Политика

Белоруссия накануне генерального сражения: Тут даже сгущенку записали во «враги революции»

Как изменился Минск за время протестов? И чего здесь ждут дальше? Обозреватель «КП» Владимир Ворсобин видел первые митинги после белорусских выборов. И приехал сюда снова перед «всеобщей забастовкой»
Обозреватель «КП» Владимир Ворсобин обнаружил революционную борьбу в минском супермаркете. Фото: Иван Иванов

Обозреватель «КП» Владимир Ворсобин обнаружил революционную борьбу в минском супермаркете. Фото: Иван Иванов

ПОД НОГАМИ - «НАРОДНЫЙ УЛЬТИМАТУМ»

Перед генеральными сражениями, наверное, всегда так.

С виду Минск как Минск.

Ты, покинувший этот революционный город два месяца назад, разглядываешь его недоверчиво. Словно, подзабытого больного родственника. Вроде и выглядит он хорошо.

Но что-то не так...

Минску лучше. На улицах покой и порядок. Флаги красно-зеленые. Ни одного красно-белого. Боже упаси. Коммунальные службы, пожарные, милиция месяц карабкались по городским балконам, чтоб уничтожить всю заразу – оппозиционную символику.

Выжгли штрафами. Чистота.

Народ с виду безмятежен. Даже моих родных «тихарей» (сотрудников в штатском), этих великолепных инструкторов по бегу (от них), не видно.

Ты даже сверяешься с календарем – 23 октября? 23-е. Завтра-послезавтра объявленное Тихановской восстание. Так?

Под ногами на асфальте доказательство – белой краской: «25.10. Народный ультиматум». Так...

Напоминание о будущем митинге - прямо под ногами.

Напоминание о будущем митинге - прямо под ногами.

Фото: Владимир ВОРСОБИН

Включаешь телевизор. Там сидят те же люди. И все так же проклинают оппозицию, взывая к разуму митингующих в старом-добром стиле.

Как же в минские окаянные дни я любил этот стиль - побегаешь под шумовыми гранатами, наглотаешься слезоточивого, а потом включишь белорусское телевидение и медитируешь.

«Проигрывать надо уметь, оппозиции надо признать поражение, подготовиться лучше и постараться выиграть в следующий раз...».

Хо-ро-шо!

И уже выключая мой ласковый ящик, замечаю странное....

ОТЧАЯНЬЕ ТЕЛЕЯЩИКА

Показывают задержанного демонстранта, одного из героев ролика, где в омоновца бросают картонной коробкой с мусором.

Диктор готовит зрителя к очередному разоблачению. Дескать, эти негодяи только в толпе смелые, а тут слова не вытянешь.

Телевизионная девушка берет у арестованного интервью. Камера старательно показывает только профиль.

Мужик смотрит свирепо. Отвечает односложно. Но на решающий вопрос – признает ли себя виновным, вдруг оживает: «Пользуюсь правом не свидетельствовать против себя» вместо простого «Нет». И на этих словах поворачивается к камере и смотрит со злым юморком.

Правая часть лица его была полностью разбита. Под глазом синяк.

Присвистываю. Бил профи. Левша.

Как они такое пустили в эфир?!

Переключаю канал. Оттуда на меня прыгает странный человек. В полном одиночестве он носится по телестудии, проклиная мятежников. Причем обращается к ним лично:

«Эй, вы (далее незнакомая фамилия), у нас есть видео, которое мы пока не будем публиковать. У нас есть совесть и чувство достоинства в отличие от вас...»

Показалось даже, что ведущему терять нечего. Он мучился отчаяньем.

А это что-то новое. В воздухе потрескивало электричество...

В новостях белорусского государственного ТВ демонстрируют сюжеты с задержанием провокаторов и прочих участников беспорядков.

В новостях белорусского государственного ТВ демонстрируют сюжеты с задержанием провокаторов и прочих участников беспорядков.

«ГОТОВЯТСЯ...»

Выхожу на тишайшую, усыпанную осенним золотом улицу, из любопытства заглядываю в соседний магазин и говорю продавщице невинное:

- Я к вам на разведку.

И началось.

- Вы Нарышкин? – заулыбалась продавщица.

- А он еще не уехал? – вскинулась уборщица.

- Простите дамы, - говорю. - Какой Нарышкин? Из СВР?

- Да, - сказал мне магазин. - Вы новости не читали? А Тихановская с европейскими лидерами сейчас встречается. (и тихо) Готовятся...

Смотрю в телефон – и правда...

Впечатление, весь Минск сосредоточился. И нервно следит за новостями. Его опять ждут два Дня Ненависти. И от ожидания очередного боя – трясет обе стороны.

СТРАНА — КАК ЕЖ

В отличие от жарких, красно-бело-знаменных августовских дней, где эмоции неслись по венам улиц Минска под радостные крики сирен, сейчас Белоруссия дрожит от внутренней истерики.

Каждый выходные 300-700 задержанных.

Каждую неделю – тысячи вызовов в милицию, штрафы.

У затравленных соцсетями, замученных тасканием сограждан в автозак омоновцы, рвутся нервы. Последние видео: два десятка милиционеров бьют палками по случайному автомобилю. Просто по капоту. Колотят в молчаливой, мужской истерике.

