2019-10-23T15:09:16+03:00

Почему в России за сказанную глупость в интернете дают семь лет тюрьмы, а за украденные 100 миллионов - условный срок

«Комсомолка» попыталась разобраться, по какой причине суды в России больше предпочитают казнить, чем миловать. И что с этим делать [обсуждение]
Поделиться:
Комментарии: comments528
Актер Павел Устинов чуть не загремел на 3 года в колонию - случайно оказался на несанкционированном митинге в МосквеАктер Павел Устинов чуть не загремел на 3 года в колонию - случайно оказался на несанкционированном митинге в МосквеФото: REUTERS
Изменить размер текста:

СОРАЗМЕРНО ЛИ НАКАЗАНИЕ?

Известные российские актеры (среди них Павел Деревянко, Евгений Цыганов, Артур Смольянинов, Александр Паль) записали видеоролик в поддержку задержанных на несанкционированных митингах в Москве. Примерили их судьбу на своей шкуре - повествование ведется от первого лица. Раньше наши актеры были далеки от политики. Все изменилось после истории с их коллегой по цеху Павлом Устиновым (был приговорен к 3,5 годам колонии за вывих на митинге плеча росгвардейцу, позже приговор смягчили и назначили год условно). Актеры не пытаются выгородить осужденных. Главный вопрос, который они задают: а соразмерно ли наказание содеянному?

Давайте пройдемся по некоторым персоналиям.

Кирилл Жуков пытался на митинге поднять забрало шлема росгвардейца. По его собственным словам, хотел обратить внимание силовика на окровавленную девушку. Росгвардеец пояснил в суде, что «из-за удара ремешок шлема передавил ему подбородок, в результате чего он испытал физическую боль и моральные страдания». Жуков вины не признал. Приговор: 3 года колонии общего режима.

Владислав Синица. Опубликовал твит, в котором предрекал убийства детей росгвардейцев за то, что те разгоняют митинги. Приговор: 5 лет колонии.

«Мне тоже не нравится этот твит, - говорит в видеоролике актер Александр Паль. - Но считаете ли вы справедливым пусть за тупой, пусть за идиотский комментарий давать 5 лет колонии?»

Кирилл Жуков сел на три года за то, что во время митинга поднял забрало на шлеме росгвардейца. Фото: Андрей Васильев/ТАСС

Кирилл Жуков сел на три года за то, что во время митинга поднял забрало на шлеме росгвардейца. Фото: Андрей Васильев/ТАСС

«ОПРАВДАТЕЛЬНЫЕ ПРИГОВОРЫ НЕВЫГОДНЫ»

И таких историй у нас хватает по всей стране. Когда за сказанную глупость человек получает свою «пятерочку». А то и больше. Хотя за кражу миллионов можешь отделаться домашним арестом. Будешь сидеть в «золотой клетке», дожидаясь конца срока.

Как же устроена судебная кухня изнутри?

- Проблема в том, что у нас есть единая упряжка: полицейский, прокурор, судья. Судье ничего не выгодно делать против того, что от него хотят. Система работает на показатели. Если судья решения отменяет, его могут убрать с должности, хотя это и запрещено законом. Поэтому принимаются те решения, которые желательны, - замечает в разговоре с «КП» Тамара Морщакова, судья Конституционного суда в отставке, член президентского Совета по развитию гражданского общества и правам человека.

- Суд сплошь и рядом выступает лишь оформителем судебного решения, которое уже предрешено материалами следствия. Обвинительные приговоры отменяются редко (меньше 1 процента), а оправдательные практически автоматически оспариваются прокуратурой. Одно дело, если прокурор отказался от обвинения, а он это делает крайне редко и по согласованию с начальством, а другое дело, если суд вынес оправдательный приговор. В этом случае судью берут на заметку. Иногда это служит основанием для дисциплинарного преследования, но чаще всего просто фиксируется в служебной характеристике, - рассказал «Комсомолке» федеральный судья в отставке, профессор кафедры судебной власти факультета права Высшей школы экономики Сергей Пашин. - Это, может, в США судья стоит выше прокурора, а у нас традиционно прокурор был выше. Прокурор близок к власти, он - рупор государства, а судья должен как-то подстраиваться. Потому и нет почти оправдательных приговоров. Если у судьи есть совесть, он дает условно или в пределах отбытого наказания. Это разновидность оправдания, лишь бы с прокуратурой не поссориться.

Блогер Владислав Синица получил 5 лет колонии за твит, в котором предрекал убийства детей росгвардейцев. Фото: Антон Новодережкин/ТАСС

Блогер Владислав Синица получил 5 лет колонии за твит, в котором предрекал убийства детей росгвардейцев. Фото: Антон Новодережкин/ТАСС

«ПРИЗНАНИЯ ВЫБИВАЛИ ПОД ПЫТКАМИ»

Вот одно из самых скандальных дел последних лет. В ноябре 2017 года 18-летний Ян Сидоров и 21-летний Владислав Мордасов вышли на площадь напротив здания правительства Ростовской области с листовками и плакатом «Верните землю ростовским погорельцам». Летом того же года в городе случился сильный пожар, а чиновники не спешили решать проблемы погорельцев. Был у ребят с собой и еще один плакат «Правительство в отставку». Как только они его развернули, их задержали сотрудники центра по борьбе с экстремизмом (центр «Э»). В переулке неподалеку также был задержан 18-летний Владислав Шашмин.

