2018-08-01T09:53:40+03:00

Какие загадки хранят донецкие степи и был ли первым Джон Юз?

Археологи краеведческого музея Донецка третий год продолжают раскопки под селом Обрыв Новоазовского района, их находки говорят о том, что там было оседлое поселение, жители которого занимались не только традиционными промыслами, но даже плавкой металла
Юлия АНДРИЕНКО@Suok76Suokкорреспондент
Поделиться:
Комментарии: comments1
Памятник каждый год преподносит новые сюрпризы.Памятник каждый год преподносит новые сюрпризы.Фото: Юлия АНДРИЕНКО
Изменить размер текста:

С утра меня ждет машина Донецкого Краеведческого музея - УАЗ с брезентовым тентом. Я уж было подумала, что придется ехать в ее кузове, но нет – внутри кабины есть второй ряд сидений.

- Наш музей героический, какие попадания снарядов были, все восстановили. Вот и машина у нас такая суровая, почти военная, - смеется Аня Роговская, представитель пресс-службы Краеведческого музея.

Под флагом с золотоордынской тамгой

Едем мы к селу Обрыв Новоазовского района. Там уже четвертую неделю ведут поисковые работы научные сотрудники музея. Дорога за Старобешево оставляет желать лучшего, подкидывает нас в кабине нещадно, поэтому радуемся, завидев через 2,5 часа пути лагерь.

Расположен он неприметно внутри посадки. Уже выйдя из машины, замечаю натянутый между деревьями гамак, палатки, длинный деревянный стол. Над лагерем флаг с изображением тамги – золотоордынского знака в виде птицы. Относится он к временам Великой Смуты – 60-80-х годам XIV века. Нас радушно встречает научный сотрудник музея – Галина, сегодня она дежурная по лагерю.

Тамга над лагерем археологов. Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Тамга над лагерем археологов.Фото: Юлия АНДРИЕНКО

- Дежурим мы по очереди, два человека на хозяйстве, остальные в поле на раскопках. Сегодня у нас на обед борщ, гречневая каша с зажаркой из сала и молодая кукуруза, которой нас угостили местные жители. А еще мы делаем собственный квас, - она указывает на две огромных бутыли коричневого стекла.

Презент от местных фермеров. Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Презент от местных фермеров.Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Меня потрясает идеальный порядок в лагере, так дома не у каждой хозяйки бывает чисто - на столе вымытые стопки посуды, под натянутым от солнца пологом сохнут мята, чабрец, укроп, за тканевым тентом импровизированная душевая, а чуть вдали в земле вырыт очаг: яма, выложенная кирпичом и глиной, сверху чугунная плита с заслонками – хочешь кашу на такой вари, хочешь – чай, а то и пирожки можно!

Двухконфорочная плита в лагере археологов. Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Двухконфорочная плита в лагере археологов.Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Руководство Новоазовского района помогло решить вопрос с водой, в лагере огромный бак с хитрой системой шлангов – можно душ принимать, как дома, они же выделили археологам в качестве навеса парашютный тент. В гамаке замечаю книгу – Соловьев «История России 1054-1462». И она здесь неспроста – с 2016 года сотрудники музея ведут раскопки у села Обрыв, тогда археологами был сделан пробный срез земли, в нем оказалось немало находок времен Средневековья, вообще же этой темой занимаются более 40 лет.

Теория и практика здесь слились воедино. Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Теория и практика здесь слились воедино.Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Привет из эпохи бронзы

Под навесами в лагере стоят длинные столы – на них сотни находок уже этого года. Кремниевые наконечники дротиков, кости животных, фрагменты керамики с орнаментами эпохи бронзы, пластинки с золотым напылением, подвески, пуговицы, горлышко бутылки с элементами ручной лепки стекла. Мое внимание привлек перстенек золотоордынского периода, на моем пальце оно болтается свободно, видимо, его хозяйка была пышнотелой красавицей. Вот бы узнать кто она, чем занималась, какова ее судьба!?

