2019-04-06T10:21:24+03:00

Автор документального фильма о храме в Зайцево: Мы не щекотали нервы, показывали людей, которые сохраняют человеческое достоинство

6 апреля в Санкт-Петербурге презентуют фильм московского поэта и журналиста Алексея Полуботы «Зайцево. Храм на линии фронта»
Зайцево живет каждый день под обстреламиЗайцево живет каждый день под обстреламиФото: Никита МАКАРЕНКОВ, Павел ХАНАРИН
Изменить размер текста:

«Комсомолка» связалась с автором картины и попросила рассказать о том, как родилась идея снять фильм, презентация которого проходит в Санкт - Петербурге.

- Алексей, когда Вы впервые попали на Донбасс, каковы были впечатления?

- 11 мая 2014 года я, как журналист, наблюдал за референдумом в Марковском районе Луганской области, ныне оккупированном киевским режимом. Пришлось нелегально пересекать границу, поскольку тогда по приказу хунты снимали с поездов всех журналистов из России, ехавших освещать события в Донбассе. Ситуация была радостная и тревожная одновременно. Опасались захода украинских военных. Я сам видел и даже принимал участие в подсчёте кипы бюллетеней. Подавляющее большинство проголосовавших были – за независимость от бандеровской Украины. Помню народный подъём в Луганске и Донецке в эти майские дни. Потом уже была поездка с гуманитарной помощью в полуокружённый, простреливаемый украинскими карателями Луганск в июле-августе 2014 года и много ещё поездок в течение всех пяти лет войны.

- Что потрясло в храме в Зайцево?

- Поразили люди. Их неприметная стойкость. Убивают ведь не только снаряды. В 2017 году у псаломщицы Любови Шуклиной на клиросе прямо во время службы случился инсульт. Шёл обстрел. Скорая помощь отказывалась приезжать. В итоге – прихожане сами, как могли, помогли ей. Через день её уже отпевали в храме, где она служила. Подобных примеров жители могут рассказать бесчисленное множество. Но люди не ропщут на Бога, наоборот находят в вере утешение и поддержку.

Настоятель Свято-Тихоновского храма Николай Марковский. ФОТО: Архив Алексея Полубота

Настоятель Свято-Тихоновского храма Николай Марковский. ФОТО: Архив Алексея Полубота

- Знаю, Вы оказывали помощь жителям Донбасса. В чем она заключалась?

- Как и сотни, тысячи граждан России и других стран я собирал продукты, лекарства для жителей Донбасса в трудные времена. Сейчас с товарищами стараемся по мере сил помогать жителям Зайцево. В частности, собираем пожертвования на показах фильма «Зайцево. Храм на линии фронта». Пытаюсь через литературные премии и публикации в российских литературных изданиях поддерживать собратьев по перу из Донбасса. Клуб «Словороссия», сопредседателем которого я являюсь, совместно с Союзом писателей России и «Петербургской газетой» проводил в 2016 году конкурс «Донбасс никто не ставил на колени». Среди его лауреатов донбасские авторы – Елена Заславсская, Екатерина Ромащук, Артём Макаренко. В прошлом году специальной премией клуба «Словороссия» мы отметили горловского поэта Александра Савенкова по итогам поэтического конкурса «Неизбывный вертоград», посвящённом столетию Николая Тряпкина. В общем, я стараюсь не делать профессии или пиара из волонтёрства. Это нормальная реакция – постараться помочь соотечественникам, которым сейчас труднее, чем нам.

Журналист Алексей Полубота с настоятелем храма отцом Николаем. ФОТО: Архив Алексея Полубота

Журналист Алексей Полубота с настоятелем храма отцом Николаем. ФОТО: Архив Алексея Полубота

- Сколько времени ушло на съемку фильма?

- На саму съёмку ушло времени немного - один день. Но в таких условиях, как говорится – каждый час за день. Часть съёмки прошло без преувеличения под прицелом украинских снайперов на расстоянии нескольких сот метров от позиций ВСУ. И тут особые слова уважения и благодарности хотелось бы сказать горловским операторам Сармату Горловке и Ольге Блюминой, без которых фильм бы не состоялся, конечно. Само собой, очень помогли нам и сами жители Зайцево, особенно настоятель Свято-Тихоновского храма Николай Марковский. А затем долгую и кропотливую работу по сведению материала взял на себя талантливый мурманский режиссёр и оператор Ярослав Ломакин. В ходе нашей совместной работы сложился сценарий. На мой взгляд, этот фильм выгодно отличает то, что в нём нет попытки выпятить трагедию Донбасса, пощекотать нервы обывателю. Мы пытались показать людей, которые в нечеловеческих условиях войны сохраняют человеческое достоинство и веру в Бога.

- Каков Ваш прогноз разрешения военного конфликта на Донбассе?

- Я не могу давать никаких прогнозов. Слишком много надежд за эти 5 лет оказались призрачными. Но главное, на мой взгляд, что антибандеровское в Донбассе в 2014 году не было бессмысленным, как это сейчас иногда пытаются представить, причём не только «укросми». Вот уже пять лет миллионы людей благодаря героизму сотен и тысяч ополченцев и «мирных», не бросивших дома в разгар боёв 2014 года, не подвергаются насильственной украинизации. Хотя правильнее было бы говорить, что русских и украинцев на Украине пытаются разрусифицировать. Подобные процессы идут и в других точках постсоветского пространства. Это целенаправленная политика по раздроблению Русского мира велась все последние десятилетие. И вот на Донбассе эта политика потерпела поражение, благодаря мужеству местных жителей и добровольцев из России и других стран.

