Общество

Под крылом белого аиста: рязанский центр реинтродукции стал вторым домом для пернатых гостей из Калуги

Во время недельной экспедиции по трем областям России участники проекта заключили важные соглашения, получили ценные рекомендации специалистов и привезли домой шесть особей
Аисты и люди всегда жили рядом.

Аисты и люди всегда жили рядом.

Фото: Татьяна БАДАЛОВА

О том, что в Рязанской области официально запущена экспериментальная программа по изучению биологии и экологии, а также воспроизводству белого аиста, знают теперь не только местные ученые. Пару недель назад инициативная группа проекта отправилась в самую важную для будущего нашего проекта поездку.

Напомним, площадкой для проведения исследования была выбрана закрытая от посторонних глаз территория в селе Кораблино Рязанской области. Здесь были оборудованы летние и зимние вольеры, установлены искусственные гнезда и созданы необходимые условия для привлечения диких аистов. Главная научная цель эксперимента – создание нового устойчивого очага гнездования, а также предпосылок для появления новых гнезд и впоследствии заселения аистами всей территории области.

Проект поддержали ученые из Русского географического общества и регионального министерства природопользования. Генеральным информационным спонсором проекта выступает рязанский филиал газеты «Комсомольская правда», а финансовую поддержку осуществляет ГК «Зеленый сад».

ПРОВЕРКУ ПРОШЛИ – ПТИЦ ПОЛУЧИЛИ!

Своей основной задачей члены экспедиции поставили знакомство с потенциальными партнерами проекта, у которых есть информация о белом аисте – состоянии популяции и возможности изъятия из природы с целью выпуска на территории Рязанской области. Выбор пал на территории трех национальных парков Минприроды и экологии РФ: «Угра» в Калужской области, «Смоленское Поозерье» в Смоленской области, «Себежский» в Псковской области. Но самым большим желанием наших орнитологов было посетить единственный в России специализированный центр по оказанию помощи белым аистам в Псковской области. Он был создан чуть больше двух лет назад благодаря научному сотруднику федерального заказника «Ремдовский», орнитологу, к.б.н. Марине Сиденко и называется «Дом Белого Аиста».

– От калужского орнитолога, координатора учета белого аиста в местах его обитания Юрия Галчёнкова мы получили советы и предложения, как сделать наш проект успешным, он же связал нас с Калужским Центром реабилитации диких животных «Феникс», – рассказал руководитель программы изучения и сохранения дальневосточного аиста 2000-2012 Виталий Тягунин. – В ходе поездки появилась идея создания «Домов белого аиста» в местах их размножения с целью оказания помощи птицам, не улетевшим в места зимовок или травмированным. Это должно быть частно-государственное партнерство, веление души по оказанию помощи аистам, как это делает Марина Сиденко у себя в «Доме Белого Аиста».

От посещения питомников и центров реабилитации у рязанцев остались самые приятные впечатления.

– Сразу же бросается в глаза, что животные там в хороших руках – их очень любят и грамотно за ними ухаживают, – рассказывает доцент Рязанского агротехнологического университета имени П. А. Костычева и Современного технического университета к. б. н. Антон Барановский. – К сожалению, имеются проблемы – недостаток финансирования, нехватка места, кормов, рабочих рук, времени. У нас на данный момент практически все эти проблемы отсутствуют, надеюсь, так будет и впредь.

Установленное в летнем вольере гнездо является центром притяжения для аистов: на него смотрят, садятся и перебирают веточки. Фото: Антон БАРАНОВСКИЙ

Установленное в летнем вольере гнездо является центром притяжения для аистов: на него смотрят, садятся и перебирают веточки. Фото: Антон БАРАНОВСКИЙ

Беседа по проекту с Мариной Сиденко заняла более двух часов, в ходе нее рязанская группа получила важные советы по усовершенствованию вольерного комплекса и содержания птиц.

Уже 18 лет Марина Васильевна помогает белым аистам, попавшим в трудные жизненные обстоятельства. Следовать этой поставленной самой себе цели ей помогает память о любимом аисте Варечке, прожившем в семье Сиденко 11 лет.

Познакомившись с рязанскими коллегами, Марина Сиденко благосклонно отнеслась к идее и даже согласилась, чтобы наш питомник получил аналогичное название.

– Россия велика, ареал белого аиста в ней обширен и проблема оказания помощи этим птицам есть абсолютно везде, где они живут. На такую большую страну одного нашего центра недостаточно, очень быстро мы переполнимся и не сможем принимать птиц, нуждающихся в помощи. Если мы получим в Рязани еще один качественный, работоспособный реабилитационный центр для аистов – будет хорошо. Организаторам проекта понравилась наша идея Аистиного центра, и я не возражала против использования нашего бренда «Дом Белого Аиста» с приставкой «Рязанский», но это будет, скорее, дружественная, партнерская организация, чем филиал.

