Общество

Нет черным лесорубам: в Иркутской области начали маркировать древесину

Уникальный пилотный проект реализовывают в регионе, где огромными партиями воруют лес
Иркутская область на первом месте по вырубкам леса среди всех регионов России, в том числе и по количеству черных лесорубов.

Иркутская область на первом месте по вырубкам леса среди всех регионов России, в том числе и по количеству черных лесорубов.

Иркутская область на первом месте по вырубкам леса среди всех регионов России, в том числе и по количеству черных лесорубов. Вот именно поэтому по поручению правительства РФ в Год экологии именно в Приангарье запустили пилотный проект по маркировке древесины.

- Почему сложилась такая вопиющая ситуация? Дело в том, что только в конце прошлого года, наконец, приняли областной закон, который позволяет теперь контролировать пункты отгрузки древесины, - рассказывает куратор проекта, представитель регионального Министерства лесного комплекса Эдуард Филиппов.

СКВОЗЬ ПАЛЬЦЫ

По оценке специалистов, предыдущий закон был настолько «сырым», что привлечь к ответственности нелегалов было невозможно. Лес свозили на какой-нибудь пункт, расположенный зачастую у железнодорожных тупиков, обрабатывали там же на пилораме, грузили в вагоны и отравляли в другие регионы, чтобы потом экспортировать в Китай.

- Документы не проверялись должным образом, то есть привез кто-то партию леса, пункт принял, рассчитались и все, - объясняет Эдуард Филиппов. - А откуда эта древесина – непонятно. Документы заполнялись задним числом.

Год назад руководитель Федерального агентства лесного хозяйства Иван Валентик объяснял, что «серый рынок» процветает именно среди индивидуальных предпринимателей на пилорамах.

- На этом этапе происходит легализация незаконно вырубленной древесины, на переходе из одного вида продукции в другой, и здесь надо ужесточать контроль, - комментировал тогда руководитель ведомства.

Только в конце прошлого года, наконец, приняли областной закон, который позволяет теперь контролировать пункты отгрузки древесины.

Только в конце прошлого года, наконец, приняли областной закон, который позволяет теперь контролировать пункты отгрузки древесины.

УМНАЯ СИСТЕМА

Теперь же сбывать лес «на сторону» черным лесорубам невыгодно – его просто никто не купит, ибо приняв «левак» без документов предприниматели рискуют раскошелиться на крупные штрафы или попасть под уголовную ответственность. Всю древесину в Иркутской области теперь нужно «чипировать». По аналогии с дорогими мехами или алкоголем. Все данные о древесине заносятся теперь в Информационную систему контроля происхождения древесины в Иркутской области (ИСКПДИО).

- Таким образом поставили на учет все пункты отгрузки, которые существуют в регионе, - объясняет куратор проекта. – Их 1236. Это позволяет отслеживать всю цепочку купли-продажи, объемы древесины и породный состав, все это будет фиксироваться в системе. Таким образом, мы можем выявлять недобросовестных участников рынка. Но самый главный этап проекта – это внедрение идентификационных карт.

СТРОГО ПО КАРТОЧКАМ

Маркировать лес будут партиями. Допустим, некий лесозаготовитель планирует вырубить 100 кубометров древесины, вывозить ее будет на пяти машинах – в каждой по 20 кубометров. Он идет в лесничество, где ему выдают пять идентификационных карт (выглядят как обычные пластиковые, - прим. авт.). В карте указывается объем древесины, данные мгновенно отображаются в системе ИСКПДИО. Далее он везет лес в пункт отгрузки, где продает его скупщикам. Там он активирует карту и информация, о том, сколько он привез древесины, также поступает в систему.

- Карты мы начнем выдавать лесозаготовителям с 1 августа, бесплатно, - поясняют в региональном Министерстве лесного комплекса. – Всего до конца этого года изготовим полмиллиона пропусков. В любой момент специалисты Министерства могут нагрянуть с проверкой в тот или иной пункт и посмотреть записи в книге учета древесины: они должны быть занесены день в день совершения операции. Если записи нет, то за ложные документы юридические лица получат штраф до полумиллиона рублей, индивидуальные предприниматели – до 50 тысяч рублей.

Теперь же сбывать лес «на сторону» черным лесорубам невыгодно – его просто никто не купит.

