это действительно за гранью для многих.

Гаттаров:

- 6 мая произошли события, которые мне, например, очень не нравятся. Когда на согласованном шествии организаторы митинга вдруг сели в узком месте и решили посидеть, требуя от всех, чтобы они все сели на асфальт. Из-за этого случились массовые беспорядки, в которых пострадали граждане, журналисты и полиция. В этом нужно разобраться, и сделать так, чтобы этого не было.

Яковлев:

-Вы считаете, действия следственного комитета, которые больше 10 часов обыскивали квартиру Алексея Навального адекватны тому, что происходило 6-го числа?

Гаттаров:

- Я не очень понимаю, сколько нужно было обыскивать квартиру Алексея Навального. Я не специалист в этом. Но я, когда слежу за какими-то антикоррупционными делами, которые любит Алексей Навальный, там обыски проводятся в домах, квартирах чиновников так же долго, так же тщательно, как у него. И Алексей Навальный, наверное, так как он активный борец с коррупцией, знает, что такое обыск и как он проводится. И если были нарушены какие-то его права, он может подать в суд. Если наши суды его не оценят, у него есть возможности, и, по-моему, он этим пользовался, подать в европейский суд. Все возможно.

Яковлев:

- Есть вещи, которые удивляют. На митинге появились участники в форме СС. Это представители националистов. Обыкновенная эсэсовская форма. Фотографию мы покажем в прямом эфире через некоторое время.

Прошу вывести на экран ту фотографию, о которой я говорил, «Фашисты на митинге». Это не очередная агитка со стороны каких-то ангажированных СМИ. Это фотография. Это приписывают националистам, но, тем не менее, на «Марше миллионов» появилась колонна людей, одетых в фашистскую форму, у них националистические флаги – известный триколор бело-желто-черный. Это что, провокация, глупость?

Гаттаров:

- Это всеядность. Лидеры оппозиции – Чирикова, все остальные, Гудков, Илья Пономарев, они говорят, что нам, для того чтобы свергнуть эту власть, все равно, с кем договариваться. Вот к чему это привело. Мы видели сейчас эту фотографию. Я им говорил: ну как так, националисты, фашисты, антифашисты, либералы, коммунисты, социалисты – все здесь. Как так? Вы меня в начале спрашивали, почему. У них нет единой программы, и не может быть.

Яковлев:

- У них есть единый враг.

Гаттаров:

- Да, единый враг. И единая цель этого врага убрать из власти, вплоть до того, что физическим путем. И об этом много пишут. Они впрямую об этом не говорят, но пишут.

Так вот, они не могут написать программу, потому что фашисты будут говорить, что Москва для москвичей, долой всех остальных, по цвету волос в том числе (наверное, и меня тоже). А другие будут говорить: нет, давайте либеральные ценности. Как только они начнут писать программу, все это развалится, они не пойдут под этими вещами. Но то, что происходит сейчас, это от всеядности и от желания возглавить процесс теми самыми людьми, о которых мы с вами сегодня говорим.

Яковлев:

- Несколько десятков тысяч людей сейчас проходят по бульварам, колонна постоянно останавливается, чтобы была высокая плотность. Но многие говорят о том, что это для картинки, сознательно все это делается, чтобы по картинке было видно большое количество людей.

Не будем обижать остальные города нашей страны. Что же происходит в других регионах? Об этом мы тоже будем рассказывать. Во Владивостоке проходило несколько акций – оппозиционный «Марш миллионов», а также свой митинг проводило движение «Суть времени». Обо всех подробностях корреспондент Сергей Станчик совсем скоро нам расскажет.

Гаттаров:

- Мне тут подумалось. Ведь организаторы могут сейчас подойти к полиции и попросить удалить этих людей из митинга. Но они этого не сделают. Потому что они боятся, что вместе с этими людьми уйдет большая группа националистов, которые сейчас на этом митинге.

Яковлев:

- Причем их много.

Гаттаров:

- Конечно, националистов много. Потому что националистам вот так вот выйти одним где-то будет сложновато.

Яковлев:

- Дают только по Шевченко.

Гаттаров:

- Да. А по центру в нацистской форме, в митинге «За честную власть» отлично можно прогуляться.

Яковлев:

- С нами на связи Сергей Станчик. Сергей, как сегодня прошел День России во Владивостоке, кто вышел митинговать, в частности, как у вас прошел «Марш миллионов»?