Мне кольцо великовато. Кем была его хозяйка? Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Мне кольцо великовато. Кем была его хозяйка?Фото: Юлия АНДРИЕНКО

- В этом году нам удалось найти то, чего очень не хватало для общего понимания, что же происходило на этой территории в прежние века, - встречает нас руководитель экспедиции, старший научный сотрудник научно-методического отдела охраны памятников археологии Донецкого республиканского краеведческого музея Эдуард Кравченко. Правда в выгоревшей арафатке и с белой бородой он больше напоминает какого-то сказочного персонажа, который ищет подземные сокровища. – Памятник многослойный – тут три слоя различных эпох. Первый слой представлен остатками казацкого хутора XIX века, средний слой – поселение VIII-X веков, и наконец, самый нижний слой относится к поздней бронзе, то есть XII-X века до нашей эры.

Эдуард Кравченко напоминает сказочного персонажа, который ищет подземный клад. Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Эдуард Кравченко напоминает сказочного персонажа, который ищет подземный клад.Фото: Юлия АНДРИЕНКО

В поле нашим глазам открываются раскопки прямоугольной формы с аккуратными стеночками, называемыми бровками, в них колышки через каждые 2 метра, а на глубине 50-60 см работают археологи – младший научный сотрудник музея - Виталий Войтенко и студентка истфака Донецкого национального университета – Оксана Чепига. Девушка в модных очках, с замысловатыми татуировками и пирсингом при этом выглядит здесь в степи очень органично, может потому, что к таким экспедициям привыкла еще с детства, ведь ее мама – историк и часто брала дочку с собой.

Осетры в степях Донбасса

Ребята сидят по-турецки со шпателем и кисточкой в руках и кропотливо, буквально по крупинке, счищают почву с находок. В ней виднеются фрагменты керамики, крупный лошадиный скелет, рядом бляшки осетровых. Оказывается когда-то, каких-нибудь десять веков тому назад, здесь протекала полноводная река, которая соединяла Широкую балку и Азовское море. В нее заходило немало осетровых, на которых успешно рыбачили наши предки. Об этом говорят найденные крючки времен XIX века, острога времен Средневековья. А сегодня в этом русле - поля и полувысохший лиман.

Бляшки осетровых, которых здесь водилось немало. Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Бляшки осетровых, которых здесь водилось немало.Фото: Юлия АНДРИЕНКО

- Приазовье вообще очень интересный район, малоизученный, до этого работы нами велись в селе Сидорово в Славянском районе вблизи Северского Донца, где были найдены захоронения, которым около трех тысячелетий, - рассказывает Оксана, не отрываясь от своей работы и аккуратно орудуя кисточкой, загорелое лицо девушки покрыто пылью. – Здесь мы находим бронзу, кремниевые наконечники, фрагменты средневековой посуды и очень много костей животных. Все находки фиксируются – когда, на какой глубине, в каком квадрате они найдены, после этого фотографируются и только потом забираются в лагерь, где тщательно зачищаются и подписываются чернилами. Именно чернила одинаково хорошо держатся на керамике и костях.

Находки этого года. Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Находки этого года.Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Пращуры Джона Юза

Помимо всего, в этом году в золотоордынском слое найдены кости человека.

- Пока нашли только фрагменты – лучевые кости и ключицу, - говорит Эдуард Евгеньевич. – Скорее всего, человек был убит, а кости его растащили хищные звери. Вообще вырисовывается интересная картина. Ранее считалось, что здесь стояли кочевники, но уже первые раскопки в 2016 году показали, что это не так. Мы нашли остатки саманной постройки с камышовыми стенами, фрагменты посуды, жернова – все это говорит о том, что данная территория не имеет отношения к кочевникам. В этом году памятник подбросил нам несколько сюрпризов, мы расширили раскоп и обнаружили шлаки, слитки, фрагменты чугунных котлов – все это времен XIII-XIV веков, что позволяет предположить, что уже тогда люди здесь занимались не только земледелием и традиционными промыслами, но возможно и плавкой металла. А рядом обнаружено большое скопление материалов середины XIX века тоже связанных с металлургией. Понимаете, для такого маленького поселения слишком много этих находок, вряд ли это было завезено издалека, скорее всего, что изготавливалось на месте. Где и как они это делали - еще предстоит выяснить.