- Заниматься такой работой в одиночку очень трудно. Кто вам помогает?

- Помогают волонтеры – ребята из Смоленска – Наталья Ольховатая, Андрей Григорьев, Юлия Биленко ведут социальные сети, готовят печатную и видеопродукцию, коллега из Москвы Елена Андреева вместе с мужем в проект вложили крупную сумму денег на этапе его становления, помогают с транспортом и информационно, многие простые граждане поддерживают финансово и информационно, с доставкой аистов. Кроме того нас активно поддерживают Гдовский краеведческий музей, организатор Гдовского полумарафона – Сергей Алимов, местные издания – районная газета «Гдовская Заря», популярный паблик ВКонтакте «Граждане Гдовского Края», помогают и другие СМИ, включая федеральные. А благотворительный фонд «Возрождение Родной земли» при содействии Союза Охраны птиц России выделил средства на приобретение электропастуха, главный тренер петербургского футбольного клуба «Зенит» Сергей Семак записал видеообращение, в котором призвал помогать «Дому Белого Аиста».

– Марина Васильевна, вы поддерживаете рязанский проект, делитесь своим опытом с рязанскими коллегами, даете рекомендации и даже готовы передавать в регион сформировавшиеся у вас нелетающие пары. Вы поверили в общественную инициативу?

– Основная идея проекта – увеличить численность белого аиста в регионе. Если при этом в центре реабилитации и реинтродукции создать условия, приближенные к естественным природным для нелетающих птиц и добиться их размножения, пусть даже с участием диких летающих аистов – будет прекрасно. Это шанс для птиц-инвалидов жить полноценной жизнью, размножаться, при этом их потомство будет жить свободной жизнью. Наш принцип состоит в неклеточном содержании, предоставлении птицам максимальной свободы. Летом у птиц должно быть открытое небо и не должно быть стесненности в передвижениях, для жизни им должна быть предоставлена максимальная свобода. Поскольку главная цель Рязанского центра – разведение, то необходимо готовить максимально большую территорию, где могли бы жить нелетающие аисты, куда безбоязненно и свободно могли бы прилетать дикие летающие аисты.

Мы с большой ответственностью относимся к птицам, которые к нам поступают, и желаем, чтобы они жили в безопасных и максимально комфортных для них условиях. За год работы в нашем центре сформировалось три пары аистов, в дальнейшем появятся новые. Это половозрелые пары, испытывающие теплые чувства друг к другу, для размножения им нужна индивидуальная территория, а у нас территория ограничена, поэтому мы будем озабочены поиском мест, где нашим птицам будет комфортно. Одним из таких мест может стать Рязанский аистиный центр.

Итогом экспедиции стали не только новые дружеские связи с несколькими питомниками и реабилитационными центрами, не только одобрение проекта признанными специалистами по аистам, но и договоренности с несколькими питомниками о передаче в будущем птиц в Рязанскую область. И самое главное – создатели Калужского Центра реабилитации диких животных «Феникс» Вероника и Сергей Матюшины решили передать в «Рязанский Дом белого аиста» шесть особей. Собрали их в разных районах Калужской области: пять особей – птенцы 2019 года рождения, не улетевшие на юг, и одна самка 7-8 лет с травмой крыла, потерявшая партнера.

– Надо сказать, что животные, содержащиеся в Центре, дружелюбно отнеслись к нашей команде. Вероника сказала, что животные не ко всем так дружелюбно относятся, иногда начинают нервничать или проявляют агрессию. В общем, мы прошли своеобразный тест на

профпригодность для работы с животными. Может, это и поспособствовало принятию решения о передаче в Рязань аистов.

В ходе поездки рязанские участники проекта не только лучше познакомились с условиями содержания белого аиста, но и сделали для себя определенные выводы.

– Я глубже осознал проблему сохранения белого аиста как в России, так и в местах зимовки, всю важность и необходимость нашей работы, – признался Виталий Тягунин. – И для России аист стал индикатором, своеобразной лакмусовой бумажкой состояния российской деревни – уходят люди, умирает деревня, и уходят оттуда аисты. О таком поведении аистов говорили все специалисты, занимающиеся изучением и сохранением аистов, с которыми мы встречались.

Одним из любимых лакомств аистов является рыба.

Одним из любимых лакомств аистов является рыба.