Целых два года активисты провели в СИЗО - против них возбудили уголовное дело по статье «покушение на организацию массовых беспорядков». На суде Сидоров и Мордасов расскажут, что признания у них выбивали под пытками: били по голове, животу, душили противогазом. Суд отказался принимать это во внимание.

Следствие строилось на том, что все трое активистов состояли в телеграм-чате «Революция 5/11/17 Ростов-на-Дону». «Революцию» провозгласил в 2016 году оппозиционер Вячеслав Мальцев, сейчас живущий во Франции. Как утверждал следователь, Мордасов и Сидоров создали этот чат, чтобы искать соратников для проведения массовых беспорядков. Сами обвиняемые настаивают, что о майдане не помышляли и всего лишь хотели привлечь внимание к проблемам региона. Содержание переписки в чате суд изучать отказался, целиком встав на сторону следствия.

- Суд - это большой конвейер. Один из показателей его работы - скорость отписывания дел. Всякого рода изучения, удовлетворение ходатайств, вызов новых свидетелей замедляют ход конвейера. Судья в этом не заинтересован. Он рассматривает одно дело - у него на очереди уже другие дела. Судья спешит, ему не до детальной проверки, - поясняет Сергей Пашин.

Приговор: Владислав Мордасов - 6 лет 7 месяцев колонии строгого режима, Ян Сидоров - 6 лет и 6 месяцев колонии строгого режима, Владислав Шашмин - 3 года условно.

«Я НЕ ОПРАВДЫВАЛА ТЕРРОРИЗМ…»

Псковская журналистка Светлана Прокопьева «погорела» на словах. В эфире «Эха Москвы» она зачитала свою авторскую колонку, в которой попыталась объяснить поступок «архангельского террориста» - 17-летнего Михаила Жлобицкого, взорвавшего себя год назад возле здания ФСБ. Она предположила, что «видя от власти только запреты и наказания, подросток не нашел другого способа донести до людей свой протест».

Псковская журналистка Светлана Прокопьева может получить 7 лет тюрьмы. Ее обвиняют в оправдании терроризма. Фото: facebook.com/svetlana.prokopyeva.9

Псковская журналистка Светлана Прокопьева может получить 7 лет тюрьмы. Ее обвиняют в оправдании терроризма. Фото: facebook.com/svetlana.prokopyeva.9

Журналистку обвиняют в оправдании терроризма с использованием СМИ. Ей грозит 7 лет тюрьмы или штраф до миллиона рублей. У Светланы заблокированы банковские счета, а сама она внесена в список действующих экстремистов и террористов Росфинмониторинга.

«Я не оправдывала терроризм. Я анализировала причины теракта. Я пыталась понять, почему молодой парень, которому жить и жить, решился на преступление - самоубийство. Возможно, я ошиблась в реконструкции его мотивов - и хорошо, если ошиблась», - напишет позже Прокопьева.

- Да, нельзя оправдывать насилие и подстрекать к нему, но размышлять о причинах того, что произошло, можно, это не несет в себе общественной опасности, - замечает Сергей Пашин.

ДУШИЛИ НА ГЛАЗАХ У ДОЧЕРИ

«Спровоцировал» полицейских и 32-летний житель Ульяновска Артем Панфилов. В отделение полиции он пришел за помощью со своей семилетней дочерью. Хотел оставить заявление о краже сруба и стройматериалов на его дачном участке. По словам Панфилова, принимавший его сотрудник не поверил ему, решил, что Панфилов сам похитил у себя имущество. Как рассказал мужчина, один из полицейских вывел его дочь из кабинета, а второй несколько раз ударил Панфилова в грудь и по голове. Шокированный Панфилов понял, что нужно поскорее уносить ноги. Но в коридоре его остановили. Досталось и девочке. По словам Панфилова, полицейские схватили ее за руку, у нее остался большой синяк.

- Она кричала от страха и боли. Кричал и я о помощи. Мне прямо сказали, что им все равно. «Мы можем и убить, нам ничего не будет», - рассказал журналистам о произошедшем Панфилов.

Мужчина написал заявление в Следственный комитет.

«МАЛЕНЬКИЕ ЛЮДИ»

Этот случай стоит особняком от остальных, но ярко демонстрирует перекос, сложившийся в нашей правоохранительной и судебной системах. Выпускник самарского детдома 20-летний Игорь Шамин приговорен к 2 годам и 7 месяцам лишения свободы за... хищение из продуктового магазина упаковки шоколадок стоимостью 1600 рублей. От жестокости приговора и его несоразмерности содеянному обалдели даже в Госдуме. Депутат и писатель Сергей Шаргунов уже обратился с запросом в прокуратуру.