Теперь же сбывать лес «на сторону» черным лесорубам невыгодно – его просто никто не купит.

К слову, сами лесозаготовители к пилотному проекту отнеслись с энтузиазмом, а особенно те, кто легально вырубает древесину.

- Надеемся, что этот проект себя оправдает, - заключает Эдуард Филиппов. – И черные лесорубы исчезнут с рынка, ну, я на это глубоко надеюсь.

ЦИФРА

35,3 миллиона кубометров - это законный объем вырубок в 2016 году в Иркутской области, что превышает показатели времен СССР.

1,1 миллионов кубометров древесины заготовили черные лесорубы. Это 71% от общего объема нелегальной лесозаготовки в РФ.

3 166 фактов незаконной рубки зафиксировали правоохранители в 2016 году, ущерб составил 5,4 млрд. рублей.

Китай лидирует и в официальных закупках российской древесины. На его долю в 2016 году пришлось 64% (12,76 млн. кубов) необработанного леса.

Новейшую методику применяют в Томске.

Новейшую методику применяют в Томске.

КОММЕНТАРИЙ ЭКСПЕРТА

Сергей Ермаков, руководитель лесной юридической службы:

«Проект хорош лишь на бумаге»

- Этот проект хорош на бумаге, на деле будет иначе. Вы привели «удачный» пример с Иваном Петровым, но в реальности выглядит все так. Петров планирует реализовать 100 кубов древесины. У него два пути – либо действительно вырубить деляну и продать лес, либо сбыть документы, договор купли-продажи, и хорошо на этом заработать. Последнее выгоднее, да и лес на его участке вполне может быть к этому времени срублен, а деньги за него получены. Ценность же при этой серой схеме имеют именно документы на древесину, которая по бумагам на этом участке тайги еще есть.

Таким образом, документы Петрова оказываются у нелегального бизнесмена, который пользуется ими, вырубая лес совсем в других местах. А потом выписывает товарно-транспортные накладные и привозит незаконно вырубленный лес на пункт отгрузки древесины (ведь на каждом стволе чипа-то нет), где его благополучно легализовывает. Это наиболее распространенная «серая» схема среди арендаторов среднего уровня, есть и другие.

Разумно ли проверять уже на третьем и последующих этапах: сопроводительные документы, пластиковые карты, правильность внесения в систему ЕГАИС? Когда все уже давным-давно якобы легализовано.

А КАК У НИХ?

На Дальнем Востоке за черными лесорубами следят из космоса

В прошлом году на Дальнем Востоке представили систему космического мониторинга лесов «Вега-Приморье». Технология уникальна и не имеет аналогов в мире – космические снимки в автоматическом режиме делаются с определенным интервалом. По ним можно сразу понять, где изменился лесной покров, что может указывать на присутствие там лесорубов.

- Космический мониторинг – лучший способ контроля над ситуацией в лесохозяйственной отрасли, - уверены местные власти. - Он поспособствует снижению нелегального оборота древесины. Все потому, что с космоса, не поверите, можно разглядеть реальный объем вырубок и сравнить его затем с задекларированным.

Примерно та же схема только-только начала действовать в Хабаровском крае и называется она «Кедр».

В Красноярском крае на страже авиапатруль

Чтобы не попадаться на глаза, черные лесорубы часто забираются далеко вглубь леса, и найти их порой можно только при помощи авиапатрулирования. В такие рейды отправляются сотрудники подразделений по борьбе с экономической преступностью, иногда совместно с Росгвардией и ГИБДД. Порой во время одного рейда правоохранители находят целые полосы вырубленного леса с многомиллионным ущербом.

В Томске опробуют метод ДНК-анализа древесины

Новейшую методику применяют в Томске. Там на страже - ДНК-анализ, который определяет принадлежность дерева к конкретному месту по любому его фрагменту. При этом достаточно даже опилок. Геном растительной клетки расшифровывает целая группа ученых. И, кстати, есть уже первые результаты. Так в марте этого года правоохранители получили результаты ДНК-экспертизы древесины, которую браконьеры вывозили без документов из пригородного леса. И теперь они могут стать неопровержимым доказательством незаконной рубки в суде. Уголовное дело, между прочим, возбудили еще в прошлом году, но доказательств, увы, не было. Теперь есть.