То есть роль Джона Юза как основателя металлургии может быть сильно преувеличена. Так ли это, узнаем вскоре.

Работы проделано немало, а предстоит еще больше. Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Работы проделано немало, а предстоит еще больше.Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Военные находки

Во все века человечество воевало с себе подобными, поэтому не случайно археологам попадаются и военные находки.

- В этом году в раскоп попала траншея XIX века – зигзагообразная, со стрелковой линией, но от современных она отличается, - рассказывает руководитель экспедиции. - Во-первых, она очень узкая, во-вторых, слишком крутой зигзаг, но самое любопытное - в ней не было гильз, но зато большое количество фрагментов, относящихся к XIX веку. Возможно, траншея строилась, как оборонительная, а когда не понадобилась, ее просто засыпали, об этом говорит рыхлость слоя земли. Относится она либо к Крымской войне, либо к I Мировой, но никак не к Великой Отечественной. Хотя в этом году есть и после нее находки, например, бомба. Здесь неподалеку был аэродром, что многое объясняет.

А эти находки относятся к Великой Отечественной войне. Фото: Юлия АНДРИЕНКО

А эти находки относятся к Великой Отечественной войне.Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Как мы читаем строки в книге, так археологи читают находки в почве и делают по ним выводы. Похоже на работу криминалиста, только тот с помощью вещдоков и улик распутывает преступления, совершенные относительно недавно, а археологи восстанавливают картину истории.

Политика когда-нибудь тоже станет историей

- Сказать с уверенностью, что это было одно большое поселение или несколько маленьких, мы пока не можем, - признает Эдуард Кравченко. – Но то, что здесь жили люди однозначно. С одной стороны у них был берег полноводной реки, с другой чуть севернее из низовьев Днепра в низовья Дона шел оживленный торговый путь. Все это раньше не изучалось и никаких исторических сведений об этих поселениях нет. Как жили эти люди, чем занимались - узнаем буквально с нуля. Например, уже видим, что свои печи они топили кизяком, костями, травой. Дерева тут практически не было. Если же плавили металл, то пользовались углем.

Погибнуть поселение могло в конце XIV века от неприятельских набегов, которых тогда было немало. После этого до середины XIX века в этих местах, видимо, никто не жил. Эдуард Евгеньевич говорит, что памятник пока ставит больше вопросов, чем дает ответов на них. Но донецкие археологи терпеливы и настойчивы.

В лагере нас ждут ароматная каша, чай с чабрецом и арбуз. За трапезой интересуюсь, не скучают ли наши ученые за цивилизацией.

Археологов можно слушать бесконечно, настолько интересно то, что открывает им земля. Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Археологов можно слушать бесконечно, настолько интересно то, что открывает им земля.Фото: Юлия АНДРИЕНКО

- Абсолютно нет, - смеется Оксана. – Воздух чистый, рядом море, работа увлекательная, я даже за интернетом не скучаю. Пожалуй, только не хватает холодной воды, которую я так люблю пить в жару, ведь холодильника у нас тут нет. Ну что ж, потерпим!

Оксана отдыхает, а когда жара спадет, опять на раскопки. Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Оксана отдыхает, а когда жара спадет, опять на раскопки.Фото: Юлия АНДРИЕНКО

- Недавно родственники позвонили из Донецка с последними новостями. Говорят, ты что не в курсе – у нас тут референдум хотят провести? А я им отвечаю, политика – преходяща, а история – вечна, - хохочет в белую бороду Эдуард Евгеньевич.

Вскоре жара спадет и археологи снова приступят к работам, им предстоит еще полмесяца экспедиции, и я по-хорошему им завидую.

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также