А теперь перенесемся на Алтай. Буквально в эти же дни оттуда пришла удивительная новость. Экс-мэра Горно-Алтайска Виктора Облогина осудили условно за мошенничество на сумму 100 миллионов рублей. Или вот еще интересный случай в Новосибирске. Там экс-чиновник Росимущества Евгений Богорад получил условный срок за хищение из казны почти четверти миллиарда рублей.

- Одних карают за незначительные правонарушения, а другие разграбляют госказну и потом уходят от наказания. Бывает, и за тяжкие преступления отмазывают и дают условно. Бедные, незащищенные люди и становятся в первую очередь тем уловом, который тащат в сети отечественной Фемиды, - заметил в разговоре с корреспондентом «Комсомолки» Сергей Шаргунов. - Сирота вышел из детдома - у него даже положенной по закону квартиры не было, он обречен идти проторенной дорожкой в сторону тюрьмы. Я нисколько не оправдываю никакую кражу, включая кражу шоколадок. Но парня готовы взять на поруки волонтеры, он сам хочет жить нормальной жизнью, а отсидка его просто искалечит.

Экс-мэр Горно-Алтайска Виктор Облогин признан виновным в краже 100 миллионов рублей...и получил "условку". Фото: пресс-служба администрации Горно-Алтайска

Экс-мэр Горно-Алтайска Виктор Облогин признан виновным в краже 100 миллионов рублей...и получил "условку". Фото: пресс-служба администрации Горно-Алтайска

Решение проблемы Шаргунов видит в реальной гуманизации всей силовой и судебной системы в стране.

- На словах у нас гуманизация, а в реальности никому нет дела до «маленьких людей», чьи судьбы непрестанно переламываются. У нас бывает так: неправильно припарковался, потом одна, другая административка накапливается, и в итоге человек отправляется на зону. Лично знаю такие истории. Вопрос в дисбалансе, перекосе и жесткости нашей судебной системы как таковой, - замечает Шаргунов.

МНЕНИЕ ЭКСПЕРТА

Политолог Георгий БОВТ:

Судебная реформа - это единственная реформа, которая сейчас нужна России

- Что же делать со всеми этими полицейскими и судебными перекосами?

- Проводить судебную реформу. По сути, это единственная реформа, которая сейчас необходима России, от этого зависит и стабильность в обществе, и инвестиционный климат. Самый большой запрос в России всегда был на справедливость, но в правящем классе этот запрос не оформлен. Ни одна из политических партий не выступает последовательно за судебную реформу, а правящая номенклатура не хочет этой реформы, потому что ей так удобно. Она не считает опасным нынешнее состояние судебной системы, потому что не примеривает ситуацию на себя. А потом, например, возникает «дело Улюкаева» - раз, и упекли. Вот когда в верхах начнут всерьез опасаться и примеривать приговоры на себя - тогда ситуация изменится.

ВЗГЛЯД С 6-го ЭТАЖА

Зачем ломать людям жизнь?

Главный вопрос: а какое общество мы хотим получить, отправляя на долгие годы в тюрьму молодых ребят, по сути, не совершивших серьезных правонарушений? Кого мы хотим видеть рядом с собой: равнодушных, трусливых социопатов, живущих по принципу «моя хата с краю»? Тех, кто не побежит тушить чужой пожар или заступаться за другого в драке?

Давайте подумаем о том, кого мы получим на выходе из тюрьмы? А получим мы как минимум парней с подорванным здоровьем, хорошо, если не психическим (тюрьма ни для кого не проходит бесследно). Любой сотрудник ФСИН подтвердит: тюрьма может сломать, убить, но никак не перевоспитать. Скорее наоборот - испортит.

Действительно ли будет лучше, если недовольство будет молчаливо копиться, а потом, достигнув критической массы, накроет всех с головой, как вулканическая лава?

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

После нас - хоть потоп: почему трагедия под Красноярском не будет последней

Семьи погибших при прорыве дамбы в Красноярском крае получат по миллиону рублей от государства. Задержаны подозреваемые по делу, ведется следствие. Первые полосы всех СМИ посвящены сибирской трагедии.

Только все это уже не вернет 15 человек, которые погибли, ничего не подозревая, буквально в своих постелях (читать далее)

Максим Шевченко: Все рассыпается, зеркало единой жизни страны осталось только в программах Соловьева

Максим Шевченко и Наталья Гончарова в программе «Доживем до понедельника» на Радио «Комсомольская правда» обсудили главные темы прошедшей недели — трагедию под Красноярском, гибель шестилетнего мальчика в Кировской области и скандальное заседание Мосгордумы, где рассматривался бюджет Москвы (подробнее)

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также