Фото: Татьяна БАДАЛОВА

ПОЛЕЗНАЯ ПИЩА, ЕЖЕДНЕВНЫЕ ПРОГУЛКИ И ОБЩЕНИЕ С ЧЕЛОВЕКОМ

Дома! В Рязанскую область наши новые питомцы ехали в тесных картонных коробках. Но не подумайте, тут нет никакого жестокого обращения – теснота и мягкий картон необходимы, чтобы во избежании ран максимально ограничить птиц в движениях. На новом месте для них уже был готов вольер с утепленным домиком, куда птиц и поместили. При перевозке и за некоторое время до нее птиц не кормили – таковы правила. Но после того как аисты заселились и размяли ноги, их сразу же накормили.

Пока стояли холода, их содержали в утепленном домике, но в середине дня, когда немного пригревало солнышко, их выпускали погулять в вольере. Аистам необходим простор и двигательная активность. Когда на улице потеплело, вольер расширили до 18 метров и установили разного рода подставки и жердочки, на которые птицы могли бы взлетать и сидеть. Чем наши красавцы сразу же и воспользовались. Сейчас они вовсю летают, купаются и взаимодействуют друг с другом – наблюдать за этими удивительными созданиями можно бесконечно. Кстати, в скором времени следить за жизнью рязанских аистов смогут все желающие – мы планируем запустить онлайн-трансляцию с установленных в вольерах камер.

Когда я узнала, что птиц кормят куриными продуктами, то, прямо скажем, удивилась и сразу обратилась за разъяснением к нашим специалистам.

– На прежнем месте наших аистов кормили куриными продуктами, в основном шеями, – рассказал мне Антон Барановский. – У нас они также их едят. Больше всего им нравится, конечно же, рыба, на втором месте куриные желудки, затем шеи, а затем уже все остальное. Я им давал еще кормовых насекомых – мраморных тараканов, их тоже едят так же охотно, как и рыбу. Конечно, рыбу лучше давать живую. На территории есть пруд, так что будем ловить мелкую рыбешку и выпускать для них в ванночки.

Кроме того, по словам ученых, в ежедневный рацион птиц ввели пробиотики, как антидепрессант и для нормализации у птиц нормофлоры кишечника после содержания в неволе.

– Надо будет их познакомить и с другими естественными кормами – крупными насекомыми, червями, мышами, лягушками, – продолжает Антон Валерьевич. – Перед выпуском они все это должны уметь ловить в вольере самостоятельно. Пока кормим как домашнюю птицу, из таза, поскольку живой добычи все равно нет.

– Да, необходимо, чтобы птица добывала себе корм сама, – поддерживает Виталий Тягунин. – Ведь в природе ее кормить никто не будет. И потом привычка получать, а не добывать корм, может способствовать утрате потребности для перемещения на зимовку. А зачем лететь, тратить энергию, когда есть еда, есть теплый вольер? Этого мы должны избежать, важно сохранить у птиц инстинкт перелета на зимовки.

Несмотря на то, что в вольере сейчас живут три самки и три самца, кто из них кто, отличить совершенно невозможно – окрас у них одинаковый. Я читала, что самцы немного крупнее самок, но по нашему молодняку это практически незаметно. Зато, как выяснилось, они очень хорошо выделяются по своим повадкам и характеру.

– Одна из молодых самок охотно берет корм из рук, а от остальных аистов держится отдельно, мало с ними общается, – делится своими наблюдениями Антон Барановский. – Это может создать проблемы при адаптации после выпуска. Но если она не улетит, место в питомнике для нее найдется. А вот нелетная самка самая пугливая из всех. Остальные птицы индивидуальных свойств пока не проявили, но заметно, что самки в целом активнее самцов.

Приехавший в центр реинтродукции ветврач Маргарита Кочерга осмотрела птиц, взяла анализ и провела необходимые замеры.

Приехавший в центр реинтродукции ветврач Маргарита Кочерга осмотрела птиц, взяла анализ и провела необходимые замеры.

Фото: Татьяна БАДАЛОВА

ТРИ ГЕКТАРА ДЛЯ АИСТИНОГО СЧАСТЬЯ

Что же дальше? Молодняк будет выпущен в природу в начале мая, останутся ли они в Рязанской области или улетят и больше никогда не вернутся к нам – обязательно узнаем. Ведь уже заранее было решено окольцевать всех наших птиц и снабдить их датчиками, по которым в режиме реального времени можно отслеживать их передвижение по миру. Кстати, узнавать о жизни аистов из первых рук вы можете уже сегодня в сообществе «Рязанский дом белого аиста» во ВКонтакте https://vk.com/club192963814.

