Политика4 января 2018 12:00

Братья Лужецкие: «Тюрьма нас отучила от излишних эмоций»

«Комсомолка» первой побеседовала с освобожденными из украинского плена братьями Лужецкими
Братья Лужецкие наконец-то вместе и на свободе, вскоре обещают приехать в Донецк.

Братья Лужецкие наконец-то вместе и на свободе, вскоре обещают приехать в Донецк.

Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Дмитрий и Ярослав Лужецкие – двойнята, братья появились на свет с разницей в 15 минут, возможно, именно эта сакральная связь и помогала им пережить все испытания, которые начались для них три года назад.

Обвинили сразу по нескольким статьям

25 июля 2014 года они были задержаны представителями СБУ за активное участие в Киевском антимайдане и протесты против государственного переворота. Позже они узнали, что сдал их собственный отец.

В тот же день Тернопольский городской суд по указке власти избрал в отношении братьев Лужецких меру пресечения в виде заключения под стражу. Следствие велось формально. Братьев фактически лишили права на защиту. В СИЗО города Чорткова Тернопольской области их содержали в разных камерах, в ужасных условиях, подвергали пыткам и издевательствам. Угрожали так же и их семьям.

18 февраля 2016 года суд состоялся без их участия, братьев лишили права на последнее слово и приговорили к 15 и 14 годам лишения свободы в колониях строгого режима. Следователи СБУ предъявили обвинение братьям по нескольким статьям УК Украины: посягательство на территориальную целостность Украины, государственная измена, создание террористической группы или террористической организации, финансирование и содействие свершению террористического акта.

Надежда оставалась только на обмен пленных, но она была призрачной. Это прекрасно понимали и братья. А потому масштабный обмен пленных 27 декабря стал настоящим новогодним чудом.

"Луганск и Донецк - нам одинаково родные"

Общаемся по телефону с братьями, которые сейчас восстанавливаются в Луганской больнице. На вопросы отвечает Дмитрий, а Ярослав находится рядом.

- Мы, конечно, надеялись на обмен. Но нам сказали, что дело закрыто не будет, только изменят меру пресечения. А 15 декабря мне сообщили, что Ярослав остается в заключении, обменяют только меня, - говорит Дмитрий. – Расчет был на психологический шок, нас опять хотели сломать.

- Что помогало держаться, Дим?

- Мы давно договорились с братом – не паниковать, это никогда не дает ничего хорошего. Мы решили, если даже так получится и обменяют только меня, то будем продолжать бороться все равно: он со своей стороны, я – со своей для его освобождения. А в целом бороться против режима, который пришел в Украину в 2014 году.

- Удавалось общаться с братом? Знаю, что содержали вас в разных камерах.

- Нам изредка удавалась видеться с Ярославом, когда нас везли в одном «воронке» в суд. В ожидании суда мы тоже находились в одной комнате

- Расскажи, как проходил обмен?

- Меня сбу-шники привезли в Святогорск в «Зеленую рощу». 23 декабря брат вышел по видеоконференции на связь с хорошей новостью, что его тоже везут на обмен, а уже в субботу мы наконец-то встретились с Ярославом. Там же мы встретились с Жекой Мефедовым, мы общались с ним почти неделю. Увы, ему повезло не так, как нам – Женю опять увезли в СИЗО. А ведь перед этим в автобусе нам всем выдали документы и вдруг так. Мы ринулись к нему, но сделать ничего было уже нельзя.

- А что скажете о тех, кто отказался от обмена?

- Мы видели таких и даже общались. Самый наглядный пример - был там один мужчина лет пятидесяти с Рубежного. Он отказался от обмена под давлением жены. Я ему говорил, что ничего хорошего его на Украине не ждет, увы, не послушал. Были такие, у кого истекал уже срок наказания, а на Украине у них были семьи и какое-никакое имущество, и они могли потерять все это. А были и такие, кто боялся возвращаться в республику, чувствуя за собой какую-то вину.

- Вы сейчас находитесь в Луганске, почему?

- И Донецк, и Луганск одинаково наши, что в ДНР, что в ЛНР - мы дома, значения это не имеет. Просто мы были в списках Ольги Кобцевой (Авт. - Ольга Кобцева - руководитель рабочей группы ЛНР по обмену военнопленных), а потому оказались в Луганске. Думаю, вскоре и в Донецке побываем, там у нас немало друзей. Что касается республик, то они будут жить и развиваться, вне сомнений.

- Как ваше самочувствие, Дим?

- Не хочу жаловаться, чтобы не провести все праздники в больнице. Не хотелось бы этого. А вирусные и простудные – это ерунда. Об остальном пока не буду.

- Ваши эмоции от всего происходящего возможно описать словами?

- Знаете, годы в тюрьме отучают от излишних эмоций, ты учишься быть более сдержанным, чтобы не терять объективности происходящего. Есть такой афоризм, что эмоции — это табун лошадей, выпустишь их на свободу и теряешь контроль над собой, вернуть его сложно.

Братья пообещали вскоре приехать в Донецк и тогда уже дать более подробное интервью.