Общество

Нет признания – сиди в тюрьме

Дело многодетной матери Александры Лисицыной вызвало общественный резонанс
Сейчас есть альтернативные способы ограничения свободы, которые позволяют отслеживать местонахождение обвиняемого

Сейчас есть альтернативные способы ограничения свободы, которые позволяют отслеживать местонахождение обвиняемого

Фото: Дмитрий АХМАДУЛЛИН

«Чистосердечное признание ускоряет путь на зону». Впервые эту обескуражившую меня фразу я услышал от поэта-песенника Михаила Танича, который в интервью вспоминал шесть лет лесоповала, полученные «за антисоветскую пропаганду». Да, оказывается многие люди, попав в следственные жернова, таким образом стремились вырваться из тюремных стен в лагерную «вольницу». Где жизнь - тоже не сахар, но хотя бы дышать легче, и кормят сытнее. И как же много было среди тех без вины виноватых...

А вспомнилась поговорка в связи с историей многодетной матери Александры Лисицыной, которая 3,5 месяца сидит в СИЗО по обвинению в мошенничестве с землями Рослесхоза. На пресс-конференции, посвященной этому резонансному делу, адвокат Шота Горгадзе высказал мнение, что содержание в тюрьме женщины, которая никогда не имела отношения к криминалу и не представляет угрозы обществу, «возвращает нас в дремучие времена средневековья».

- Сейчас есть альтернативные способы ограничения свободы, которые позволяют отслеживать местонахождение обвиняемого. Это известный всем электронный браслет.

Но мать троих несовершеннолетних детей, которую незаконно и необоснованно обвиняют в преступлении ненасильственного характера, держат в тюрьме. Думаю, ради единственной цели – добиться показаний по принципу 30-х годов: «признание – царица доказательств», - поделился мнением Шота Горгадзе.

Адвокаты утверждают, что подозреваемая сама стала жертвой мошенников, и просят об изменении меры пресечения на любую более мягкую.

Много вопросов вызывает не только мера пресечения, но и само дело. Его история такова.

Пять лет назад знакомый предложил Александре Лисицыной помочь в покупке и оформлении земельного участка, для чего нужно оформить доверенности на двоих людей. Женщина оформила доверенности, но, погруженная в семейные заботы, особенно не интересовалась, как движется процесс. Да и никто про участки ей больше не напоминал.

Прошло несколько лет, история забылась. Но осенью прошлого года в квартиру Лисицыных явились для обыска следователи. А спустя два дня Александру Лисицыну заключили под стражу по решению Тверского суда Москвы. Женщину обвинили в том, что она мошенническим путем похитила девять земельных участков в Нарофоминском районе Московской области и тем самым причинила государству ущерб на сумму более 37 миллионов рублей.

Потерпевшим фигурирует Рослесхоз, хотя здесь позиции адвоката и следователей расходятся.

- Земли находятся в муниципальной собственности, а не в собственности Рослесхоза, - отметила адвокат Лисицыной Тамара Шустрова, - В 2014 году они поставлены на учет в Росреестре как земли населенных пунктов. Однако подтверждающие это документы, которые мы пытаемся приобщить к делу, отвергаются.

Адвокат также добавила, что с ее подзащитной долгое время не проводятся следственные действия. За 3,5 месяца были только обвинение и заключение судебно-криминалистической экспертизы, а доказательной базы – нет. И все это время мать разлучена с детьми… То есть, вина не доказана, а женщина уже отбывает наказание.

- Наказана не Александра Лисицына. В первую очередь, это наказание ее детей. Каждый день и даже час ее отсутствия дома наносит им ущерб, - высказала мнение член Совета при президенте России по развитию гражданского общества и правам человека, сенатор Елена Афанасьева,- Должны быть убедительные доказательства, при которых суд принимает решение посадить человека за решетку.

Ее мысль развил правозащитник, руководитель информационного проекта по защите прав заключенных «ГУЛАГ – Инфо» Денис Солдатов, который уверен, что в этом конкретном случае содержание под стражей без предъявления доказательств вины – не что иное, как наказание тюремным режимом.

- За 20 лет Россия выплатила по решению ЕСПЧ 200 млн. евро компенсаций пострадавшим от неправомерных условий содержания людям. И мне жаль, что у нас нет персональной ответственности за безответственность, - подчеркнул Денис Солдатов.

Рекомендуемые