Из интервью Алексея Полубота со священником храма в Зайцево:

Во время одной из командировок в воюющий Донбасс Алексей Полубота взял интервью у отца Николая, который ведет службы на самой линии огня.

В войну люди стали молиться честнее - заметил отец Николай. ФОТО: Архив Алексея Полубота

В войну люди стали молиться честнее - заметил отец Николай. ФОТО: Архив Алексея Полубота

- Больше стало верующих за те годы, что здесь идёт война? – спрашиваю я отца Николая.

- Ушла какая-то внешняя, показная сторона. Раньше кто-то ходил в храм, чтобы показать другим и себе своё «благочестие». Сейчас стало больше честности. Люди молятся искренне, часто – на коленях, со слезами на глазах. Конечно, прихожан стало меньше – из трёх тысяч жителей, что проживали в Зайцево до войны, уехало примерно две трети. И я этих людей не осуждаю. Я понимаю, как им тяжело. Хотя, казалось бы, мне надо заботиться о том, чтобы у меня приход увеличивался, но я прекрасно понимаю людей, у которых дети спят в подвалах, у которых в домах лопаются стёкла от взрывов. Бывают случаи, когда в нашем храме просто физически невозможно служить, трясутся стены от близких разрывов. В селе практически нет ни одного не повреждённого обстрелами дома. Мне, как настоятелю, больно и обидно, что уезжают мои прихожане. Но я благословляю их уезжать, потому что понимаю, что здесь они живут, как в аду.

- Вы разделяете точку зрения, что ВСУ по православным храмам бьют целенаправленно?

- Да. Например, в Горловке к деревянному храму Благовещения, сгоревшему от прямого попадания, украинские солдаты целенаправленно пристреливались несколько дней. По нашим церквям стреляли, и будут стрелять. Потому что для многих на той стороне храмы Русской православной церкви – признак ненавидимых «москалей». Тем не менее, через блокпосты я всегда хожу в подряснике. Потому что всегда вспоминаю слова Господа: «Кто постесняется Меня, того и Я постесняюсь».

Бывает, остановят на украинском блокпосту, спрашивают: «Поп? А якого патриархата?» «Канонического», - отвечаю. «А, москаль…»

Впрочем, по мнению отца Николая, нельзя всех солдат украинской армии стричь под одну гребёнку. Есть среди них те, что терроризируют местных жителей, развлекаясь тем, что стреляют им под ноги из снайперских винтовок. В основном это наёмники и члены так называемых нацбатов. А есть и те, и таких подавляющее большинство, кто не хочет этой войны, и тут же ушёл бы домой, если бы поступил приказ.

- В начале войны был показательный для меня случай, - продолжает отец Николай, - Надо было мне съездить в Мариуполь, к родным. Город уже был под ВСУ. На обратном пути, на украинском блокпосту остановил меня молодой солдат, совсем мальчик. Ему надо мою машину осмотреть, а он стесняется. Я спрашиваю:

- Как тебя зовут?

Давно было, но имя его я запомнил. Он говорит:

- Меня зовут Давид.

- Откуда ты?

– Из Львова.

- Ты православный?

– Нет, католик. Батюшка помолитесь за меня. Я не хочу воевать и убивать. Я хоть и католик, но вы помолитесь.

Сколько еще продлится эта война - не известно никому. ФОТО: Алексей Полубота

Сколько еще продлится эта война - не известно никому. ФОТО: Алексей Полубота

- Вы давно служите в Тихоновском храме?

- Как раз весной 2014 года меня владыка сюда благословил. Сам я из Горловки, но с той поры каждые выходные, каждый праздник здесь. Часто, как сегодня, привожу с собой матушку и своих детей. Кстати, замечено, что как раз под большие православные праздники нацбаты с той стороны особенно яростно стреляют по нам. Мы между собой говорим: «Бес их под ребро толкает». Был случай, когда я уже попрощался с жизнью под обстрелом, готовился пред Господом предстать, лежал на земле, ополченцы в какой-то момент кинули мне на спину бронежилет. И я как раз слышу, как по нему осколок звякнул. Впрочем, таких историй тут почти каждый может не одну рассказать. Устали мы тут все, конечно, от войны жутко, но что поделаешь, значит, такой наш крест.

Всем селом в 19 веке собирали деньги на этот храм. Говорят, снаряды ВСУ от него отлетают. ФОТО: Архив Алексея Полубота

Всем селом в 19 веке собирали деньги на этот храм. Говорят, снаряды ВСУ от него отлетают. ФОТО: Архив Алексея Полубота

- Возможно, ли, на ваш взгляд, примирение?

- Недавно я отпевал местного молодого парня, убитого снайперами. У него трое детей осталось, как у меня. И как теперь матери поднимать их? С каждой такой трагедией я понимаю, что пропасть всё шире. И как мы это будем преодолевать – одному Богу известно. Много времени должно пройти.

Мы возвращаемся к стенам разрушенного Покровского храма. В них, по-прежнему, угадывается былое величие.

- Бывает, что снаряды от этих стен отлетают, не могут ничего им сделать. Всем селом в 19 веке собирали деньги на этот храм, строили своими руками, добротно, скрепляли кирпичи раствором, замешенным на куриных яйцах. И сейчас, в трагичные для полуразрушенного села времена не умирает среди верующих жителей мечта восстановить этот храм. Тем более место, как считают прихожане, отмечено Богом. Недаром здесь похоронен православный старец Тимофей. К его могиле за исцелением приезжают не только из близлежащих мест, но и из самых разных уголков России и других стран.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также