В центре внимания останутся, как и было задумано, пара нелетающих аистов, которая в скором времени должна прибыть в питомник, и травмированная самка из Калуги. Я попросила орнитологов поделиться ближайшими планами.

– Предполагается, что нелетная самка останется в питомнике и может привлечь дикого самца, говорит Антон Валерьевич. – Если это случится, птицы смогут построить гнездо на специальной низкой платформе, куда эта самка будет подниматься, не взлетая. Остальным размножаться пока рано, может быть – на следующий год. Возможно и более раннее размножение, поскольку у содержащихся в неволе птиц половое созревание может произойти раньше, чем в природе. До выпуска они будут находиться в вольере, запомнят место. После выпуска их тоже будет ждать корм, если вдруг кто-то не сразу научится добывать пищу в природе. Возможно, увидев, что на данной территории есть все необходимые условия (подходящее место обитания, корм, гнезда), аисты, став совсем взрослыми, вернутся сюда и загнездятся.

– Виталий Александрович, а что вы с коллегами планируете делать, чтобы наши птицы начали размножаться?

– Это самый интересный вопрос. Могу предположить, что если мы минимизируем фактор беспокойства в период откладывания и насиживания яиц для травмированной пары, то вполне возможно, что в этом году мы получим птенцов. Мы уже обсудили, как будет выглядеть вольер, его внутренняя начинка, рацион кормления и медикаментозная поддержка по нормализации работы внутренних органов птиц, повышению иммунитета, снятию стресса от перемены места жительства и рациона питания. В основу положены рекомендации к. в. н. Маргариты Кочерги, изложенные в монографии «Биологические особенности некоторых видов редких птиц Средне-амурской низменности», которые прошли апробацию в Японии на Окинавском пастушке. Лично я надеюсь, что привезенная в этом году пара аистов начнет размножаться.

Работа по усовершенствованию площадки идет практически ежедневно. Участники проекта постоянно изучают опыт других питомников, заимствуя интересные в практическом и научном плане решения.

– Предполагается на трех гектарах создать открытый вольер для содержания аистов по примеру коллег из Польского питомника, где птицы смогут получать подкормку, оставаться на ночевку, что обеспечит безопасность от нападения хищников. Так же собственник участка проведет распашку кормовых полей – это облегчит добычу пищи. В целом речь идет о комплексе биотехнических мероприятий.

Как написано выше, уже в марте в Кораблино привезут нелетающую пару из дружественного нашему псковского «Дома белого аиста». Ну и, конечно, все мы очень ждем, когда наша принцесса (нелетающая самка) дождется своего принца (дикого самца) и создаст с ним пару.

В «Рязанском доме белого аиста» для их счастливой совместной жизни сделано все возможное.

МНЕНИЕ СПЕЦИАЛИСТА

Орнитолог Юрий Галчёнков:

В инициаторах проекта я увидел своих единомышленников

Одним из главных специалистов в области изучения аистов в нашей стране считается Юрий Галчёнков. Он полевой орнитолог, и этими птицами он занимается с 1988 года и, несмотря на свой богатейший опыт, считает, что познание бесконечно. В настоящее время Юрий Дмитриевич возглавляет отдел воспроизводства и использования объектов животного мира и водных биологических ресурсов Министерства природных ресурсов и экологии Калужской области. Встреча с ним для инициативной группы из Рязани была очень важна, а его советы, несомненно, были взяты на карандаш для реализации во вновь созданном питомнике.

– Прекрасно помню, как летом в выпускном 10-м классе школы поехал на рейсовом автобусе до первого своего гнезда в Калужской области, – вспоминает Юрий Дмитриевич. – Оно находилось в трех часах езды от дома. Чуть больше часа я провел у гнезда, наблюдая за семьей аистов, а потом обратным рейсом (единственным за день) вернулся в Калугу… Этот час сразу перевернул мое сознание – я навсегда влюбился в этих замечательных птиц. И до сих пор аист является любимым объектом моих орнитологических исследований. Кажется, что все уже знаешь про аистов, а потом выясняется, что это далеко не так...

- Каких результатов вам удалось достичь за эти годы? Наверняка досконально изучили тему?