Станчик:

- «Марш миллионов» у нас прошел очень спокойно. В акции участвовало около 40 человек. Колонна двинулась к нашему театру Горького. По пути к ним примкнуло несколько прохожих и несколько молодых коммунистов. Характерно, что на нашем митинге отсутствовал обычные руководители акций протеста в нашем городе. Это депутат Владимир Беспалов и Артем Самсонов.

Яковлев:

- Не могу не спросить по поводу движения «Суть времени». Многие его считают прокремлевским. Сторонников власти сколько сегодня собралось, и как проходил их митинг сегодня?

Гаттаров:

- Их митинг прошел тоже очень спокойно. Надо отметить, что во Владивостоке очень дождливая погода, и ни один митинг или протест сегодня не собрал много народа. В митинге движения «Суть времени» участвовало около 30 человек.

Яковлев:

- У нас на связи Нигина Бероева. Нигина, где ты сейчас, и что происходит?

Бероева:

- В Москве на митинге собралось гораздо больше людей, чем во Владивостоке. Я нахожусь возле метро «Сретенский бульвар». Мы встречаем колонну демонстрантов. Здесь начало этой колонны. Это такие разрозненные группы, те люди, которые пришли не с какой-то конкретной колонной. Насколько я знаю, нас ожидает огромная колонна либералов с белой ленточкой. У каждой колонны свои знамена, свои транспаранты. Все же остальные потихоньку стекаются вниз, к сцене. Народу собралось уже довольно много, и люди только начинают идти. Особых плакатов, каких-то лозунгов я пока не видел, есть только одиночные люди с плакатами, которые вышли сами по себе. Лозунги разные, но по сути они заключаются в том, что если ты увидишь этот плакат, встань из-за стола, брось компьютер и приходи сюда, вырази свое мнение, поддержи нас.

Яковлев:

- Нигина, мы видим за твоей спиной людей, небольшое пока количество. Кто это – в основном молодые люди, старшего возраста, националисты, радикалы?

Бероева:

- Это молодые люди в большинстве своем, хотя есть и пожилые. Они не сторонники какого-то конкретного движения, по крайней мере, никаким образом об этом не заявляют. Это люди, которые просто пришли на митинг, не относясь ни к какому движению – ни к националистам, ни к радикалам, ни к либералам. Они просто пришли выразить свое мнение, свою позицию. Их отличительная черта – практически у всех белые ленточки, у кого-то по традиции уже есть белые цветы либо какой-то элемент в одежде, тоже белый.

Яковлев:

- Руслан, вы же представитель власти. Власть высшего уровня (Путин, Медведев, Володин), на ваш взгляд, хотят диалога с оппозицией?

Гаттаров:

- Да, безусловно.

Яковлев:

- Основной тезис оппозиции сегодня: власть нас не слышит, репрессии, 37-й год. Поговорите с нами, - обращаются они к вам и к вашим коллегам.

Гаттаров:

- Вот посмотрите. Власть приняла закон о политических партиях. Ну и что? Те представители, которые сейчас там, кто-то из них начал регистрировать партию? Нет, им это неинтересно. Потому что, зарегистрировав партию, ты идешь на региональные выборы. На региональных выборах люди, голосуя под пристальным вниманием наблюдателей, в том числе и гражданских, голосуют за то или иную партию, представителей партии. И там будет понятна реальная поддержка этих людей. Они этого не будут делать никогда. Потому что сегодня в Твиттере пишут: самая большая колонна у националистов. Этим всё сказано. А те люди, которые сами пришли на площадь Сахарова, они недовольны властью, теми процессами, которые есть, им хочется чего-то большего, им хочется быстрого экономического роста, им хочется, чтобы было меньше коррупции. И я с ними солидарен. Так вот, эти люди пришли не в колонне, они пришли сами на площадь Сахарова и не хотят идти ни под чьими знаменами. Вот это важно. И эти люди достойны уважения.

И говорить о том, что кого-то привел госдеп, мне смешно. Может быть, что-то и есть, но я в это не верю. Просто на данный момент это сейчас интересно, весело, хороший день, хорошая погода, солнце. Пройти, прогуляться, потусоваться. Кто-то из них потом пойдет, наверное, на Красную площадь.

Яковлев:

- Вот на экране колонна националистов, люди с фашистской символикой, в фашистской форме. Это действительно так. Я сначала не поверил. Как-то даже комментировать это сложно.