Страна - как еж. Ощетинились иголками. В напряжении и что страшно – в полнейшей, стерильной тишине... Перед решающим (кто знает) боем.

Оппозицию терзают сомнения – удастся ли общенациональная забастовка? В городе считают – нет. Не бросят белорусы работу. Проиграет Тихановская.

Дрожит и власть.

Лукашенко вроде бы подготовился к бою старательно – уволил ректоров, не справившихся со студентами, пригрозил последним забрить в армию. Заявил, что всех протестующих выследят камеры, не торопясь, найдут каждого и накажут.

Но в последний момент власти вдруг отменяют про-лукашенковский воскресный митинг.

- Коллапс будет – мы парализуем Минск, – объяснил Лукашенко. - 250 тысяч человек хотят ехать Батьку поддержать.

Президент Белоруссии Александр Лукашенко.

Президент Белоруссии Александр Лукашенко.

Фото: REUTERS

Противники президента зубоскалят, мол, какой коллапс?! Даже по разнарядке люди отказываются ехать в Минск помогать Лукашенко. Даже за отгулы.

Но остальные нехорошо призадумались – что же такого мог сообщить Лукашенко Нарышкин, чтоб у властей резко сменились планы?..

Ну и, конечно, одолевали главные вопросы. «Белорусский ОМОН: бить или не бить?» И что делать дальше?

И вот тут, среди белорусской неврастении, я снова зашел в магазин. Опять-таки невинно. За продуктами.

И снова нервы. Мои белорусские знакомые сказали – эй, парень, не все так просто.

Приложение «Крама» у тебя есть? Нет? Ну, Володь, как же так...

«ПРЕСТУПНЫЙ» ЙОГУРТ. НО ВКУСНЫЙ ЖЕ!

И вот я сознательно совершаю преступление, осознавая всю его тяжесть. Бесстыже глядя прямо в глаза всему (да-да!) прогрессивному человечеству. Готов к санкциям и черным спискам, но не могу с собой ничего поделать.

Я прямо сейчас пью йогурт «Савушкин». И вот-вот открою банку сгущенки «Рогачевская».

Вкусная же это штука - контрреволюция!

Дивная история. То ли потому что брестская кампания «Савушкин» сделала подарок ОМОН (подарила ему бочку мороженного), то ли отказавшись от белорусского языка не этикетках, но от чего-то оппозиция объявила предприятию бойкот. Как, впрочем, и всем госпредприятиям страны.

Что с революционной точки зрения понятно – чем хуже экономике, тем хуже режиму (шепотом: и народу?)

А для того, чтобы правоверный революционер случайно не съел ничего скоромного, было придумано (точнее взято у чехов) приложение. Сканируешь товар своим смартфоном и тот рекомендует: брать или нет.

Приложение "Крама" подскажет революционеру, можно ли покупать тот или иной сыр или бутылку воды.Фото: Иван Иванов

Приложение "Крама" подскажет революционеру, можно ли покупать тот или иной сыр или бутылку воды.Фото: Иван Иванов

Наверное, чтоб поддушить недружественных бизнесменов, и приподнять дружественных...

И, добросовестно скачав игрушку, я отправился с магазинной тележкой в удивительный мир революционной логики. (из чего получился маленький фильм – смотрите на сайте или в моем телеграмм-канале «Ворсобин»)

ТРЕЗВОСТЬ БУНТАРЯ

Итак.

Купить белорусские носки не получилось – в телефоне выскочила красная от гнева табличка, из которой следовало – среди носкоделов завелись враги.

Конфеты мне тоже было нельзя – мои деньги ушли бы сатрапову государству. Приложение меня быстро лишило сметаны, молока, пива (протестующие оказывается обречены на полную трезвость – алкогольные акцизы уходят государству). А когда дело дошло до сгущенки, телефон от ярости даже подзавис.

«Работники «Рогачевского молочноконсервного комбината» активно участвуют в политических мероприятиях в поддержку недемократичных институтов в Беларуси...»

Брать продукцию предприятий, "поддерживающих недемократические институты в Беларуси", не рекомендуется.

Брать продукцию предприятий, "поддерживающих недемократические институты в Беларуси", не рекомендуется.

Но революционная диета кое-что мне все-таки разрешила. Приложение благосклонно помечало зелеными огоньками всю иностранную (в том числе и российскую!) продукцию, сок «Добрый» от «Кока-колы» и по непонятному принципу – некоторые белорусские предприятия...

КОРЗИНА НАСТОЯЩЕГО РЕВОЛЮЦИОНЕРА

И вот тут я сломался.

Собрав, было Корзину Настоящего Революционера, я заскучал по запретному йогурту. И … взял его. Потом сгущенку. А потом...

Мне подумалось даже. В Минске я второй день, но все это тихое безумие уже не удивляет. Есть даже шальная мысль – может это нормально?

Президент ходит по СИЗО, предлагая арестантам писать Конституцию, его противники сканируют штрих-коды вражеских йогуртов...

Господи, храни Белоруссию.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Юрий Воскресенский: «Лукашенко нам в СИЗО сказал: это мой последний срок. Клянусь детьми»

Белорусский оппозиционер, вышедший на свободу после встречи в СИЗО с Лукашенко, рассказал обозревателю kp.ru Владимиру Ворсобину, что во власти страны есть «партия мира» и «партия войны» (подробности)