- Познание бесконечно. Помногу наблюдая за аистами, раскрываешь для себя какие-то новые особенности их поведения, понимаешь успешным будет гнездование какой-то пары или нет, угадываешь сроки прилета, отлета, пытаешься понять их предпочтения в выборе искусственного гнездовья. Кажется, что все уже знаешь про аистов, а потом выясняется, что это далеко не так... Такие знания помогают приобретать и современные методы изучения птиц. Например, с помощью слежения за аистами, снабженными спутниковыми передатчиками, было установлено, что птицы в ходе миграций могут в течение дня преодолевать до 500 км, и что молодые аистята возвращаются на родину уже на первом году, и, к сожалению, что у молодых аистов очень высокая смертность… В практическом плане тоже удалось сделать что-то, пусть и небольшое, для этих замечательных птиц. За все годы удалось построить несколько десятков искусственных гнездовий, многие из которых впоследствии заселили пары. Несколько десятков гнезд, которые были жилыми, но заросли ветками или упали, удалось восстановить и отремонтировать, и аисты продолжили успешно гнездиться в них. С помощью средств массовой информации удалось познакомить многих людей с аистами, обратить внимание на трудности, с которыми сталкиваются птицы, проживая по соседству с нами.

– Как вы оцениваете рязанский проект и почему решили его поддержать?

– Должен признаться, что поначалу скептически отнесся к проекту. На мой тогдашний взгляд, авторы проекта хотели пойти по неправильному пути, приобретая птенцов и взрослых птиц в местах с большой численностью аистов и перевозя их под Рязань. Этот путь кажется наиболее простым и быстрым, но на деле он мог оказаться крайне малоэффективным и имеющим к тому же негативные стороны. Ежегодная смертность птенцов – 80%, то есть 4 из 5 птенцов не доживают до возраста 1 год, взрослых – 20%, это 1 из 5. Поэтому если привезти, допустим, 100 птенцов, то только 20 из них доживут до следующего года. Но это в гнездах диких аистов. А если птенцы привезены в вольер, они становятся ручными и доверчивыми, и у них смертность будет еще выше. На путях перелета, в Африке, например, не все люди добрые, и доверчивость птиц может, увы, привести к их гибели. Таким образом, хорошо если десяток из ста молодых, привезенных из других регионов, помещенных для доращивания в вольеры и выпущенных на волю, доживет до возраста 1 года. Половозрелыми они становятся в возрасте 3-4 года, поэтому можно посчитать, сколько из этих 100 привезенных молодых доживет до начала гнездования и вернется в Рязанскую область. Кроме того, кольцеванием доказано, что не все молодые аисты возвращаются в район, где вывелись. Они оседают большей частью в радиусе до 50 километров, а то и больше. Из этих ста можно вычесть еще и тех, кто не долетит до Рязани. Есть и этический момент: когда птенцов изымают из гнезд, это вызывает резко отрицательную реакцию местного населения.

Но, встретившись с инициаторами и исполнителями проекта, пообщавшись с ними, я понял, что такие мысли у них возникли по незнанию… Сейчас я полностью поддерживаю участников проекта, решивших последовательно реализовывать принятый комплексный план. В частности, устанавливать в населенных пунктах столбы необходимой высоты с искусственными гнездовьями для аистов, которые могут стать жилыми гнездами диких птиц, принимать на реабилитацию птенцов аистов, выпавших из гнезда или выкинутых из него родителями, травмированных птиц, и выпускать в природу тех, которые смогут выжить в ней, из нелетающих аистов в полувольных условиях создать пары, которые смогут выращивать нормальных, способных к полету и самостоятельной жизни птенцов. Возможно удастся повторить широко известный хорватский опыт с нелетающей самкой Маленой и диким самцом Клепетаном, который каждую весну прилетал к своей избраннице и выводил с ней здоровых птенцов – содержащиеся в открытом вольере нелетающие самки вполне могут привлечь диких самцов. В инициаторах проекта я увидел своих единомышленников, людей, искренне горящих желанием сделать хорошее и доброе дело! Надеюсь на его успех!

– Какие факторы, по вашему мнению, дают возможность полагать, что в нашем регионе получится создать полноценную популяцию аистов?

– То, что аисты уже есть в Рязанской области, и то, что природные условия Рязанской области вполне подходят для вида. В долине реки Оки в центре Рязанской области успешно существует пусть и небольшая, но вполне жизнеспособная группировка белого аиста. Да и расстояние до сплошной области гнездования невелико – не более 200-250 км – что для аистов не является большой дистанцией.

После того как в начале мая молодняк выпустят в природу, в центре внимания останется судьба вот этой нелетающей самочки, которая ждет своего принца.

После того как в начале мая молодняк выпустят в природу, в центре внимания останется судьба вот этой нелетающей самочки, которая ждет своего принца.

Фото: Татьяна БАДАЛОВА

Проект реализуется при финансовой поддержке Всероссийской общественной организации «Русское географическое общество».