Гаттаров:

- Я боюсь, что в итоге потом все скажут, что это была кремлевская провокация. Но я повторюсь, что организаторы могут сейчас попросить полицию удалить этих людей с митинга. Но они этого не делают.

Яковлев:

- Руслан, а что дальше, на ваш взгляд, каков прогноз? Как будут дальше разворачиваться события? Это все будет потухать, затихать или, наоборот, нас ждут столкновения и провокации?

Гаттаров:

- Я думаю, что процесс будет идти вялотекуще. Я думаю, что летом оппозиционерам тоже надо выехать на моря, съездить в Италию, во Францию, в Швейцарию. Что в дореволюционные годы, что сейчас они должны набраться сил, подготовить новые карты и планы наступления на власть. А где это делать? Конечно, это лучше делать за границей. Вот они это сделают. Я думаю, что осенью мы получим новую серию акций. Я думаю, что они будут идти на каком-то определенном уровне. Потому что есть достаточно большое количество людей, особенно в Москве, которые хотят участвовать в этих акциях, которые недовольны действующей властью, которые сейчас, на данный момент, не видят тех шагов, которые хотели бы видеть. Но если они их увидят от власти, в чем я, в общем-то, не сомневаюсь, то таких людей будет ходить меньше. Я в этом уверен.

Яковлев:

- Я бы хотел поговорить о празднике, который сегодня вся страна отмечает, - День России. Очень многие вообще не знают, в честь чего этот праздник. Дело в том, что 12 июня 1990 года, то есть 22 года назад, 1-й съезд народных депутатов РСФСР принял декларацию о государственном суверенитете РСФСР. Вообще многие называли это Днем независимости. И по факту сегодняшний праздник – это такой аналог Дня независимости в других государствах. Насколько нам нужен такой праздник в принципе? Потому что мы ведь потеряли в 90-91-м году. И мы скорее не независимость обрели, а крупнейшую геополитическую катастрофу пережили.

Гаттаров:

- Можно и с этой стороны подойти, и по этому поводу поговорить. О том, что мы потеряли СССР. И я этому, безусловно, не рад. Но давайте вспомним, кто это сделал. Это сделала Коммунистическая партия. Все эти люди были коммунистами.

Яковлев:

- С нами на связи Сергей Удальцов. Сколько, по вашим оценкам, людей пришло на шествие?

Удальцов:

- Сейчас шествие отошло от Трубной площади. Посмотрели назад – просто море людей. На наш взгляд, не меньше 100 тысяч людей. Это лучший ответ на все эти обыски, аресты, которые были в последние дни. Пока все проходит мирно, люди очень доброжелательны настроены друг к другу, никакой агрессии.

Яковлев:

- Сергей, вы планируете где-то останавливаться, садиться или дойдете до проспекта Академика Сахарова, где пройдет митинг?

Удальцов:

- Мы сейчас идем, пока нам никаких препятствий не чинят, мы идет к проспекту Сахарова. Когда нам не создают помех, мы действуем строго в рамках закона. Сейчас шествие проходит без всяких препятствий.

Яковлев:

- 100 тысяч человек – эту цифру назвал Сергей Удальцов.

Гаттаров:

- Они просто меньше не видят. Если что, то сразу 100 или 200. У них не бывает меньших цифр. Но это на их совести будет.

Что касается Дня России. Меня лишили страны, в которой я родился. Я родился в СССР. Меня лишили. Не я принимал эти решения. И сейчас у меня есть праздник моей страны, которая меня воспитала, дала мне образование, дала мне возможности. Моей страны – страны России, в которой живет моя семья, в которой, я надеюсь, будут жить мои дети. И я благодарен своей стране. И сегодняшний праздник для меня – это праздник того, что наша страна развивается. И как бы мы ни крутили… Давайте вспомним 90-е. Многие из тех, кто сегодня там, их не помнят. А я помню, как просто еды не было, когда полки в магазинах были пустые, когда власти вообще не было, а после 4-х вечера, когда начинало темнеть зимой, и милиции не было на улицах, когда власть была у бандитов. Вот этого я точно не хочу. Я хочу, чтобы наша страна была действительно преуспевающей, свободной и безопасной.

Яковлев:

- Спасибо большое.

Слушайте также

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02 +7 (967) 200-97-02
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